Пока в тройке

Петр Михальчук
1 сентября 2008, 00:00

Выступление сборной России в Пекине свидетельствует о том, что мы потихоньку сдаем позиции. Чтобы уже завтра не довольствоваться четвертыми-пятыми ролями в мировом спорте, нужна взвешенная и продуманная государственная политика

Накануне Олимпиады в Пекине глава Олимпийского комитета России Леонид Тягачев излучал оптимизм. По его прогнозам, сборная России должна была завоевать не менее 80 медалей разного достоинства и, возможно, даже побороться за второе общекомандное место.

Реальность оказалась хуже. Третье общекомандное место, вырванное у Великобритании лишь в предпоследний день Игр (и 72 награды в общей сложности). Конечно, можно успокаивать себя тем, что мы входим в тройку ведущих спортивных держав мира, но понижательный тренд в наших олимпийских выступлениях налицо.

После Сиднея-2000, когда было завоевано 32 золотых, 28 серебряных и 28 бронзовых медалей, мы тоже успокаивали себя и искали себе оправдания: да, мол, уже не первые, но зато вторые, и это совсем не плохо. После этого в Афинах-2004 было 27 золотых, 27 серебряных и 38 бронзовых, что позволило Китаю впервые в истории обойти нас по наградам высшего достоинства. В Пекине же все вышло еще хуже — 23, 21 и 28 медалей разного достоинства и упорная борьба за третье место с заметно прибавившей Великобританией — 19 золотых в Пекине против 9 в Афинах.

Китаю и США в ближайшей перспективе мы не конкуренты. Самое время подумать о том, как бы не скатиться на четвертое место. Ведь следующие Игры пройдут в Лондоне на территории основного конкурента за третье место в общекомандном зачете.

Новая команда

 pic_text1 Фото: AP
Фото: AP

Результаты российских гимнастов в Пекине не впечатляют — у нас всего две бронзовые награды. Но представители федерации настроены оптимистично. Сегодня они заново создают сборную России по гимнастике, и длится этот процесс всего-то три года.

По оценкам главного тренера сборной России по спортивной гимнастике Андрея Родионенко, команде не хватило примерно года, чтобы выйти на медальный уровень под Олимпиаду. «Мы сейчас находимся в том состоянии, чтобы уже в ближайшем будущем добиваться хороших результатов. Просто для этого необходимо время. Ни одна сборная из тех, что приехали на Игры, не готовилась в столь сжатые сроки. Китай, прежде чем выйти на сегодняшний уровень результатов, имел все необходимое для подготовки команды еще десять лет назад. Мы же вышли на эту отметку где-то два года назад. Федерация создала нам условия, в которых работают лучшие команды мира: залы, гостиницы, питание и так далее, — все условия, чтобы спортсмены имели возможность полноценно тренироваться и восстанавливаться», — рассказал Андрей Родионенко «Эксперту».

Идет работа и по подготовке резерва и создания реальной конкуренции во взрослой команде страны. «После того как я вернулся в Россию, на первый чемпионат Европы 2005 года, мы отбирали четырех девочек в сборную команду всего из пяти человек! Но со временем мы сможем подготовить два-три полноценных состава для взрослой сборной. Процесс уже пошел. Например, на Олимпиаду в Пекине шестерка девочек отбиралась уже из двенадцати претенденток. И если чемпионат Европы 2006 года среди юниорок девочки прошли с отрывом в 6 баллов от второго места, то в 2008 году — уже в 10 баллов. Так вот, им нужно дать созреть. У нас сейчас в сборной остались самые старшие, которые уже не могут, и молодые, которые еще не могут, а вот золотой середины, которая является стержнем команды, пока еще нет. По сути, мы создаем команду с нуля. И она будет», — обещает Андрей Родионенко.

Подготовка ко вчерашнему дню

Не слишком хорошо обстоят дела и у пловцов в бассейне. Да, по сравнению с Афинами прибавилось две «бронзы», но разве это результат для вида спорта, в котором разыгрывается 32 комплекта наград? Те же американцы заколачивают в плавании почти треть всех своих наград (31). Плавание — стратегически важный вид спорта для занятия высокого общекомандного результата. Но вот уже третью Олимпиаду подряд мы барахтаемся на дне, довольствуясь максимум двумя-тремя наградами не высшего достоинства. Так, в Пекине по итоговому результату всю нашу сборную обошел один венгерский пловец Ласло Чех, у которого три «серебра».

 pic_text2 Фото: AFP/East news
Фото: AFP/East news

Корни наших невразумительных результатов кроются прежде всего в неудачном менеджменте, отставании в методике подготовки и неумении планировать уровень будущих победных результатов. Яркий пример плохого менеджмента — история с плавательными костюмами LZR Racer. Статистика последних международных соревнований свидетельствует: 17 из 18 мировых рекордов на чемпионате мира по плаванию в апреле 2008 года были установлены спортсменами именно с помощью LZR. Поэтому нашим пловцам эти костюмы нужно было заполучить задолго до Олимпиады в Пекине, чтобы успеть провести тестирование своих возможностей. Но чиновники из Федерации плавания до последнего тянули с этим решением. В итоге скоростные костюмы наши пловцы получили за считаные дни до стартов в Пекине, когда изучать характеристики новинки уже было поздно. Конечно, не факт, что с новыми костюмами результаты стали бы лучше, но возможность использована не была.

Уже в ходе Олимпиады вскрылась еще одна неприятность. Выяснилось, что победители и призеры плывут значительно быстрее мировых рекордов. Для многих наших пловцов подобные скорости, необходимые для медальных результатов, стали шокирующим открытием. Оказалось, что их готовили на уровень текущих рекордных результатов, которые годились бы, скажем, для призовых мест в Афинах-2004, но никак не для Пекина.

Мимо цели

В отличие от предыдущей Олимпиады не порадовали стрелки — всего по две серебряных и бронзовых медали. В Афинах же было три «золота», четыре «серебра» и три «бронзы».

Ставка на титулованных спортсменов не сработала. Никто из троих чемпионов Афин не смог повторить это достижение в Пекине. Любовь Галкина не смогла набрать чемпионскую форму из-за рождения ребенка (надо отдать ей должное: серебряная награда — очень хороший результат). Другой олимпийский чемпион Афин, Михаил Неструев, оказался просто не готов к главному старту четырехлетия. По мнению одного спортивного чиновника, это произошло из-за личных проблем, а также из-за неполадок с оружием, которые возникли незадолго до Олимпиады. Третий наш чемпион Афин, Алексей Алипов, не справился с психологическим давлением — от него все ждали только победы — и занял лишь третье место.

Кстати, немаловажный факт: после завоевания Алиповым титула олимпийского чемпиона в Афинах Леонид Тягачев пообещал ему выплатить премию в размере 100 тыс. долларов, но слово свое не сдержал, спортсмен получил только половину обещанного. Вряд ли это повысило его мотивацию.

 pic_text3 Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Неудачи ведущих стрелков сборной России четко высветили проблему подготовки резервов. За прошедшие четыре года так и не удалось создать достойной конкуренции за место в составе. Для этого неплохо бы иметь соответствующую инфраструктуру. В том же Китае, чьи стрелки выиграли пять золотых медалей — в два с половиной раза больше, чем их ближайший преследователь, сборная США, — построено 23 спортивных комплекса для стрельбы, которые не намного уступают тому, на котором проводились соревнования в рамках Олимпиады. У нас же за все постсоветское время построено лишь одно новейшее стрельбище — «Лисья нора». Но при этом вот уже который год все никак не отремонтируют тир в Новогорске, где также тренируются наши сборники.

Скатились

Сборная России по фехтованию добыла в Пекине одно «золото». Это худший результат в постсоветской истории. Хотя, скажем, в командных соревнованиях мужчин в сабле мы вполне могли бы победить. Исход полуфинального боя решил один укол в пользу соперников.

«Мы проигрываем в умении бороться от первой до последней секунды каждого матча. На пекинской Олимпиаде было много ситуаций, когда наши спортсмены уступали в самые решающие моменты всего один укол», — говорит главный тренер сборной России по фехтованию Олег Глазов.

Но есть и более фундаментальные предпосылки неудач в фехтовании. «В последние пятнадцать-восемнадцать лет наш вид спорта не развивался, а потихоньку скатывался вниз. Прежде всего это связано с тем, что у нас резко сократилось число тренеров, работающих в фехтовании. В основном оставались люди в возрасте, которым уже трудно кардинально поменять свою жизнь. Недостаток тренеров негативно отразился на подготовке резерва. Сузилась география фехтования в России. Характерный пример: сегодня для сборной вы не сможете найти достойную замену старшему тренеру по любому виду оружия. Их просто нет. А для развития нужна конкуренция. Большинство тренеров — выходцы еще из советской школы. За последние десятки лет лишь единицы перешли после получения высшего образования на тренерскую работу. Большинство же после прохождения обучения по специализации «фехтование» идет в другие сферы. Молодому человеку, чтобы получать хотя бы 10–12 тысяч рублей, требуется набирать не менее 60 учеников и с ними систематически вести работу. А это очень тяжело», — рассказывает Олег Глазов.

Китаю и США Россия в ближайшей перспективе не конкурент. Самое время подумать о том, как бы не скатиться на четвертое место — после Великобритании

Может быть, стоит подумать о привлечении иностранных специалистов. Сумма, которую требуется изыскать для этой цели, смехотворно мала, дело за желающими гарантировать подобный контракт хотя бы года на два-три с месячным окладом порядка 4 тыс. евро. Для сравнения: большинство наших футболистов получают столько же за день-два. А самый заурядный клуб Премьер-лиги за год просаживает в среднем около 20 млн долларов.

 pic_text4 Фото: AP
Фото: AP

С помощью же высококвалифицированных тренеров из-за рубежа мы могли бы, например, преодолеть острый кадровый дефицит в мужской шпаге. Его представители, кстати, не прошли отбор на Олимпиаду.

Впрочем, главный тренер Олег Глазов не теряет оптимизма: «Мы входим в тройку ведущих стран в фехтовании. Сегодня, я думаю, у нас команда достаточно перспективная, она обновляется. После этой Олимпиады должен начаться плавный подъем».

Золотой запас

Легкая атлетика уже вторую Олимпиаду подряд приносит больше всего медалей в общекомандную копилку. Причем шесть из них высшей пробы — даже в советские времена мы не всегда выступали лучше.

«Я считаю, что успех отечественной легкой атлетики обусловлен тем, что мы сумели сохранить тренерскую элиту, умеющую добиваться результата. Мы стараемся создавать им хорошие условия для работы, и это приносит результат. Ну и бережное отношение к спортсменам. Мы не можем похвастать огромными резервами, поэтому путь к успеху — качественная работа с теми, кто у нас есть», — рассказывает Валентин Маслаков, главный тренер сборной России по легкой атлетике.

Другая составляющая успеха — из неигровых видов спорта легкая атлетика коммерчески наиболее привлекательна для спортсменов. Скажем, мастера мирового уровня могут зарабатывать сотни тысяч долларов в год. Это гораздо меньше, чем у «игровиков», но весьма неплохо на фоне других видов спорта.

Правда, и здесь не без проблем. Например, незадолго до Игр в Пекине от соревнований были отстранены пять человек, которые имели хорошие шансы побороться за медали. Международная федерация легкой атлетики вменила им в вину подмену допинг-проб. Руководство отечественной Федерации легкой атлетики отреагировало на это слишком поздно.

В итоге спортсмены, вина которых еще не доказана, лишились шанса выступить на главном старте четырехлетия, а страна потеряла несколько олимпийских медалей. Даже если мы выиграем дело у чиновников из международной федерации, Олимпиаду нашим спортсменам уже не вернуть.

Борцы-молодцы

 pic_text5 Фото: Reuters
Фото: Reuters

Снова подтвердили свой высокий класс борцы вольного и греко-римского стиля. Эта федерация, пожалуй, одна из лучших в том, что касается создания условий для достижения высоких спортивных результатов.

Взять хотя бы подготовку смены тренерского состава. Большая часть наших видов спорта страдает от кадрового голода на молодых талантливых тренеров. Практически везде ставка делается на ветеранов, выходцев еще из советской школы. Даже в весьма успешной легкой атлетике. А в Федерации борьбы не побоялись начать омоложение тренерского состава национальной команды. Так, на пост главного тренера сборной по греко-римской борьбе пришел в прошлом титулованный спортсмен Гоги Кугуашвили. И, как показали результаты в Пекине, эта мера вполне себя оправдала — в копилке команды оказалось на одно «золото» больше.

Процесс преемственности позволяет сохранить хорошие шансы на то, что конвейер чемпионов будет работать и дальше. Тем более что резервы у нас неплохие. Пожалуй, тревогу вызывает лишь то, что на соревнованиях в каждой весовой категории от страны может выступать только один спортсмен. В итоге те, кто не выдерживает конкуренции, уходят под юрисдикцию федераций других стран, тем самым ослабляя нашу сборную, ведь спортсмены становятся сильнее, лишь тренируясь с таким же сильным соперником.

Сейчас же главная задача для чиновников от борьбы и спортсменов — не расслабляться. Как, например, это произошло с нашими боксерами. Они так часто и массово побеждали на чемпионатах мира и Европы, на Олимпиадах, что, наверное, по инерции рассчитывали на продолжение победной феерии и в Пекине. Но не получилось.

При всех скидках на предвзятое судейство три пробившихся в полуфиналы боксера для нашей команды, которая была представлена во всех 11 весовых категориях и до этого годами крушила всех и вся, — это катастрофически мало. Да, в итоге эти трое выжали почти максимум — два «золота» из трех возможных. Это немного скрасило не радужное впечатление от выступления наших боксеров, но потенциал-то команды гораздо выше.

Островки «золотой» стабильности

Синхронное плавание и художественная гимнастика снова подтвердили свое реноме «золотых» видов спорта. Из всех летних видов, пожалуй, только в этих двух российские спортсмены могут гарантированно (с некоторой долей условности, конечно) собирать все «золото» Олимпийских игр. Тут отечественная школа обладает технологиями подготовки чемпионов, на сегодня мы признанные законодатели мод. Не зря ведь, например, в том же синхронном плавании ближайшие наши конкуренты даже не пытаются создавать что-то свое, а просто сдирают через год-другой технические элементы программ у наших спортсменов. Опасность одна — не разбазарить тренерский состав, чтобы не дать распространиться победным рецептам подготовки высококлассных спортсменов, как это уже бывало во многих других «наших» видах спорта.

К стабильно работающим на высоком уровне можно отнести и наших пятиборцев — уже третья победная Олимпиада подряд.

Хорошисты

 pic_text6 Фото: Reuters
Фото: Reuters

Выступление российских тяжелоатлетов можно оценить на четверку с минусом. Минус за отсутствие золотых наград, хотя в целом четыре «серебра» и три «бронзы» тоже выглядят достойно. Больше нас завоевали только китайцы — девять медалей, из них восемь золотых.

Правда, надо учесть, что по уровню развития китайская тяжелая атлетика сегодня значительно превосходит конкурентов. Так, чемпионат Китая длится около месяца, в нем принимают участие десятки тысяч спортсменов. На выходе — по 50 претендентов на место в национальной команде в каждой весовой категории.

Понятно, что России такие показатели и не снились. Обойма спортсменов-сборников у нас весьма невелика, хотя их качество, а также тренерский состав позволяют рассчитывать на титул второй державы в легкой атлетике. По мнению российских тренеров, главное, в чем мы отстаем от лидеров, — технологии восстановления спортсменов. Впрочем, это гораздо более глобальная проблема отечественной спортивной медицины, о ней чуть ниже.

Наконец, прыжки в воду. Несмотря на хорошее выступление — второе общекомандное место после Китая, будущее этого вида спорта у нас в стране под вопросом. Наверняка уйдет Дмитрий Саутин. Неясно, будет ли выступать Юлия Пахалина. Оба они призеры Пекина. Не провалимся ли без них?

Примерно та же ситуация и в гребле на байдарках и каноэ (хотя в Пекине выступили неплохо).

Троечники и двоечники

Игровые виды спорта не оправдали надежд болельщиков и развеяли ряд мифов, которые успели сформироваться благодаря майской победной серии наших команд в различных соревнованиях.

Во-первых, оказалось, что тренеры-иностранцы не панацея от всех наших бед. Взять хотя бы неудачное выступление мужской сборной по баскетболу под руководством Дэвида Блатта (не вышли из группы) и женской сборной по волейболу во главе с Джованни Капрарой (впервые в истории не пробилась в полуфинал Игр).

Во-вторых, победы в предолимпийский год стоит оценивать более критично, очевидно, что многие соперники готовятся специально под Игры, жертвуя многими турнирами, дабы подготовиться к главному старту четырехлетия.

В-третьих, в игровых видах спорта сразу бросается в глаза отсутствие четкой продуманной государственной стратегии — какие виды мы развиваем и какую цену готовы за это заплатить. Вряд ли нормальна ситуация, когда главный тренер сборной России по гандболу получает 11 тыс. рублей в месяц. При этом ему приходится выкладывать свои деньги, чтобы сделать игрокам анализ крови. В стране нет ни одного гандбольного зала, которые соответствовали бы мировому уровню, как, например, в той же Германии или Испании. А ждем мы от гандболистов только побед.

Иначе как провалом не назовешь и выступление наших велосипедистов. Чиновники из Федерации велосипедного спорта России планировали три золотые медали на велотреке и велошоссе, но максимум, к чему мы добрались, — «бронза». Раньше мы в основном выезжали за счет воспитанников советской школы — Вячеслава Екимова и Ольги Слюсаревой. Адаптироваться же к новым условиям, организовать процесс подготовки новых чемпионов на сегодня наши чиновники от велосипедного спорта не могут.

Госполитика в спорте

 pic_text7 Фото: AP
Фото: AP

Не слишком удачные результаты в Пекине — следствие недостаточно продуманной государственной политики в области спорта. Олимпийский комитет России и Росспорт долгие годы не столько сотрудничали, сколько конкурировали между собой. По логике, Росспорт в этой связке должен был воплощать государственную политику в области спорта. Но рамки, в которые была поставлена эта организации, говорят об обратном. Нынешний Росспорт за последние шесть лет успел претерпеть четыре реорганизации и даже побывать частью Министерства здравоохранения. Вряд ли в таких условиях можно вести речь о нормальных условиях для работы.

Вячеслав Фетисов, который возглавил эту организацию в 2002 году, считал, что одна из основных целей его работы — наладить ответственность среди чиновников, которые возглавляли спортивные федерации. Его тезис «умеешь работать — будешь работать, не умеешь — уходи» не понравился многим. Чиновники тех федераций, которые не давали результата, использовали раскол между Росспортом и ОКР и бежали за защитой в национальный Олимпийский комитет. Весьма показателен в этом плане пример с Федерацией плавания. Несмотря на полный провал в Афинах, ее президент Геннадий Алешин при поддержке чиновников из ОКР заранее был переизбран на новый четырехлетний срок (хотя до этого был еще и провал в Сиднее). Но в итоге за все эти провалы так никто и не ответил, а цикл подготовки к Пекину был фактически сорван.

Второй минус сложившейся системы — ограниченные полномочия Росспорта. Скажем, Олимпиада в Пекине показала важность медицинских технологий для успеха, например, технологий восстановления. Попытки того же Фетисова выбить средства на спортивную медицину тут же натыкались на сопротивление — это-де сфера Минздрава.

Практически та же история со школьным и студенческим спортом — это уже сфера Минобразования, у которого денег на спорт, конечно же, нет.

Те деньги, которые вкачиваются сегодня в спорт, расходуются явно неэффективно. Причем не только в плане текущего управления, но и с точки зрения того, как деньги распределяют по видам спорта. Например, в футбол вкладываются непропорционально большие средства. Вопреки расхожему мнению это не вполне частные деньги, поскольку футбольные спонсоры вкладывают деньги в основном «по разнарядке» от региональных или федеральных чиновников — или из кармана госкомпаний, или прямо из бюджета. Гораздо меньшие деньги могли бы резко поправить ситуацию в таких «медалеемких» видах, как фехтование, плавание, прыжки в воду, где у нас есть хорошие традиции, но не хватает ресурсов. Если не исправить ситуацию с финансированием олимпийских видов, то падение результатов российской сборной на Играх продолжится. Сегодня мы уже третьи, какими будем в Лондоне?