Это — кризис!

Русский бизнес
Москва, 18.08.2008
«Эксперт» №32 (621)
В отечественном животноводстве разразился кризис. Смягчить его последствия помогут прямые дотации государства на покупку кормов и повышение пошлин на импортное мясо, считает генеральный директор ОАО «Группа “Черкизово”» Сергей Михайлов

— Многие сегодня говорят о кризисе в российском животноводстве, о его очень серьезных последствиях. Какой ситуация в отрасли видится вам?

— Ситуация и вправду сложилась критическая, и она только ухудшается. Суть происходящих изменений заключается в том, что начиная с августа 2007 года значительно, более чем на 60 процентов, выросла себестоимость производства мяса. Если в прошлом году мы покупали зерно — а оно занимает в кормах порядка 60–70 процентов — по 5 тысяч рублей за тонну, то к 1 января этого года цена, постепенно поднимаясь, достигла 8–9 тысяч рублей. При этом отпускные цены производителей увеличились максимум на 15–20 процентов. Разрыв между себестоимостью и отпускной ценой наблюдается уже более полугода, производители работают без прибыли, многие просто на грани банкротства.

Сразу хочу оговориться, ситуация крайне сложная. Это – мировая проблема. В мире зерно подорожало еще больше, чем у нас. То есть это уже не только внутрироссийская проблема, c которой можно справиться, это проблема общих рынков. Понятно, что Россия одна не может повлиять на происходящее. И поэтому правительство должно было отнестись к этому еще более серьезно, более внимательно.

— А правительство как отнеслось?

— Правительство, по большому счету, пока никак не реагирует. Ну, ввели экспортную пошлину на зерно в конце прошлого года, когда зерновые цены были уже на запредельном уровне. Внутреннему рынку это никак не помогло. Зерно все равно подорожало до максимальных значений, до 8–9 рублей за килограмм. И никакой помощи от наших властей не последовало. А ведь они могли, например, те деньги, которые получили в качестве пошлины — несколько миллиардов рублей, они же были сверхдоходные, бюджет их не закладывал, — отдать птицеводам и свиноводам в качестве дотаций до конца года на покупку кормов.

Можно сейчас говорить, что пошлину ввели поздно или она была недостаточно эффективной — надо было еще выше поставить. Опять же, ситуация сложная, потому что, ограничивая экспортные поставки зерна, мы бы усугубляли другую проблему — цены на мировом рынке еще больше бы выросли — и ограничили бы заработок для наших производителей зерна.

— Что происходило с отпускной ценой?

— Отпускные цены выросли совсем ненамного. Первый квартал — это, как правило, тихий период, новогодние праздники заканчиваются, потребление неактивное, производители и ритейл не слишком поднимают цены. Второй квартал тоже не особо активный в плане потребления мяса. Потом было еще косвенное административное давление на производителей — инфляция, надо с ней бороться. В итоге цены на птицу, на свинину, на колбасные изделия росли намного медленнее, чем себестоимость. Для того чтобы хоть как-то удержаться на плаву, цены должны были увеличиться хотя бы на 30–35 процентов. А сегодня, например, птица подорожала максимум процентов на десять-пятнадцать. По свинине была плохая ситуация тоже, но с мая пошло некоторое улучшение по цене.

— Появилась возможность поднять цены?

— Ситуация со свининой сложнее: здесь кризис длится не п

У партнеров

    «Эксперт»
    №32 (621) 18 августа 2008
    Война в Грузии
    Содержание:
    Непропорционально убедительная победа

    Российская операция по принуждению Грузии к миру оказалась наиболее успешной военно-политической акцией России за всю постсоветскую историю

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Реклама