Популярная агорафобия

Культура
Москва, 18.08.2008
«Эксперт» №32 (621)

Фильм «Закрытые пространства», вышедший на минувшей неделе в неожиданно широкий отечественный прокат, показывает, что в России научились снимать, как в Европе: легко, непринужденно, популярно, для молодых зрителей, которых не обязательно считать идиотами. Даже в том случае, если они обрекли себя на добровольное заключение в четырех стенах.

Бюджет небольшой, жанр условно определяется словосочетанием «психологическая трагикомедия». Словом, кино не для всех. Узнав, что «Закрытые пространства» режиссера-дебютанта Игоря Ворсклы не заинтересовали отборщиков больших фестивалей, с печалью констатируешь: вот очередной отечественный арт-фильм, которому не суждено привлечь внимание. Ну да, давно известно: любят у нас одну попсу, а кино поумнее-посложнее смотреть не желают... Стоп, секундочку: в отличие от признанных «фестивальных хитов», с большим трудом встающих в кинотеатральную сетку даже на десяти копиях, «Закрытые пространства» выходят аж на ста. Сто кинотеатров — это, кажется, беспрецедентно для фильма без звезд и спецэффектов (если не считать таковым вполне целомудренное обнажение в кадре актрисы Марии Машковой). Может, тут какая-то ошибка?

Нет, все правильно. См. биографию автора сценария и постановщика, он же продюсер. Он принял, как епитимью, непроизносимую фамилию Ворскла вместо нормативной фамилии Лебедев, под которой на протяжении многих лет выпускал на видео и в кинотеатрах, а также неустанно пропагандировал «Другое кино». Лебедев со товарищи подарил зрителю картины Ларса фон Триера и Бруно Дюмона, Брайана де Пальмы и Ингмара Бергмана, Майка Ли и Райнера Вернера Фассбиндера. Как ни трудно в это поверить, похоже, смотря эти фильмы, публика выросла и повзрослела, а теперь готова к просмотру отечественного арт-хауса. Ибо «Закрытые пространства», вне всякого сомнения, «другое кино». И (вот парадокс!) все-таки «кино для всех». Ведь эта скромнейшая история затрагивает — пусть поверхностно и ненавязчиво — некоторые проблемы нынешних молодых. Тех самых людей, которые в России ходят в кино.

Новейшее поколение российских кинематографистов (Валерия Гай Германика, Бакур Бакурадзе) наконец осмелилось увидеть реальный облик Москвы — одного из самых неуютных и неприспособленных для жизни городов цивилизованной планеты. Игорь Ворскла выходить на улицу пока не решается. Начинается его картина в офисе, где душат и мутузят друг друга два немолодых корпулентных гражданина (то ли бизнесмены, то ли политики), продолжается и завершается в квартире, где разыгрывают бесконечный любовный/нелюбовный треугольник трое молодых героев. Однако «Закрытые пространства» — фильм о Москве, ибо все его персонажи сознательно запирают себя в замкнутых помещениях. Детские и подростковые фрустрации, социальная и семейная необустроенность, неприспособленность города для жизни в нем… причин для агорафобии хватает. Но выбор собственного приватного пространства вместо пространства общественного — это еще и латентная форма протеста против мира, который мы все поневоле делим друг с другом

У партнеров

    «Эксперт»
    №32 (621) 18 августа 2008
    Война в Грузии
    Содержание:
    Непропорционально убедительная победа

    Российская операция по принуждению Грузии к миру оказалась наиболее успешной военно-политической акцией России за всю постсоветскую историю

    Обзор почты
    Международный бизнес
    Реклама