Как в России, только комфортнее

Юрий Дорохов
1 сентября 2008, 00:00

Изменения в налоговом законодательстве позволят Казахстану снизить нагрузку на перерабатывающую промышленность и сектор услуг, но не станут стимулом к диверсификации сырьевой экономики

На этой неделе в нижнюю палату казахстанского парламента мажилис должен поступить проект нового Налогового кодекса. Этого события в республике ждали давно. «Самая главная проблема нынешнего кодекса — несоответствие конституции, декларирующей равенство различных форм собственности. Национальные компании, иностранные инвесторы, заключившие соглашения о разделе продукции, социально-промышленные корпорации действуют по своим правилам. Субъекты предпринимательства не равны», — говорит член Форума предпринимателей Казахстана Евгений Бессонов. Того же мнения придерживаются и эксперты Всемирного банка, подготовившие специальный доклад с анализом налоговой системы Казахстана, который учитывается в новом кодексе.

Именно неравенство, в частности освобождение финансовых организаций и строительных компаний от уплаты НДС, сыграло заметную роль в том, что на рынке недвижимости Казахстана надулся спекулятивный пузырь, лопнувший в конце прошлого года. Казахстанские банки активно фондировались за рубежом (доля внешних заимствований в прошлом году превысила 50%) и активно кредитовали строителей. Резкое сокращение потока кредитных средств из-за рубежа и мировой кризис ликвидности ударили по строительной отрасли страны: за первое полугодие 2008 года объем инвестиций в жилищное строительство упал на 2,3%, а объем ввода в эксплуатацию жилья — на 7,7%. В строительных компаниях начались массовые увольнения.

Малый и средний бизнес тоже столкнулся с проблемами при получении кредитов на пополнение оборотных средств: уже за первый квартал 2008 года объем выдачи кредитов упал до 50% от среднемесячных показателей 2007 года. За зиму-весну 2008-го из небольших компаний уволилось 600 тыс. человек из 1,4 миллиона.

Все это побудило правительство заняться реформой налогового законодательства. В феврале была сформирована рабочая группа по разработке нового Налогового кодекса, проект которого был представлен в ходе двух круглых столов, прошедших в Астане минувшим летом. В новом кодексе разработчики попытались реализовать концептуальные идеи, сформулированные в докладе Всемирного банка: отмена большинства льгот и преференций, создание равных условий для всех участников рынка, оптимизация налогового администрирования, снятие нагрузки с малого и среднего бизнеса. Перенос налоговой нагрузки на сырьевой сектор должен создать предпосылки для диверсификации экономики.

Большинство опрошенных нами экспертов считают, что новый кодекс, безусловно, прогрессивнее действующего. Но и он не лишен недостатков: принципы, декларировавшиеся при его разработке, не были реализованы в полной мере. И вряд ли все остающиеся вопросы удастся снять до 1 января 2009 года, когда новый кодекс должен вступить в силу. А значит, реформирование налоговой системы в ближайшие годы нужно продолжить. Если судить по высказываниям представителей правительства, в будущем будет выдержан курс на сближение с мировым законодательством, прежде всего с российским, вплоть до унификации ставок по некоторым видам налогов.

Одиннадцать источников и составных частей

Общее количество налогов в новом кодексе остается неизменным — одиннадцать, как и в действующем законе. Но при этом разработчики проекта внесли изменения в режим их уплаты.

Прежде всего резко сократилось количество льгот. Новая редакция кодекса исключает возможность заключения соглашений о разделе продукции (СРП). Всего в Казахстане было заключено 14 СРП, из которых реально работают восемь. По неофициальным данным, режим налогообложения по ним исключительно благоприятен для участников соглашений. Действующие СРП пересматриваться не будут, равно как и контракт с ТОО «Тенгизшевройл», казахстанской «дочкой» компании Chevron, работающей на Тенгизском месторождении нефти на принципах стабильного налогового режима.

Преференций лишатся компании, решившие зарегистрироваться в специальных экономических зонах (СЭЗ). Их в Казахстане четыре. На них распространяется освобождение от уплаты налога на имущество и земельного налога. Одна СЭЗ освобождена от корпоративного подоходного налога (КПН). Впрочем, инвесторы, уже работающие в спецзонах, смогут пользоваться нынешним налоговым режимом до 2014 года. Отметим, что примеры запуска новых производств в СЭЗ остаются единичными, а значит, на валовом сборе налогов в масштабах страны новация практически никак не отразится.

Что касается отдельных налогов, то по большинству из них ставки уменьшены. Как показал опыт, снижение ставок необязательно означает уменьшение налоговых поступлений. Так, по словам председателя Налогового комитета министерства финансов Нурлана Рахметова, за первые пять месяцев 2008 года уровень налоговых поступлений вырос на 1,7% и составил 25,6% ВВП, «несмотря на снижение ставок налога на добавленную стоимость и социального налога».

НДС в Казахстане снижают уже несколько лет подряд. Еще в 2004 году ставка по налогу составляла 16%, сейчас — 13%. В новом кодексе заложена ставка 12%. Отметим, что в России уже несколько лет ставка НДС остается на уровне 18%, и на прошлой неделе российский Минфин в очередной раз отказался ее снизить.

Существующие льготы по НДС новый Налоговый кодекс также отменяет — лишь импорт оборудования, не производимого в Казахстане, не будет облагаться налогом до 2012 года. Вместо прочих льгот вводится автоматический возврат суммы превышения зачетного НДС над начисленным (дебетового сальдо). На первых порах автовозврат коснется крупных налогоплательщиков, подлежащих республиканскому мониторингу, в основном крупные сырьевые компании и банки.

Остальные налогоплательщики — менее крупный бизнес — оказываются не в столь выигрышном положении. Претендующим на возврат НДС придется пройти налоговую проверку. Дебетовое сальдо им вернут, если его размер превысит 2 тыс. минимальных расчетных показателей (около 17 тыс. долларов). При этом, как замечает первый заместитель председателя правления национальной экономической палаты «Атамекен» Екатерина Никитинская, сроки возврата растянутся от 60 до 180 дней. «Это вымывание оборотки. Государство не имеет права так долго держать чужие деньги!» — заметила она в беседе с «Экспертом». Никитинская видит выход во внедрении системы управления рисками — ограничиться проверками лишь недобросовестных предпринимателей. Пока же у казахстанских налоговиков есть возможность практически непрерывно проверять компании.

Преференция по заявке

Зато участники рынка из реального сектора получили налоговые послабления по корпоративному подоходному налогу — аналогу российского налога на прибыль организаций. В России налог на прибыль организаций составляет 24%. В Казахстане — 30%, но по новому кодексу его предполагается снизить до 20% в 2009 году и до 15% в 2011-м.

Одновременно происходит отказ от узкоотраслевых льгот. Взамен участники рынка смогут претендовать на инвестиционные преференции по КПН в форме ускоренного вычета инвестиций в срок до трех лет. «Раньше нужно было идти в комитет по инвестициям, доказывать там, заключать контракт. Теперь можно будет купить оборудование и просто заявить: отношу на выплаты сразу или в течение трех лет. Это очень сильный момент», — отметила г-жа Никитинская.

По подсчетам разработчиков кодекса, потери бюджета от снижения ставки КПН до 20% составят в 2009 году около 1,4 млрд долларов, зато выигрыш от оптимизации льгот — примерно 1,5 млрд.

Новый налоговый закон пересматривает ставки и по ряду других налогов. В Казахстане в последние годы действовала регрессивная шкала социального налога — от 13 (зарплата до 150 долларов в месяц) до 5% (зарплата от 6 тыс. долларов в месяц). Теперь Казахстан переходит к плоской шкале на уровне 11% от фонда оплаты труда. Учитывая, что сумма соцналога уменьшается на сумму отчислений в госфонд социального страхования, реальная ставка соцналога составит 7% в 2009 году и 6% годом позже (в России действует ставка 34%).

Ставка индивидуального подоходного налога сохранена в Казахстане на уровне 10%. Отметим, что в России она составляет 13%, причем российский Минфин предлагает увеличить ее до 16%. Таким образом, при формальном сходстве налоговых систем двух государств грядущий налоговый климат в Казахстане выглядит более комфортным для бизнеса.

Перенос налоговой нагрузки на сырьевой сектор должен создать предпосылки для диверсификации экономики

Впрочем, изменения режима налогообложения лишь слегка затрагивают малый бизнес. «Дальнейшее снижение налоговой нагрузки на малый бизнес невозможно. Ставки налога и так уже равны двум процентам (предприниматели, работающие на основе патента. — “Эксперт”) и трем процентам (по упрощенной декларации. — “Эксперт”)», — говорит министр экономики и бюджетного планирования Бахыт Султанов. Однако преференции иного рода мелким предпринимателям будут предоставлены: увеличится порог для работ по патенту — с 2 до 8 млн тенге и количество работников — с одного до пяти человек.

«А вот для среднего бизнеса ничего не сделано, — говорит Евгений Бессонов. — Получая дополнительные льготы, крупный бизнес приобретает конкурентные преимущества в плане доступа на рынок труда, кредитов, земли, средств производства и так далее. В общем, ко всем видам ресурсов, включая административный. Средний бизнес не получил ничего. Значит, задача, поставленная президентом, — добиться того, чтобы средний класс составлял минимум 40 процентов общества, — не решается».

Не всем масленица

Доходы бюджетов, выпадающие из-за отмены льгот и снижения ставок, компенсируют другие налогоплательщики. По новому кодексу будут повышены ставки на дорогостоящее имущество физлиц (более 250 тыс. долларов) с нынешних 0,5 до 1%. По этому поводу на казахстанских интернет-форумах блогеры уже высказывают опасения, что, как только цены на недвижимость пойдут вверх (сейчас, на фоне кризиса, они падают), платежи владельцев квартир резко возрастут. Повысится ставка единого земельного налога (фермеры платят его вместо подоходного налога, НДС, налогов на землю, имущество и транспортные средства) — с нынешних 0,1 до 0,5%. Как считают разработчики кодекса, нынешняя ставка «не стимулирует эффективное использование сельскохозяйственных площадей».

Свои опасения высказывали и представители компаний, торгующих нефтепродуктами, правда, еще в самом начале работы над кодексом. Они считали, что правительство поднимет акцизы на топливо. Пока что этого не произойдет. Г-н Султанов пообещал, что акцизы на бензин (41,7 доллара за тонну) и дизтопливо (50 долларов) останутся неизменными. Зато будут подняты акцизы на алкогольную продукцию до уровня ставок на импортируемую продукцию, что соответствует правилам ВТО. К 2011 году рост должен составить 40%. Местные производители уже заявили, что рост цен на их продукцию приведет к ее вымыванию с рынка. «Удорожание отечественного алкоголя приведет к снижению объемов продаж казахстанского пива в сравнении с импортным. Таким образом, вступление данного законопроекта в силу позволит импортному производителю занять более выгодное положение», — заметила по этому поводу директор по коммуникациям ТОО «Пивоваренная компания Derbes» Альбина Богдай.

Однако главное бремя возмещения выбывающих налогов ляжет на недропользователей. Коэффициент налоговой нагрузки для нефтяников должен вырасти с 49,1 до 61,9% (при цене нефти 72,7 доллара за баррель). Новый кодекс предусматривает, как в России, введение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) вместо роялти. Ставка нового налога пока не определена — ожидается, что на сырую нефть она составит от 10 до 30%. Помимо НДПИ компании будут обложены рентным налогом на экспортируемые сырую нефть и газовый конденсат, а также налогом на сверхприбыль. В последнем случае недропользователи получили определенную льготу — размер необлагаемого чистого налога вырастет с нынешних 20 до 25%. При этом новый Налоговый кодекс будет учитывать инвестиционную составляющую будущих расходов.

Правительство обещает, что налоговый режим позволит недропользователям сохранить рентабельность на уровне не ниже 20%. Но представители отраслевой ассоциации Kazenergy все равно боятся, что предлагаемая правительством вилка ставок НДПИ на сырую нефть приблизит налоговую нагрузку у части компаний к уровню нагрузки российских компаний, которую казахстанские эксперты считают слишком высокой, лишающей российских игроков стимула инвестировать в развитие производства и разработку новых месторождений. «У нас тоже есть угроза, что НДПИ может отрицательно сказаться на разведочных работах», — говорит исполнительный директор республиканской ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий Николай Радостовец. При этом он не преминул заметить, что «в России нет налога на сверхприбыль. Это два очень близких налога, все можно изымать через НДПИ».

Последний дюйм еще не пройден

В целом эксперты положительно оценивают проект нового Налогового кодекса — он заметно упрощает порядок уплаты налогов. «Направление эволюции нашего налогового законодательства понятно — движение к мировым стандартам. Постепенное введение электронных технологий обслуживания налогоплательщиков приводит к тому, что они все реже видят живых налоговиков. Это сильный антикоррупционный фактор», — считает г-жа Никитинская. Снижается нагрузка на несырьевой сектор. Правда, если разработчики кодекса ошибаются с размерами налогов на сырьевые компании и они окажутся достаточно низкими, то это не приведет к снижению инвестиционной привлекательности нефтянки, а значит, говорить о диверсификации экономики не придется — она останется сырьевой.

Кроме того, аналитики обращают внимание, что разработчикам не удалось в полной мере реализовать ряд принципов. Кодекс, например, не стал законом прямого действия — в него не включены положения закона о трансфертном ценообразовании, который посвящен исключительно налоговым отношениям. Более того, положения закона и кодекса не во всем совпадают — разнятся, в частности, определения аффилированности.

Евгений Бессонов отмечает, что в казахстанском законодательстве сохраняются барьеры, мешающие небольшим компаниям перерастать из малого бизнеса в средний: поднявшейся компании сразу придется выплачивать налог на прибыль, НДС, соцналог, заметно возрастает количество проверок. «Это Налоговый кодекс переходного периода. Если он не будет совершенствоваться, у нас не будет среднего класса никогда», — прогнозирует г-н Бессонов.

Николай Радостовец указывает, что «в кодексе недостаточно учтены такие аспекты, как презумпция невиновности налогоплательщика. Сегодня компания должна оправдываться, доказывать, что не было недовыплат». А предлагаемые налоговым комитетом критерии добросовестности г-жа Никитинская считает неисполнимыми. «Например, отсутствие корректировок по налогообложению в течение налогового периода. Это нереально — любая незначительная бухгалтерская ошибка автоматически лишит компанию автовозврата», — объяснила она.

Еще один момент, нуждающийся в корректировке, с точки зрения «Атамекена» — коэффициенты, определяющие вычеты вознаграждений по кредитам (уровни процентной ставки). Для финансовых организаций оставлен нынешний коэффициент — 7 против 4 в реальном секторе. «Атамекен» предлагает уравнять их на уровне семи. При этом г-жа Никитинская напоминает, что неравенство участников рынка не устранено еще по одному вопросу: «Банковский сектор относит на вычеты провизии — какую сумму сформировал, такую и отнес. В реальном секторе ты тоже можешь поставить на вычеты сомнительные долги, но только через три года. Эту позицию нужно доработать, — считает она и предлагает обратиться к опыту России: — Там существует возможность создания резервов под сомнительные долги в пределах налогооблагаемого периода — и не нужно ждать три года».

«Мне кажется, что Налоговый кодекс Казахстана сейчас приближен к российскому варианту. Ведь у нас идет развитие единого экономического пространства. Возможно, в дальнейшем будет еще большее сближение двух стран, например будут унифицированы ставки по КПН, — полагает Николай Радостовец. — Дай бог, чтобы мы создавали равные конкурентные условия. Думаю, этот кодекс сыграет важную роль, убедит инвесторов, что теперь налогообложение будет более справедливым».

Алма-Ата