Реактивный элемент

Культура
Москва, 01.09.2008
«Эксперт» №34 (623)

Москве страшно везет — в последний год в столицу везут всю поп-музыку, которая что-то да значит. Мощный старик Игги Поп и злющий гангстер Снуп Дог, чернокожая красотка Эрика Баду и сочинители длинномерных музыкальных абстракций исландцы Sigur Ros — это всего лишь избранные места из столичной афиши последних четырех месяцев. Однако о Патти Смит, завтрашней (2 сентября) гостье клуба Б1 Maximum, придется сказать особо, чтобы не дать ей потеряться в этом поп-культурном дожде замечательных имен.

Она не артистка — она фигура: в ее случае важно не столько то, что именно она пела (и поет), сколько то, что в какую химическую реакцию с тем или иным временем она вступала (и вступает). Ее можно обрядить (и обряжали) во множество эпитетов: мать панка; воспреемница революции хиппи; младшая подруга битников, модель и спутник жизни гениального Роберта Мэплторпа; поэтесса; общественный деятель. Из всех этих одежек она нынешняя выпутается, от всех этих определений ускользнет; сегодняшняя Патти, которая выходит на сцену здесь и сейчас, несводима ко всем этим характеристикам.

Ее музыкальная карьера стартовала в начале 70-х, уже к концу десятилетия прервалась на самом пике на долгих пятнадцать лет, а затем покатила дальше. При этом ее музыка — чистый, беспримесный рок-н-ролл вкупе с ритм-энд-блюзом — отсылает не к десятилетию расцвета диско и «новой волны», а к другому — ревущей декаде студенческих революций и Вудстока. И не только музыка. Если вам удастся купить билет, вы почти гарантированно помимо известных хитов и ее фирменных кавер-версий песен других мастеров услышите проповедь о свободе и благодати, войнах и мире, государстве и личности. И спич этот будет исполнен пафоса такой степени искренности, какой последний раз видали на Хейт-Эшбери в Сан-Франциско году в 1968-м (строго говоря, Бараку Обаме и Джону Маккейну надо благодарить Бога, что эта ненавидящая Буша артистка не баллотируется в президенты). При этом и слова, и музыка не унесут вас ни на тридцать, ни на сорок лет назад — у материала, с которым она выходит на сцену, нет срока годности и предела износа. Ее слова будут звучать актуальнее газетной передовицы, а химия ее песен и физика ее телодвижений будут действовать на зрительский мозг сильнее любого вещества.

Все это можно было наблюдать три года назад, когда Патти впервые приезжала в Москву. Тогда переполненное до отказа помещение клуба Б2 смотрело во всю тысячу пар глаз на пятидесятилетнюю женщину с растрепанными седыми волосами, пританцовывавшую на сцене в мужском костюме с галстуком-шнурком, небрежно повязанным поверх белой рубашки. Пританцовывала она недолго — подманив зрителя негромким вступительным номером, хриплоголосая Смит затем шарахнула артиллерийским залпом безусловных боевиков — «Rock’n’Roll Nigger», «People Have The Power» и так далее. А под конец так и вовсе заставила весь зал петь ее (точнее, Вана Моррисона, просто Патти навсегда «приватизировала» творение своей феерической переработкой) песню-гимн «Gloria». В середине концерта нашлось

У партнеров

    «Эксперт»
    №34 (623) 1 сентября 2008
    Абхазия и Южная Осетия
    Содержание:
    Операция «Мрачная решимость»

    Признав Абхазию и Южную Осетию, Россия доказала, что является в полной мере суверенным государством

    Обзор почты
    Экономика и финансы
    Реклама