Место встречи

Наталия Курчатова
14 июля 2008, 00:00

Марсель Хассин, загадочный человек, получивший опыт учения в буддийских группах «Третьего пути», состоявший в тарике (суфийской общине) Омара Али-шаха и проводивший какое-то время «в темной комнате наедине с черепом», создал бодрую компиляцию из обрывочных историко-культурных сведений, мифов, домыслов и эзотерических прозрений. Почти все эти сведения служат единой цели — доказать, что как Киев считается «матерью городов русских», так и территорию современного Афганистана следует воспринимать не только как разоренное гнездо Усамы бен Ладена, но и как страну высокой оккультной культуры — кто бы спорил! А также — как территорию, где располагается Шамбала и ее не менее волшебный град-близнец Агартха; помимо этого здесь же поместилась суфийская «обитель ангелов и просветленных» Хуркалья, здесь же нашли приют потерянные колена Израилевы, здесь женился Иисус Христос и родился Заратустра. И всем этим мирам и замечательным людям вовсе не тесно здесь, поскольку это только на плоской географической карте Афганистан невелик, а вот по вертикали вершины Гиндукуша («убийцы индусов», поскольку в этих горах умирало множество индусов-рабов, как объясняет автор) уходят в небо на 7 тыс. и более метров. Ну а если подключить еще и план метафизический, то и вовсе становится просторно.

Смех смехом, а среднему европейцу настолько мало известно о Востоке, что при чтении ему потребуется приложить известное усилие для того, чтобы отделить щедро разбросанные автором зерна любопытных фактов от разных живописных плевел. Вообще же эта книжка — очередной тревожный симптом. Рынок гуманитарного «научпопа» в отсутствие адекватных авторов, сочетающих в себе качества ученого и популяризатора, все более оккупируется поделками, нашими ли, переводными, разной степени тенденциозности. И книжка Хасина — который да, наивно, с мистическим «перекосом», но старательно пытается вернуть Бактрии, Кушанской империи, Афганистану достойное их место в духовной истории человечества — на этом фоне даже кажется вполне себе ничего.