Черный сфинкс

Экономика и финансы
Москва, 01.09.2008
«Эксперт» №34 (623)
Провалы мировой цены на нефть всегда неожиданны, и ни одна из конкурирующих теорий не дает им удовлетворительного объяснения. Рычагов, с помощью которых кто-то из сегодняшних крупных мировых игроков мог бы сознательно, быстро и с приемлемыми издержками скорректировать нефтяные цены, не просматривается

Может ли Запад манипулировать ценой нефти для давления на Россию? Вопрос совсем не отвлеченный, учитывая резкое обострение внешнеполитической обстановки вокруг нашей страны, вызванное войной в Южной Осетии и бурей эмоций от признания Россией двух национальных анклавов еще недавно формально целостной Грузии. Определенный аналог нынешней ситуации можно увидеть в событиях 1986 года. Тогда четырехкратное падение цен на нефть вместе с последовавшим годом позже коротким, но мощным ростом цен на зерновые (тогда мы их импортировали) явно приблизило конец и так дышавшей на ладан «перестроечной» экономики СССР, заставив его руководителей метаться по миру в поисках кредитов.

Хотя убедительных доказательств конспирологической трактовки событий на нефтяном рынке 22-летней давности так и не было предъявлено, она остается весьма популярной. Действительно, в 1986 году довольно резко, почти на 40%, увеличили добычу такие дружественные США страны, как Саудовская Аравия, Кувейт и ОАЭ. Однако не стоит забывать, что перед тем производство нефти в этих странах уменьшилось в 2,5 раза по отношению к пику 1979 года. За пределами ОПЕК довольно интенсивно, без каких-либо провалов росла ставшая после взлета цен рентабельной добыча в Северном море Великобританией и Норвегией, наращивали добычу также Мексика и Китай. Но эти страны произвели тогда лишь 15% мирового объема добываемой нефти. Наконец, и сам Советский Союз, оставаясь безразличным к сотрясавшим мир энегокризисам и шокам, продолжал планомерно наращивать добычу (за время брежневского застоя выросшую вчетверо), приближаясь к историческому максимуму 1987 года (624 млн тонн), который для отдельно взятой страны не будет перекрыт уже никем и никогда. Однако в целом мировое предложение выросло в 1986 году лишь на 4%, что вряд ли само по себе могло обвалить рынки. Особенно учитывая, что как минимум 15% этого прироста приходилось на варившийся в собственном соку и никак не влиявший на мировые цены соцлагерь.

Гораздо более убедительно трактует движение мировой нефтяной конъюнктуры в начале 80-х гипотеза о «нефтяном затоваривании» (oil glut). Говоря кондовым микроэкономическим языком, произошло столкновение высокоэластичного в ту пору мирового спроса на нефть (многие резервы энергосбережения лежали на поверхности и в результате двух ценовых шоков были довольно быстро задействованы) и неэластичного к снижению цен предложения (движение цен вниз не привело к снижению добычи из-за избыточных мощностей в странах ОПЕК, образовавшихся в период падения спроса в результате ирано-афганского нефтяного шока 1979 года). Сегодня, кстати, ситуация с эластичностями, похоже, диаметрально противоположная: предложение малоэластично к повышению цен ввиду отсутствия резервов мощностей, что иногда объясняют недоинвестированием отрасли в период между двумя ценовыми пиками.

На ситуацию с нефтяными ценами повлияло и общее изменение моды в мировом макроэкономическом регулировании в первой половине 80-х. Сначала переход от кейнсианских «бюджетных импуль

У партнеров

    «Эксперт»
    №34 (623) 1 сентября 2008
    Абхазия и Южная Осетия
    Содержание:
    Операция «Мрачная решимость»

    Признав Абхазию и Южную Осетию, Россия доказала, что является в полной мере суверенным государством

    Обзор почты
    Экономика и финансы
    Реклама