Осенило

Влас Рязанов
кандидат географических наук
8 сентября 2008, 00:00

Чиновники предлагают привязать пошлину на нефтепродукты к пошлинам на нефть. Такой шаг будет выгоден только «Газпрому»: избыток мазута в России позволит ему поставлять энергетикам меньше газа. Нефтяные компании и бюджет от этой инициативы проиграют

На днях глава Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев предложил радикально пересмотреть систему определения пошлин на экспорт нефтепродуктов из России. По его мнению, они должны устанавливаться раз в месяц и составлять 80% от пошлины на экспорт нефти.

Пошлины на экспорт нефтепродуктов, как известно, устанавливаются правительством по предложению Минфина, и к их определению ФАС формально не имеет никакого отношения. Однако г-н Артемьев обнаружил в нынешней таможенной политике условия для ущемления интересов российских потребителей. По его словам, из-за слишком низких пошлин на мазут и его активного экспорта в России наблюдается дефицит этого нефтепродукта.

На самом деле предложения г-на Артемьева на руку совсем другим игрокам.

А зачем нам мазут?

Действительно ли политика нефтяных компаний, увеличивающих экспорт мазута, ущемляет внутренних потребителей? Поставки мазута на внутренний рынок и правда сокращаются, однако это тенденция не последних месяцев, а уже семи лет. Основным потребителем мазута являются российские электростанции, для большинства из них мазут является переходным, резервным топливом. Естественно, с ростом цен на нефть и нефтепродукты привлекательность этого топлива падает и его потребление снижается. В 2007 году в России осталось лишь 7,1 млн тонн мазута из 62,4 млн тонн произведенных. Годом ранее внутри страны потреблялось 11,8 млн тонн. На три четверти этот спад вызван именно снижением потребления топлива электростанциями. Фактор двух теплых зим подряд, конечно, сыграл свою роль, но более важным стало изменение соотношения цен на мазут и на природный газ: на фоне сокращения потребления мазута растут поставки газа электростанциям.

Рост цен на мазут, впрочем, тоже вызван не только фактом удорожания нефти. С начала этого года темный нефтепродукт вырос в цене ровно в полтора раза, и это притом, что внутренние цены на нефть поднялись только на треть. Мазут является рекордсменом по росту отпускных цен среди всех нефтепродуктов, даже авиакеросин подорожал «всего» на 46%. Однако из-за роста мировых цен на мазут его экспорт из России стал более прибыльным. По марже с тонны он уже сопоставим с экспортом дизтоплива.

Вот эти-то доходы и могут стать жертвой инициативы ФАС. Нетрудно посчитать, что при введении экспортных пошлин на нефтепродукты в размере 80% от пошлин на нефть экспорт мазута из России станет убыточным (см. график), а экспортеры дизтоплива лишатся примерно седьмой части маржи.

С фискальной точки зрения запретительные пошлины на экспорт мазута абсурдны, поскольку из-за прекращения его вывоза бюджет лишится примерно 8 млрд долларов, получив за счет роста пошлин на экспорт дизтоплива всего 1,1 миллиарда.

Учитывая, что для нефтяников экспорт дизеля и мазута является одним из основных источников дохода, их негативную реакцию на подобные изменения вполне можно предсказывать.

Если кто и сможет выиграть от такого нововведения, так это «Газпром». Избыток мазута на внутреннем рынке позволит «Газпрому» снизить поставки газа электростанциям, что даст ему возможность сохранять высокие объемы экспорта даже при падающей добыче. То есть решать свои проблемы с минимальными усилиями и за чужой счет.

Что же касается энергетиков, вынужденных тратиться на постоянно дорожающий мазут, то заботиться об их интересах можно естественным путем, не прибегая к драконовским мерам. Ведь причина непропорционального роста внутренних цен на мазут кроется в полумонопольном ценообразовании на продукты нефтепереработки. Оно вызывает рост стоимости бензина и авиакеросина, а вот теперь еще и мазута. И в этом-то никто не сможет разобраться лучше ведомства г-на Артемьева. Правда, энергетики, в отличие от автолюбителей и авиапассажиров, совсем не вызывают общественного сочувствия и вряд ли добьются жестких заявлений в свою защиту от наиболее высокопоставленных чиновников. Ведь, как правило, только после их выступлений деятельность ФАС резко активизируется.

Чувство меры

Сама по себе идея пропорциональных пошлин не нова — так они устанавливались до середины 2004 года, только составляли тогда не 80, а 90% от пошлин на нефть. Результат хорошо известен. Экспорт нефти был куда более прибыльным, чем экспорт нефтепродуктов, масштабные вложения в нефтепереработку были бессмысленными. Однако и сейчас говорить о том, что наши НПЗ вышли на новый технический уровень, явно преждевременно: одним из показателей этого является увеличение доли мазута в корзине нефтепродуктов, для его переработки просто не хватает вторичных мощностей.

Повышать пошлины на экспорт мазута совершенно необходимо, однако постепенно и до разумных пределов, чтобы они выполняли стимулирующую роль. А именно заставляли нефтяные компании строить установки гидрокрекинга и каталитического крекинга и производить и продавать продукцию большей глубины переработки и с большей добавленной стоимостью. Нынешние пошлины, при которых сбыт мазута за рубеж является почти столь же прибыльным, как экспорт дизтоплива, скорее работают на закрепление недоразвитого состояния нашей нефтепереработки.