Агрохимики попали под раздачу

Иван Рубанов
8 сентября 2008, 00:00

Антимонопольное ведомство обвинило производителей удобрений в дискриминации внутренних потребителей — аграриев, а первый вице-премьер — в ценовом беспределе

Вслед за резкими высказываниями премьер-министра Владимира Путина по ценовой политике «Мечела» под шквал критики сразу нескольких крупных чиновников попали производители минеральных удобрений. Жадные агрохимики, по мнению представителей власти, стали продавать свою продукцию отечественным аграриям по неоправданно высоким ценам и таким «нехорошим» поведением нанесли удар по продовольственной безопасности страны и оказались одними из главных виновников продуктовой инфляции. Но так ли это?

Слышали звон…

Вопрос контроля над внутренним рынком сбыта агрохимикатов начал обсуждаться еще в прошлом году, когда стоимость удобрений на мировых рынках достигла невиданных высот. Декларативно эта тема хорошо вписывалась в целый круг задач, вышедших в то время на повестку дня. Первая из них — борьба с инфляцией, в особенности с ее продовольственной составляющей. Вторая — забота о развитии аграрного сектора, низкая производительность которого в значительной степени связана с исключительно малым уровнем химизации. После резкого роста цен и возмущений аграриев в марте были введены пошлины на экспорт (от 5 до 8,5% в зависимости от вида удобрений). Виктор Зубков, в то время премьер-министр, пригрозил, что, если производители не снизят внутренние цены, к ним будут применены карательные меры, вплоть до ограничения экспорта квотированием.

В последние несколько недель показательной порки за пренебрежение интересами внутренних потребителей удостоился торгующий углем и металлами «Мечел». Затем, после конфликта на Кавказе и охлаждения отношений с Западом, президент РФ Дмитрий Медведев и премьер Владимир Путин заговорили об отказе от импортного продовольствия и наращивании производства собственного, а также напомнили западным державам, что поставляют им много ресурсов, включая и химикаты. Похоже, подувший со стороны первых лиц государства ветер политических перемен был чутко уловлен чиновниками рангом пониже.

Сразу после решения по делу «Мечела» глава ФАС Игорь Артемьев заявил, что его ведомство обратит пристальное внимание на производителей минеральных удобрений, которые «продают подавляющее большинство своей продукции за рубеж по ценам в три-пять раз выше внутрироссийских, работают с рентабельностью в 300 процентов и выше, практически ничего не продавая на внутреннем рынке». Чиновник потребовал от производителей пересмотреть стратегию поведения на внутреннем рынке и перейти к заключению долгосрочных контрактов. Куда более резкое заявление накануне саммита ЕС, обсуждавшего санкции против России, сделал теперь уже первый вице-премьер Виктор Зубков, который обвинил производителей в «ценовом беспределе». По данным Зубкова, цены на удобрения с начала года выросли на 70%, но случилось это вовсе не из-за увеличения спроса. «Тут другие факторы сыграли — в основном стяжательского характера… “Еврохим” продает удобрения по 30 000 рублей за тонну, “Фосагро” — по 31 500 рублей. Чтобы таких цен не было!» — потребовал чиновник на совещании с собственниками агрохимических компаний. Если производители не поспешат установить «справедливые, разумные и фиксированные» цены, то пошлины на удобрения будут увеличены в два-три раза, пообещали государственные мужи.

…да не знают, где он

Публичные высказывания чиновников достаточно полно характеризуют качество их аргументации. Обвинение главы ФАС, что производители предпочитают экспортировать удобрения по ценам в три-пять раз выше, чем на внутреннем рынке, прямо противоречит логике г-на Зубкова, который упрекает агрохимиков в продажах внутренним потребителям по ценам, превосходящим показатели экспортных контрактов.

На самом деле ситуация следующая. Еще в начале года производители удобрений согласились заморозить цены для внутреннего рынка и с тех пор свой товар в России продают с меньшей доходностью. «Это обязательство соблюдают все производители, цены поднимались только на смешанные удобрения, которые производятся с использованием многократно подорожавшей серы», — заверил нас глава Российской ассоциации производителей удобрений Игорь Калужский. Получить информацию от «Фосагро» не удалось, а в «Еврохиме» слова Зубкова прокомментировали следующим образом. «Продукцию конечным российским потребителям мы поставляем только по замороженным до конца года ценам и исключительно через собственные дистрибуторские центры, которые по соглашению с нами обязаны ограничивать свою наценку десятью процентами, — сообщил нам на состоявшемся в прошлый четверг открытии очередного дистрибуторского центра в Волгоградской области начальник управления дистрибуции компании Максим Серегин. — На главный для наших аграриев вид удобрений, аммиачную селитру, цена завода зафиксирована на уровне 6 тысяч рублей за тонну, с учетом транспортных расходов и ограниченной наценки аграрии получают наш товар по 8–8,5 тысячи рублей».

Правдивость этой информации подтверждается системой мониторинга Министерства сельского хозяйства и профильными отраслевыми изданиями (см. графики 1, 2), а также самими аграриями. «Цены на аммиачную селитру сильно поднялись за последний год — с 5,7 до 8,5–9 тысяч рублей за тонну, но с марта повышений не было, — отметил нам Анатолий Шутенков, гендиректор компании “Орелсельхозхимия”, закупающей удобрения для крупного агрохолдинга “Орловская нива”. — Физического дефицита минудобрений мы не ощущали». Аналогичные данные привели нам в подразделении «Разгуляй-Агро» и ООО «Агрофирма “Золотая нива”», выразив, впрочем, недовольство уровнем цен. «Обделенные» товаром аграрии в нынешнем году нарастили потребление удобрений в полтора раза, до максимальных за последние полтора десятилетия показателей.

«В предъявляемых нам претензиях мы часто сталкиваемся с некорректными сопоставлениями, иногда цены приводятся в пересчете на действующее вещество (полезный элемент составляет обычно 40–60% от массы удобрений. — “Эксперт”), иногда в физическом весе, — отмечает Калужский. — Постоянно путают разные базисы поставок: цены в экспортном порту, на складе завода и у посредника в регионе. Сейчас мы вместе с Центральным статуправлением пытаемся разработать систему мониторинга внутренних и внешних цен, чтобы избавиться от необоснованных обвинений».

По предписанию ФАС часть удобрений химики обязаны продавать на бирже. Там пиковые котировки в отдельные дни действительно доходили до 25 тыс. рублей за тонну удобрений (уровень экспортных цен). «С учетом НДС и транспорта отсюда как раз и можно получить цены, указанные Зубковым», — отметил нам один из отраслевых экспертов. Впрочем, биржевая торговля удобрениями по этой причине недавно была приостановлена.

Но самая большая беда в другом. Если не считать проблем самого аграрного сектора (подробнее об этом см. «Благая весть от агропрома» в «Эксперте» № 23 за 2008 год), внутренний рынок агрохимикатов имеет серьезный изъян, связанный с дистрибуцией. Прежняя советская система агрохимцентров была полностью разрушена, в последние годы производители начали внедрять собственные дистрибуторские сети, однако их центры сосредоточены в регионах с развитым сельским хозяйством: Краснодарском крае, Центрально-Черноземном районе, Татарстане. За пределами этих территорий аграрии получают товар через цепочку из двух и более сомнительных посредников. С учетом их локального монополизма, отсутствия системы складов, накруток на отсрочку платежа испытывающим дефицит оборотных средств аграриям удобрения достаются по ценам заметно выше тех, которые предлагают дистрибуторские центры производителей. В нынешнем году на фоне неожиданно значительного повышения спроса ситуация оказалась особенно острой. Поставленные в известность об этом чиновники даже не пытались всерьез разобраться с проблемой. Оно и понятно: удалить с рынка множество локальных монополистов можно, только создав более качественную альтернативу в форме вышеупомянутых агрохимических центров.

Борьбы не будет

Замглавы участвующего в обсуждении проблемы Минпромторга Денис Мантуров на совместном совещании сторон в конце августа отметил, что к 1 октября должно быть разработано соглашение между Минсельхозом и производителями удобрений. ФАС предписала производителям отказаться от использования фиксированных цен как инструмента, не соответствующего законодательству. Вместо этого Минпромторг рекомендует ввести систему долгосрочных контрактов и дисконтов. В соответствии с ней цены для внутренних потребителей на заводе у производителя будут ниже уровня приведенных экспортных цен (стоимость груза на судне в порту за вычетом транспортных расходов и погрузки). Для азотных удобрений величина дисконта составит 16%, для фосфорсодержащих — 20%, для калийных — 30%. Возможно, чиновники потребуют от агрохимиков и бОльших скидок — какова величина «справедливых рыночных цен», которые потребовал ввести глава ФАС, пока мало кто себе представляет.

Производители удобрений будут сговорчивы и, независимо от адекватности обвинений своих оппонентов, пойдут на уступки. На внутренний рынок агрохимики поставляют лишь порядка 10% производимой продукции, они готовы жертвовать меньшим (доходностью и ценой в этом сегменте), чтобы уберечь большее (экспортные доходы) от пошлин. Нетрудно посчитать, что потери агрохимиков от двух-трехкратного увеличения таможенных платежей окажутся эквивалентны всей стоимости продукции, продаваемой на внутреннем рынке.

Однако механизм дисконтов, какова бы ни была их величина, не только имеет нерыночный характер, но и обладает серьезными недостатками. Размер скидки, предлагаемый Минпромторгом, не столь велик, чтобы заметно облегчить жизнь растениеводам; новый механизм по некоторым позициям — по той же селитре — даже вынудит производителей повысить цены по сравнению с «замороженным» уровнем. Если агрохимиков заставят резко опустить цены для внутреннего рынка, вместе с маржей они лишатся и стимула к решению главной проблемы, которой сейчас активно занимаются: восстановление системы дистрибуторских центров. А ведь благодаря предоставлению сопутствующих услуг (авансовые поставки, дешевые кредиты, восстановление связанных с химизацией фондов) эти структуры очень важны для вовлечения в процесс химизации огромной массы небольших и не очень состоятельных сельхозпроизводителей. Кроме того, дисконты сопряжены с опасностью реэкспорта, который сейчас составляет 10–15% от внутреннего потребления, — из-за него удобренцы не спешат торговать с чужими структурами по «замороженным» ценам.

Проблему недопотребления агрохимикатов можно было бы решать другим путем. Первоначально заявлялось, что «удобренческие» пошлины будут перенаправлены крестьянам в виде целевых субсидий на закупку тех же химикатов. Однако соответствующий закон так и не заработал. А ведь при грамотной реализации и администрировании (аграрии должны получать средства перед севом) этот механизм был бы лишен упомянутых недостатков. Зато мог бы подстраховать крестьян от резкого роста цен на удобрения (больше пошлины — больше субсидии) и куда сильнее снизить их издержки на этот товар. Достаточно заметить, что если бы таможенные платежи удобренцев целиком пошли аграриям, то они бы почти полностью покрыли их затраты на приобретение удобрений.

Реквием по мечте

Вообще-то, как и чиновники, мы не видим ничего страшного в том, чтобы государство пополнило свои финансовые запасы и даже переложило часть бремени заботы об аграриях на плечи производителей удобрений. Высочайшая рентабельность бизнеса, низкая степень переработки экспортируемой продукции делает обоснованным использование экспортных пошлин; даже с ними налоговая нагрузка в отрасли куда меньше, чем в нефтегазовом секторе. Но вот предлагаемые методы и формы решения поставленных задач наводят на печальные размышления.

Хотелось бы, чтобы наши чиновники больше знали о критикуемом ими предмете. «Ценовой беспредел в реализации удобрений за три года» никак не мог «увеличить затраты при производстве зерна в 3,3 раза» хотя бы в силу того, что на удобрения приходится лишь одна десятая его себестоимости. А «стяжательство» еще не повод критиковать бизнес уже потому, что является главной целью его существования. Хотелось бы, чтобы в ФАС пояснили, как огромные химические комбинаты будут «заключать долгосрочные договоры» с фермерами; чтобы действия этой организации ничем не напоминали внешнюю политику США, которые то с жаром отстаивают право на самоопределение, то гневно борются за территориальную целостность. Где-то у нас вводятся элементы плановой экономики и дисконты, а вот в производстве такого «высокотехнологичного» товара, как природный газ, от них решили оказаться. Изготовляемый с его помощью (как и азотные удобрения) цемент и вовсе позволяем продавать намного дороже, чем он стоит на мировом рынке. «Больше всего нас напрягают не размер пошлины и не дисконт, а неопределенность, — поделился в личной беседе один из представителей отрасли. — Объясните, чего от нас хотите, установите ясные правила игры, но не пугайте акционеров поспешными обвинениями и угрозами. У них от этого пропадает желание инвестировать».

В подготовке материала принимали участие Андрей Горбунов и Василий Лебедев