Временные сласти

Культура
Москва, 25.08.2008
«Эксперт» №33 (622)

…А и представление — презентация, яко бусурмане на песьем языке своем брешут, — письменника Владимира Сорокина сочинения нового, «Сахарный Кремль», богато было обставлено, будто и не скромные, сдержанные, во френче строгом стабильные нулевые на дворе, но разгульные лихие девяностые краснокафтанные. Как спускаешься в подземелие «Петрович»-клуба славного, как проходишь под взглядами внимательными охранников корпулентных, — так и попадаешь в залу, столами широкими очерченную, а на столах тех — все, что душе угодно: и водочка хлебная, и винцо доброе, и говядинка тушеная с картошечкой рассыпчатой, и огурчики хрустящие, и сальцо подтаявшее на хлебушке духмяном бородинском, и розовеющая нежно рыбица пород лососевых, по недомыслию красной называемая.

Опрокидываешь рюмку хлебной подле ликов деревянных Пушкина, Гоголя да Есенина, сальцом да рыбицей закусываешь — и оглядываешь залу, людей полную.

Вот двое круглых амбалов лысобритых с микрофонами, на спине у одного непонятное «Фисун» написано, у второго — «Стоматолог», а меж ними человек, на Романа Трахтенберга похожий, да, пожалуй, и сам он, Трахтенберг-то, с бородкой рыжей клочковатой, — и горланят все трое: «Я ха-чу на мес-та!... Кан-стан-ти-на Эрн-ста!..». И то верно, киваешь согласно, как не хотеть: сидел бы себе на игле Останкинской, Слово да Дело Государево освещал верно, драмедиями мыльными да криминальными шоу чернушными зрителя массового приглушая, чтобы не думалось зрителю тому лишнего, — да горя б не знал.

Вот по зале, народу полной, гости снуют дорогие, непростые: то режиссер Дыховичный исподлобья глянет глазами горящими; то музыкант Мазаев, на вымершего ящера похожий, берет на голову напялит, то — неужто! — Светлана Конеген очками сверкнет, а и оправа-то у очков разная: на одном очке — белая, на другом — черная, дуализм, стало быть, диалектика с амбивалентностью; то Саша Гаврилов, литтехнолог неутомимый, шутихою-чертом через залу проскачет…

А вот и сам письменник Сорокин стоит — красивый, в белом весь, волосы длинные серебрятся, на плечи ниспадают; в бородку мушкетерскую улыбается, на Арамиса, жизнью малость поистертого, похожий — из «Десяти», стало быть, «лет спустя». А вокруг него цветник девичий — ластится, в глаза заглядывает, слОва мудрого на диктофон ждет. А рядом с ним Кремль в полроста человеческого высится, под лампами сверкает, переливается; и не сахарный тот Кремль вовсе — ледяной; сахар-рафинад у подножья лишь рассыпан, и, уж верно, не просто так это, ан — метафора; каким и быть-то Кремлю державному, коли не изо льда? Улыбается Сорокин довольно, на Кремль заиндевевший глядя, — будто и не в четверти часа ходу неспешного отсюда Дом Большой лубянский зиждется, будто и не сидят там, глаз не смыкая, силовики недреманные, не озирают зорко Россию, на крюке чекистском блаженно обвисшую, в поисках крамолы злокозненной, не берут на карандаш таких вот, письменнику Сорокину подобных, отщепенцев внутренних, диссидентов соросовских, посреди благолепия нефтегазового дистопиями охульными балующихс

У партнеров

    «Эксперт»
    №33 (622) 25 августа 2008
    Налоги
    Содержание:
    Последний довод бухгалтеров

    Министерство финансов пророчит коллапс бюджетной и пенсионной системы. Единственная цель этой страшилки — торпедировать инициативы Минэкономразвития по радикальному сокращению НДС

    Обзор почты
    Реклама