Пасмурный саммит

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
14 июля 2008, 00:00

Несмотря на серьезность надвигающегося экономического кризиса, на саммите «большой восьмерки» не было принято ни одного значимого решения. Собравшиеся лидеры, похоже, были вообще не склонны к ведению содержательного диалога

Почему японцы для проведения «восьмерки» выбрали озеро Тоя на Хоккайдо, было понятно с самого начала. На этом пустынном острове с загадочными труднодоступными уголками меж вулканических гор отличная инфраструктура и почти нет людей. Проблема обеспечения безопасности была решена самым концептуальным образом. Правительство ежегодно выделяет изрядные дотации на поддержание жизни на отдаленных территориях и возводит различные инфраструктурные сооружения на бюджетные деньги (сегодня обсуждается вопрос о строительстве скоростной железной дороги), однако народ с Хоккайдо все равно уезжает. Опыт же проведения «восьмерок» в различных медвежьих углах делает эти места привлекательными для туристов и служит быстрому экономическому процветанию бывших депрессивных территорий.

Остров хорошо подходил еще и потому, что с его северного края в хорошую погоду виден Сахалин. Собрав мировых лидеров на Хоккайдо, японцы ненавязчиво, без нажима хотели привлечь их внимание (в особенности внимание Дмитрия Медведева) к судьбе их «северных территорий». Для этого по всему пресс-центру были развешаны карты Японии с уже внесенными в ее состав островами.

Если же оценивать саммит с точки зрения не японской, а общемировой целесообразности, то даже истинные оптимисты говорят о его итогах сдержанно. Фактически клуб восьми не принял никаких значимых решений. Ни надвигающийся экономический кризис, ни резкий рост цен на продовольствие и энергоносители не заставили лидеров приложить усилия к поиску общего взгляда на проблемы. Отчасти это произошло оттого, что «восьмерка» как клуб утрачивает способность решать глобальные проблемы.

О чем бы ни шла речь, о продовольственном кризисе или парниковом эффекте, оказывается, что бурно развивающиеся Китай, Индия или Бразилия оказывают на процесс такое воздействие, что принимать какие-либо решения по этим вопросам просто невозможно. Принять столько новичков в тесный сложившийся круг тоже невозможно — это совершенно изменит формат организации.

Немаловажное значение имеет и другой фактор. По странному совпадению к власти в развитых странах все чаще приходят политики, не обладающие глобальным мышлением и оперирующие исключительно своими местными интересами. Вялость диалога на Хоккайдо во многом определялась составом участников.

Компания разных

Премьер министр Канады Стивен Харпер никогда не претендовал на роль заводилы в клубе, а Джордж Буш откровенно чувствовал себя отпускником. Он скучал, пламенно обнимал гостей из Африки в национальных костюмах и при каждом удобном случае упоминал, что его здесь почти что и нет. Последнее, что он попытался сделать, — поспособствовать интересам своих компаний в Зимбабве и заклеймить президента Роберта Мугабе. Когда же он понял, что это не получится, то уже окончательно расслабился и пытался получать удовольствие от чистого хоккайдского воздуха и загадочных пейзажей.

 pic_text1 Фото: AP
Фото: AP

Остальные лидеры это понимали, и никто не стремился установить особый контакт с уходящим американским президентом в приватной беседе.

Николя Саркози выглядел несколько потерянным — серьезные внутриполитические проблемы и острый конфликт с Великобританией мешали ему подняться до уровня глобальных вопросов. К тому же ему опять не удалось привезти с собой свою жену Карлу Бруни. Новоиспеченная первая леди и бывшая модель осталась во Франции — из-за выхода в свет своего нового музыкального альбома. Злые языки, впрочем, говорят, что эта причина не единственная.

На Сильвио Берлускони никто и не возлагал надежд как на переговорщика. Японцы даже как-то не очень ожидали его увидеть — по инерции на всех сувенирах был изображен Романо Проди. Берлускони и без того всегда чувствует себя плохо в таких компаниях, так как принадлежит скорее к сословию олигархов, чем политиков, и мероприятия такого рода явно не его стезя.

Хозяин саммита Ясуо Фукуда даже во внутренней политике имеет репутацию в большей степени чиновника, а не политика. Практически единственная его цель состояла в том, чтобы подкинуть новому российскому президенту идею о спорных островах, впрочем, очень аккуратно, без напористой риторики, скорее как пробный шар, чем как серьезное требование.

Открытиями саммита были два лидера, впервые приехавшие на подобное мероприятие, — британский премьер Гордон Браун и российский президент Дмитрий Медведев. Впечатление на собравшихся они произвели прямо противоположное.

Браун посеял в присутствующих сомнение, умеет ли он улыбаться. Крайняя необщительность и неразговорчивость премьера особенно вопиюще выглядели по контрасту с его предшественником Тони Блэром, умеющим очаровывать оппонентов. Говорят, на Брауна, под которым на родине сильно качается премьерское кресло, плохо подействовала разница во времени. Особенно странным у премьера вышло общение с Медведевым. За время всей беседы Браун не только ни разу не улыбнулся, но даже не взглянул на собеседника. Между тем в такой манере он попытался обсудить с российским президентом крайне непростые политические взаимоотношения двух стран. Неудивительно, что диалога не получилось.

Кажется, продуктивнее всего саммит прошел для Дмитрия Медведева. Ему было откровенно интересно в компании коллег, и улыбка почти не сходила с его довольного лица. В интервью российским СМИ он с удовольствием заметил, что в кулуарах саммита на самом деле действительно можно говорить друг другу все, что угодно, и совершенно неформально — даже шептать на ухо. Расслабленная атмосфера события как нельзя лучше подходила для боевого крещения российского президента. Он мог вдоволь наобщаться со своими иностранными коллегами, пытаясь нащупать свой собственный стиль ведения международных переговоров. От того, сумеет ли он его найти, зависит способность России отстаивать свои интересы на международной арене и находить компромиссы.

Пока Медведев подписал лишь один более или менее серьезный документ — заявление об увеличении добычи нефти. Несмотря на декларативный характер этой бумаги, у многих остались сомнения в целесообразности ее подписания. Осталось также неясным, была ли это продуманная уступка со стороны российского президента или же ему не удалось сказать «нет».

В нынешнем виде клуб выглядит устаревшим. Не исключено, что реформа G8 пройдет уже очень скоро. И смена администрации в США в 2009 году сможет стать серьезным катализатором для этой реформы

Чище не станет

Помимо энергетики на саммите обсуждалась и другая глобальная тема — потепление и связанный с ним парниковый эффект. В итоговом заявлении парниковый эффект был назван «одним из самых серьезных глобальных вызовов», стоящих перед человечеством», и была поставлена цель к 2050 году сократить выбросы углекислого газа в атмосферу на 50%. Такой итог организаторы называют огромным успехом — во многом потому, что Америка наконец с пониманием отнеслась к проблеме.

 pic_text2 Фото: AP
Фото: AP

«На прошлом саммите “большой восьмерки” лишь шесть стран выступали за пятидесятипроцентное сокращение выбросов к 2050 году, — заявила Каролин Олсен, представитель канадского премьера Стивена Харпера. — А теперь вся “восьмерка” соглашается с этим и призывает другие большие экономики мира последовать их примеру».

Влиятельная американская газета Washington Post и вовсе называет это заявление «особенным», поскольку под ним подписался Джордж Буш. Американский президент все предыдущие семь с половиной лет своего президентства был ярым противником мер по сокращению выбросов углекислого газа в атмосферу, считая, что это навредит развитию американской экономики. «Теперь же Джордж Буш сдался под давлением своих советников. Да и сам он, впрочем, понял, что проблема парникового эффекта весьма реальна и опасна, — сказал в интервью “Эксперту” научный сотрудник Американского института предпринимательства Кеннет Грин. — К тому же, ставя свою подпись, он ничего не терял. Ведь это заявление носит лишь рекомендательный характер».

Кроме того, в последние месяцы своего президентства Джордж Буш стал очень озабочен своим местом в истории, поэтому он и смягчил свою жесткую позицию по ряду вопросов, включая борьбу с парниковым эффектом.

Впрочем, многие эксперты не склонны столь оптимистично оценивать это «климатическое» заявление. Даже если представить себе, что все подписавшие это заявление страны серьезно отнесутся к его исполнению, на сокращение парникового эффекта это может и не повлиять. Недавно статус главного загрязнителя атмосферы у американской экономики перехватили Китай и Индия. А эти страны не входят в «большую восьмерку» и не собираются принимать серьезных мер по сокращению вредных выбросов в атмосферу, так как их важнейшим приоритетом является экономический рост. Для его достижения они используют все доступные энергоносители, вне зависимости от их экологической безопасности. Фактически Китай, Индия, Бразилия, Мексика соглашаются переходить на экологически чистые источники энергии только при одном условии: если разницу в цене оплатят богатые страны. А на этот шаг страны «восьмерки» не пойдут даже из любви к экологии.

«Зеленых» не обманули восторженные отзывы лидеров «восьмерки» о достигнутом успехе, и они в целом реалистично оценили итоги переговоров как нулевые. «Лидеры “большой восьмерки” снова подвели мир, — возмущается эксперт “Гринписа” Дэниел Миттлер. — Арктика тает, а они снова откладывают начало реальных действий. Вместо мер по защите климата мир снова получил лишь яркие слова… И единственный плюс этого саммита в том, что он последний для Джорджа Буша».

Вместо мер по защите климата мир снова получил лишь яркие слова. И единственный плюс этого саммита в том, что он последний для Джорджа Буша

Еду сожгут

Пожалуй, самой новой и острой темой саммита стала тема дороговизны продовольствия. Весь мир ожидал конкретных решений по обузданию роста цен на зерно. Ситуация с продовольствием сложилась действительно критическая. С 2005 года стоимость ряда продуктов питания возросла на 80%. По оценкам Всемирного банка, скачок цен на продовольствие уже перевел более 100 млн человек в разряд бедняков. И в ближайшее время в эту категорию попадет еще столько же. Во многих странах Азии и Африки уже проходят голодные бунты. Подорожание продуктов ведет к стремительному росту инфляции, которая угрожает не только развивающимся государствам.

Несмотря на важность проблемы, лидерам ведущих мировых экономик так и не удалось выработать общую концепцию решения проблемы. В итоговом заявлении «восьмерка» лишь поддержала инициативу Дмитрия Медведева о ежегодной встрече министров сельского хозяйства всех восьми стран-участниц и о проведении ежегодного сельскохозяйственного форума, а также указала несколько других декларативных целей. Столь пустое заявление было принято потому, что страны не смогли прийти к единому мнению по поводу причин столь резкого подорожания продуктов питания.

США и ЕС утверждают, что причиной бурного роста цен является увеличение потребления в развивающихся странах, прежде всего в Китае, где многомиллионное население стало иметь средств больше, чем на чашку риса в день. Однако накануне саммита влиятельнейшая британская газета Guardian опубликовала выдержки из секретного доклада Всемирного банка. В документе говорилось, что 75% роста цен на продовольствие было вызвано увеличением производства биотоплива в Соединенных Штатах и Евросоюзе. По данным журналистов Guardian, Всемирный банк не опубликовал доклад, дабы не ссориться с Вашингтоном и Брюсселем. Ведь американцы и европейцы утверждают, что за счет биотоплива цены выросли лишь на 3%.

Столь жесткая защита этанола со стороны США и Европы объясняется тем, что западные правительства, озабоченные высокими темпами роста цен на нефть, перевели массовое производство биотоплива в разряд приоритетных национальных проектов. И если три года назад на производство этанола в США шло лишь 10% кукурузы, то сейчас — почти треть урожая зерновых. А в Западной Европе на производство биодизеля идет половина производимого растительного масла. И это несмотря на то, что производство этанола из зерновых культур — весьма дорогое удовольствие и оно нежизнеспособно без серьезных государственных субсидий.

Публикация доклада Всемирного банка добавила аргументов Бразилии, которая уже много лет добивается свободного доступа на западные рынки этанола, производимого из сахарного тростника. Лишь высокие импортные пошлины на бразильский этанол не дают этой стране увеличить производство биотоплива. Причем бразильцы упирают на то, что увеличение производства этанола из сахарного тростника не вызовет глобального роста цен на сахар. Международные эксперты с ними согласны.

«Цены на сахар, в отличие от цен на зерно, остаются прежними, — заявил на радио “Свобода” сотрудник мюнхенского исследовательского института IFO Манфред Шепе. — Это объясняется избыточным производством сахара во всем мире, в частности в Южной Америке. В Европе, например, производство сахара сейчас сократили».

Однако на саммите Соединенные Штаты и Европа не сдали свою этанольную промышленность. Более того, в итоговом заявлении нет ни слова о сокращении производства «зернового» этанола в связи с ростом цен на зерно — лишь абстрактное утверждение, что необходимо переходить на создание этанола из биологических отходов.