Щедрый платит дважды

Вера Ершова
21 июля 2008, 00:00

Банк России предлагает ввести дифференцированную шкалу отчислений в фонд страхования вкладов в зависимости от уровня надежности банка. Направление верное, но метод реализации спорный

Недавно банковский комитет Госдумы порекомендовал принять во втором чтении пакет поправок в закон о страховании вкладов. Одна из самых обсуждаемых поправок — предложение о введении повышенных ставок отчислений в фонд страхования вкладов для тех банков, которые предлагают ставки по рублевым вкладам выше 1,5 ставки рефинансирования ЦБ, а по валютным — три годовые ставки LIBOR.

Идея дифференциации взносов в фонд страхования вкладов в зависимости от уровня надежности обсуждается с тех пор, как в 2004 году было создано Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Новый виток дискуссии породило предложение ЦБ о введении дифференцированных взносов, размер которых будет определяться в зависимости от ставок привлечения депозитов банками. Банк России указывает на то, что кредитные организации, готовые принимать депозиты под слишком высокие проценты, с большей вероятностью могут оказаться подобием финансовых пирамид, чей долг после банкротства придется погашать за счет фонда АСВ.

Однако цели, преследуемые ЦБ, заключаются скорее в получении рычага воздействия на ценообразование в сегменте размещения вкладов населения. «До 31 декабря 2006 года Центральный банк имел возможность ограничивать ставки по привлечению депозитов в отношении банков, допускавших нарушения. С утратой силы этого положения Федерального закона РФ “О Центральном банке РФ (Банке России)” финансовые институты имеют возможность привлекать средства населения на нерыночных условиях, неся при этом повышенные процентные и кредитные риски», — сетует директор департамента лицензирования деятельности и финансового оздоровления кредитных организаций ЦБ Михаил Сухов.

Дифференциация отчислений в фонд АСВ в зависимости от ставок по депозитам должна быть во благо всей банковской системе и вкладчикам. Приоритетная задача внедрения дифференцированной шкалы состоит не в ценовом регулировании, которого добивается Банк России, а в учете специфических рисков, привносимых в систему каждым финансовым институтом в отдельности, и выстраивании более эффективного взаимодействия банков и АСВ. Превращение цели в способ создает поле для дебатов об эффективности данной схемы.

Участники рынка сходятся во мнении, что рано или поздно АСВ должно прийти к системе дифференцированных взносов. Вопрос лишь в том, какую модель следует выбрать.

Парадокс одного индикатора

К стремлению убить двух зайцев (перейти к более гибкому регулированию и получить рычаги воздействия на ценообразование на рынке депозитов) представители банковского сообщества относятся настороженно. Действительно, можно привести несколько аргументов против подобной меры.

Прежде всего ставка привлечения депозитов как индикатор уровня надежности банка довольно неоднозначна, ведь есть еще много других источников фондирования, а следовательно, и другие ставки, которые служат косвенными параметрами надежности.

Кроме того, в связи с напряженной ситуацией с ликвидностью депозиты населения становятся достаточно важным источником ресурсов, и ставки по ним сейчас демонстрируют тенденцию к умеренному росту (см. график 1). Каким образом принцип дифференциации будет учитывать рыночную конъюнктуру в будущем, пока остается неясным, ведь даже привязка к ставке рефинансирования предполагает существование временного лага между рыночным ростом ставок и увеличением допустимого порога на уровне регулятора. К тому же для рынка депозитов характерна значительная региональная дифференциация, которая выражается в разбросе среднего уровня ставок в различных регионах. Это делает неоправданным поиск единого среднерыночного значения.

Наконец, в результате внедрения дифференцированной шкалы, основанной на величине депозитных ставок, наибольшая нагрузка по отчислению в фонд ляжет на те банки, в чьих пассивах депозиты играют роль основного источника привлечения средств. Зачастую это небольшие региональные кредитные организации, вынужденные для поддержания необходимого уровня ликвидности использовать сезонные акции с повышением ставок, увеличивая таким образом свою ресурсную базу. Также это банки, активно работающие с населением, и связь рисковости их политики и величины процентных ставок далеко не очевидна.

Прошлое лето запомнилось банкирам и регулятору шумными дебатами вокруг порядка расчета эффективной ставки по кредитам. В этом году ситуация может повториться, но уже с эффективной ставкой по депозитам. В банковском секторе пока не существует общепринятой схемы расчета. Ее разработка требует учета множества критериев, как то: возможность пополнения счета и банковских комиссий за подобные операции, платежи за дополнительные услуги и другие параметры, влияющие на реальную стоимость депозита.

У Банка России пока нет четкой позиции в отношении конкретных параметров предлагаемой схемы. Причем не только по вопросу процедуры расчета эффективной ставки, но и по определению самой «границы отсечения» для признания платы за депозит завышенной. Точкой отсчета в предлагаемой системе координат, скорее всего, станет ставка рефинансирования ЦБ, находящаяся сейчас на уровне 11%. По вкладам, привлекаемым более чем под 16,5% годовых (полуторакратное превышение над ставкой ЦБ), обязательные отчисления в фонд будут выше. В настоящий момент средняя доходность, получаемая вкладчиком по рублевым вкладам, привлеченным на срок более года, без учета вкладов до востребования, составляет 7,5%.

Для валютных депозитов ориентиром, по-видимому, будет служить ставка LIBOR. Средние ставки по вкладам в евро сроком более 1 года в настоящее время находятся на уровне 6,8% годовых, в долларах — 6,9%. В этом случае трехкратное превышение LIBOR станет критическим для признания ценообразования неконкурентным. Интересно, что в настоящий момент даже Сбербанк, аккумулирующий в своих пассивах более половины вкладов населения, не сможет удовлетворить критерию справедливости, предъявляемому к ставке по долларовым вкладам.

Главными аргументами сторонников данной схемы являются ее относительная простота в применении и выгоды, которые сулит введение дифференцированной шкалы. В случае банкротства кредитной организации, привлекавшей средства вкладчиков под неоправданно высокий процент, дополнительная нагрузка ляжет на фонд АСВ, что создает серьезный дисбаланс в системе. Свое видение проблемы предлагает Михаил Сухов: «Есть две возможности предотвратить развитие событий по нежелательному сценарию: восстановить у Банка России имевшиеся ранее полномочия (административный путь) или установить повышенную плату в фонд страхования вкладов для банков, привлекающих средства на нерыночных условиях (экономический стимул)».

Вы все еще не дифференцируете?

Сама идея перехода к дифференцированным взносам при условии эффективной реализации однозначно положительно скажется на банковском секторе в целом. Ведь одна из целей системы страхования вкладов — создание стимулов для банков к отказу от принятия на себя избыточного риска. Формирование страховых резервов на основе дифференцированной шкалы отчислений способствует этому значительно эффективнее, избавляя систему от проблемы «безбилетника» (free-rider), в роли которого выступают участники рынка с невысоким уровнем надежности. Плоская шкала отчислений в фонд АСВ повышает вероятность оппортунистического поведения со стороны склонных к риску кредитных организаций. На практике это означает, что банк, входящий в систему страхования вкладов, может придерживаться очень рискованной политики, что в конечном счете способно привести к банкротству. Платить за подобную политику будут более надежные финансовые институты.

Размеры отчислений финансовых структур в различные фонды и прочие предписанные ограничения в международной практике опираются на механизмы измерения уровня принимаемых рисков. Аналогичным образом действуют и системы страхования вкладов во многих странах. В международной практике можно выделить три основных подхода к определению критериев разделения банков по степени рисковости вложений в их пассивы. В наиболее распространенном варианте это количественные показатели деятельности банков, такие как достаточность капитала, качество активов и норма резервирования. На основе этого метода строится система диверсифицированных взносов в Турции и Перу, до недавнего времени он применялся и во Франции. Такой подход привлекателен прежде всего простотой и ясностью модели, построенной на исчисляемых факторах, таких как показатели нормативов.

Другой вариант методики основывается на взвешивании принимаемых рисков, уровень которых определяют исходя из качественных показателей. В этом случае размер отчислений для каждого конкретного банка является функцией от присвоенного рейтинга или мотивированного суждения надзорного органа. Степень риска устанавливается на основании оценки ключевых бизнес-процессов, качества менеджмента, текущего финансового состояния и прогнозного финансового состояния. Этот подход применяется в Колумбии и Гонконге. В Германии оценку надежности банков осуществляет Аудиторская ассоциация немецких коммерческих банков. Главное преимущество данной схемы в сравнении с количественным подходом — это учет спектра не прошлых, но текущих и будущих рисков.

Каждый подход обладает, безусловно, и рядом ограничений. В первом случае справедливость оценки требует поступления значительного массива высококачественной и надежной информации. Временной лаг, возникающий вследствие отставания расчетных показателей от текущего состояния деятельности банка, также создает искажения в оценке принимаемых рисков. Качественный подход предполагает значительную степень субъективизма при установлении весов и недостаточную прозрачность полученных оценок, что создает почву для ее оспаривания со стороны банка.

В 90-х годах системы дифференцированных взносов в ряде развитых стран стали опираться на комбинированную методику разделения банков по уровню рисков. Комбинированная методика основывается на определении удельного веса как количественных, так и качественных показателей. Первыми пример подали США, с 1993 года уровень надежности банка определялся на основе показателя достаточности капитала и надзорного рейтинга. В зависимости от присвоенного рейтинга банку следовало отчислять средства в фонд страхования, придерживаясь одной из шести установленных ставок. В 2007 году система была усовершенствована и стала предусматривать разный подход в зависимости от масштабов деятельности банка. Банки были разделены на высоко капитализированные, достаточно капитализированные и недостаточно капитализированные. Регулятор, опираясь на метод финансовых коэффициентов, присваивает банку один из трех уровней надежности и уже в зависимости от сочетания этих оценок определяет надбавку к базовой ставке. Преимущества имеют крупнейшие банки, обладающие кредитными рейтингами долговременных долговых обязательств от независимых рейтинговых агентств. Для них и базовая ставка ниже, и верхний предел ограничен. «Золотая середина» — комбинированная модель — является примером лучшей мировой практики страхования депозитов.

Вместе с тем сочетание достоинств двух подходов чревато и недостатками, которые создают особые трудности для применения описанных схем в отношении российской банковской системы. «Введение дифференцированной системы, основанной только на количественном подходе (нормативы ЦБ), могло бы привести к росту уровня нагрузки именно на крупные банки в силу их большей публичности и прозрачности», — указывает заместитель президента АСВ Андрей Мельников. Низкий уровень качества предоставляемой финансовой информации, недостаточно высокие стандарты качества банковского менеджмента и отсутствие опыта оценки стихийного банковского управления вкупе с высокой степенью субъективности количественного подхода являются основными препятствиями для перехода российской банковской системой на какую-либо из моделей дифференциации отчислений.

Низкий уровень качества предоставляемой кредитными организациями отчетности и невысокий уровень банковского менеджмента являются основными препятствиями для перехода к дифференцированным отчислениям в фонд страхования вкладов

…Тогда мы идем к вам

В АСВ сдержанно относятся к идее введения дифференцированных взносов, хотя и считают, что в будущем переход к такой системе не только возможен, но и желателен. Пока же низкое качество информации, предоставляемой банками надзорным органам, делает невозможным вынесение справедливого суждения надзорного органа об уровне рисков. «Проблема, которая существует, — недостаточная достоверность отчетности у отдельной группы банков. Так, в ходе ликвидационных процедур, проводимых АСВ, было выявлено, что реальная стоимость активов ликвидируемых банков составляет, как правило, около десяти процентов их балансовой стоимости», — комментирует Андрей Мельников.

Показатели банковской отчетности сегодня пока еще не могут служить ориентирами для установления уровня взносов в фонд страхования вкладов. По большому счету, предлагаемая схема — достаточно слабая мера с точки зрения перераспределения рисков внутри системы, это скорее инструмент ЦБ для ограничения перетока средств вкладчиков в высокорисковые банки. Наконец, есть простой принцип: необходимо сопоставлять цель и средства ее достижения. Ценовое регулирование на рынке депозитов прямым образом не ведет к повышению устойчивости банковской системы. Тем более если мы говорим о ценовом регулировании на рынке, отличающемся явным доминированием одного игрока (Сбербанка), на которого приходится примерно 51% вкладов.

Перспективы использования дифференцированной шкалы неизбежно связаны с определением уровня принимаемых системой рисков. Оценка рисков может базироваться на суждении регулятора, использовании применяемых им нормативов либо определяться исходя из независимого суждения. Учет всех плюсов и минусов существующих моделей позволяет прийти к выводу, что оптимальная модель находится на плоскости сочетания различных подходов. В частности, наработанными методиками определения уровня надежности банков обладают национальные и международные рейтинговые агентства (S&P, Moody’s, Fitch, «Эксперт РА», «Рус-Рейтинг»), чья оценка наряду с мнением регулятора и количественными индикаторами помогла бы создать разумный механизм работы со страхуемыми вкладами населения.

По состоянию на 01.07.2008 в реестр банков — участников Системы страхования вкладов были включены 933 кредитных организации. Размер фонда, находящегося под управлением Агентства по страхованию вкладов, на начало 2008 года составил 61,6 млрд руб., доходность временно свободных средств фонда по итогам 2007 года — 7,2% годовых.

АСВ осуществляет свою деятельность в течение четырех лет, в настоящий момент на различных этапах конкурсного производства находятся более 150 банков. Существенными фактами деятельности агентства за минувшие два года стало повышение максимальной суммы денежного возмещения по вкладу со 100 тыс. руб. до 400 тыс. и снижение ставки обязательных отчислений в фонд с 0,15 до 0,13% от объема привлекаемых депозитов.