Полуостров уникальных возможностей

Александр Попов
8 сентября 2008, 00:00

В своем развитии Камчатский край делает ставку на превращение в крупный центр добычи и переработки полезных ископаемых. Запасы сырья в недрах полуострова при благоприятном стечении обстоятельств позволяют провести экономический блицкриг, но они таят немалые риски

Совместный проект журнала «Эксперт» и ОАО «Золото Камчатки»

Камчатский край — глубоко дотационный регион России с незначительным и к тому же снижающимся инвестиционным потенциалом (см. график 1), по которому он занимает 74-е место в стране. После нескольких лет быстрого роста инвестиций в основной капитал, который был отмечен в самом начале 2000-х годов и достиг пика в 2003 году (342,9 млн долларов), наступил период относительного снижения. Приостановило его лишь воссоединение Камчатской области с Корякским автономным округом в 2007 году.

Экономическая депрессия региона имеет длинную историю. За последние 18 лет объемы вылова и переработки рыбы, краба и других морепродуктов (обеспечивают 19,7% производимого в крае валового регионального продукта, ВРП), сельскохозяйственного производства, оленеводства, лесозаготовок и лесопереработки, морских и авиационных грузоперевозок сократились в два и более раза.

Сохранению депрессивных характеристик экономики способствуют транспортная изолированность края и его энергетическая зависимость от завоза топлива с материка. Кстати, по настоятельной просьбе властей Камчатки с 1 ноября прошлого года здесь решением Владимира Путина, в то время президента России, резко снижены энерготарифы как для населения, так и для юрлиц. До 31 октября в Камчатской области простые потребители платили 2 рубля 70 копеек за киловатт, а в Корякском округе — 2 рубля 92 копейки, теперь население края платит 2 рубля 50 копеек. Для предприятий тарифное послабление оказалось более существенным: до конца октября они должны были платить от 4 рублей 20 копеек до 17 рублей за киловатт-час в зависимости от района расположения, теперь же — 2 рубля 65 копеек.

Расходы энергоснабжающих компаний до 1 января 2009 года (срок действия решения о снижении тарифов) возмещают из федерального бюджета. В прошлом году в местные бюджеты было перечислено более 500 млн рублей, в нынешнем должно поступить 3,4 миллиарда. Социально-экономическое напряжение в регионе, видимо, удалось сбить, но добиться энергетического самообеспечения полуострова за столь короткий промежуток времени, а также решить подобным образом другие проблемы, не дающие региону вырваться из депрессивного состояния, не получится.

Сначала золото, потом все остальное

Возможности же для подъема, причем довольно быстрого, у Камчатского края есть, и они отмечены в стратегии развития региона, рассчитанной до 2025 года. Оценив потенциал роста рыбной, лесной, спортивно-туристической, сельскохозяйственной и других отраслей, местные власти пришли к закономерному выводу, что даже за счет опережающего развития этих направлений валовой региональный продукт (ВРП) можно увеличить процентов на 25–30. А для того чтобы Камчатка превратилась в самодостаточный субъект Федерации, ВРП должен вырасти в четыре-пять раз.

Столь существенный эффект может обеспечить только освоение огромных запасов полезных ископаемых региона. Добыча золота и платины дает наиболее быстрый результат, так как требует немедленного прорыва естественной транспортной «блокады» и энергетической зависимости региона, а возникающие инфраструктурные задачи по мере необходимости решаются силами самих золотодобытчиков, работающих на местных залежах благородных металлов.

По данным правительства края, к настоящему времени в регионе изучены 10 месторождений и 22 перспективных участка коренного золота с разведанными и предварительно оцененными запасами в 150 тонн, а прогнозными ресурсами — свыше 1171 тонны. Запасы россыпного золота в 44 мелких месторождениях оцениваются примерно в три тонны, а прогнозные ресурсы — в 23 тонны. Попутного серебра, по разным оценкам, в недрах не менее 570 тонн, а по прогнозам — как минимум в пять раз больше. Остаточные запасы россыпной платины на месторождениях распределенного фонда составляют 400 килограммов.

Добыча драгоценных металлов на полуострове ведется давно. Только в 2006 году здесь было извлечно 1338 килограммов золота, в 2007-м — 2572 килограмма, включая 170–190 килограммов в год россыпного золота. С 1994-го по 2006 год только в Корякском округе было добыто около 50 тонн россыпной платины.

Два года назад промышленная добыча коренного золота началась на Агинском месторождении (проектная мощность — три тонны металла в год). До 2015 года к этому ГОКу, а также к платиновому (Гальмоэнан) присоединятся еще шесть: золотые рудники Асачинский (должен начать работать в 2010 году), Бараньевский (2011 год), Аметистовый (2012 год), Родниковский и Кумроч (2013 год), Озерновский (2015 год). Введение в эксплуатацию этих мощностей увеличит производство рудного золота до 12 тонн и платины до трех тонн к 2018 году. Причем объемы добычи, по прогнозам специалистов, сохранятся как минимум до 2025 года.

Драгметаллы должны послужить локомотивом, который позволит вытянуть на столбовую дорогу всю цветную металлургию Камчатки. Прогнозные ресурсы для цветмета по десяти перспективным участкам оцениваются в 925 тыс. тонн никеля и 1,3 млн тонн меди. На одном из этих участков, Шанучском медно-никелевом месторождении (баланс по цинку — 71,2 тыс. тонн, по меди — 11 тыс. тонн), в прошлом году было добыто 2,18 тыс. тонн никеля, 300 килограммов меди, 50 килограммов кобальта и чуть меньше шести килограммов платины.

Конечно, такие объемы не впечатляют, но у компаний, работающих в отрасли, планов громадье. Прежде всего к 2014 году предполагается перевести достраиваемый Шанучский никелевый рудник из режима опытно-промышленной работы в режим промышленной. К 2017 году на Квинумской площади будут подготовлены балансовые запасы никеля и построен второй в Камчатском крае никелевый рудник. И тогда суммарная добыча никеля на двух предприятиях достигнет 10 тыс. тонн. С масштабами «Норникеля» (в 2007 году произведено 295 тыс. тонн никеля) тягаться невозможно, но еще вчера на Камчатке и мечтать не могли о своей металлургии.

Вся продукция горно-металлургической промышленности региона предназначена для межрегионального экспорта — потребителей на самом полуострове нет. Это означает, что к моменту становления отрасли полуостров должен быть надежно связан транспортом с материковой частью Дальнего Востока. Кроме того, резко возрастет потребность в электроэнергии, удовлетворить которую планируется за счет строительства каскада мини-ГЭС, теплоэлектростанций, работающих на местных энергоносителях, использования геотермальных и прочих нетрадиционных источников энергии. Только своя развитая энергетическая база позволит установить приемлемые и предсказуемые тарифы, отказаться от завоза угля из Кемеровской области, а мазута из Сибири, расходы на доставку которых взвинчивают цены на энергию по всему Дальнему Востоку.

Цветная металлургия радикально изменит структуру ВРП региона (увеличится вес горнорудной промышленности — более чем до 26 млрд рублей в год) и даже удвоит его размеры и повысит примерно в таких же масштабах уровень бюджетной обеспеченности Камчатского края собственными доходами.

В сравнении с перспективами, которые перед регионом открывают богатства камчатских недр, нетронутая природа полуострова тянет на роль куска хлеба к тарелке наваристого борща. Поскольку долгое время регион жил на положении закрытой пограничной территории, он избежал издержек советской индустриализации, остался уникальным уголком природы. Но до этого уголка трудно добраться, а иногда не менее сложно из него выбраться. Здесь предстоит создать всю инфраструктуру, разработать интересные туристические продукты, воспитать кадры, наконец. Общие инвестиции в развитие туристической отрасли Камчатки пока еще в полной мере не оценены, но речь идет о десятках миллиардов рублей.

В Камчатском крае находятся два государственных заповедника, 17 заказников, 169 уникальных природных объектов, пять природных парков, 27% территории региона отнесено к категории охраняемых. Пять природных территорий включены ЮНЕСКО в Список всемирного культурного и природного наследия — они объединены под общим названием «Вулканы Камчатки».

К числу наиболее целесообразных для осуществления туристических проектов сейчас относят Камчатские Минеральные Воды (по аналогии с Кавказскими Минводами). По словам руководителя краевого агентства по туризму Тамары Тутушкиной, предполагается построить курорты на базе Паратунского, Малкинского, Начикинского, Пущинского и Быстринского минеральных источников.

В целом же камчатские власти надеются раскрутить туристический бренд региона и обеспечить приезд 200 тыс. человек в год.

Кладовая проблем

Планы всегда выглядят хорошо — более или менее, в зависимости от максимального или минимального учета рисков. А вот рисками Камчатка столь же богата, как и ее недра — ископаемыми.

Прежде всего речь идет об энергетике. Энергоемкость ВРП бывшей Камчатской области в три раза, а Корякского АО — в полтора раза выше среднероссийского уровня. Для производства одного рубля валового регионального продукта в среднем по России выпускается тепло- и электроэнергетической продукции на 10 копеек, в Камчатской области и Корякском АО — соответственно на 30 и 15 копеек. И это усредненные величины. В структуре энергетики края в целом 45% в стоимости выпуска конечной продукции приходится на электроэнергетику и 51% — на теплоэнергетику.

Ежегодно в рамках северного завоза на Камчатку поставляют около 200 тыс. тонн топочного мазута, 35 тыс. тонн дизельного топлива, 45 тыс. тонн автомобильного бензина и 250–270 тыс. тонн угля. И это не считая топлива, поступающего по прямым заказам предприятий.

Низкий уровень ВРП на душу населения и высокая себестоимость электрической и тепловой энергии определяют крупные энергетические затраты во всех отраслях экономики региона. Сейчас волевым решением они снижены, но как долго федеральный центр намерен субсидировать, к примеру, кратную разницу в цене мазута в порту Владивостока и Петропавловска-Камчатского? Поэтому ключевой задачей экономического развития региона остается скорейшая оптимизация структуры энергетики полуострова. Местными финансами этой проблемы не решить, а значит, не осуществятся и прочие мечты камчадалов.

Камчатскую энергетику необходимо переводить на местные энергоносители. Это не только снизит стоимость тепло- и электроэнергии, но и полностью нивелирует риски, связанные с завозом топлива, а также положительно скажется на бюджете края (в нем останутся миллиарды рублей, которые сегодня тратятся на оплату завоза). Себестоимость добычи и поставки местного угля к объектам его потребления примерно в два раза ниже стоимости привозного.

По планам, до 2010 года должно быть завершено строительство семи мини-ТЭЦ на местном угле в северной части Камчатского полуострова, проложен газопровод до Петропавловска-Камчатского, строительство которого было начато в 2000 году и сопровождалось постоянным скандалами; газифицирована южная (самая заселенная) часть региона и построен каскад мини-ГЭС. В последующие годы планируется продолжить газификацию края, ввести в оборот нефтяные залежи на шельфе Охотского моря и построить нефтеперерабатывающий завод.

15 месторождений термальных вод с ежегодным дебитом около 13 млн кубометров уже дают тепло, а пар Паужетского, Мутновского и Верхне-Мутновского источников используется для производства электроэнергии. Суммарная мощность трех ГеоТЭС составляет 70 МВт. Всего же на полуострове изучено 160 термопроявлений, из которых 90 можно использовать в энергетике.

Приливно-отливным гидроэнергетическим потенциалом располагает район Пенжинской губы Охотского моря, и этим возобновляемым источником энергии еще только предстоит заняться.

Еще одна проблема — слабая геологическая изученность недр. Бывший премьер-министр России Михаил Фрадков, посетивший эти регионы в прошлом году, даже потребовал «поставить недропользователей на уши», но заставить их активизировать геологоразведочные работы. Угроза не произвела впечатления, потому что в качестве альтернативы фигурируют десятки миллиардов рублей инвестиций, требующихся на доразведку. На Камчатке суммарная потребность в инвестициях, включая создание добычной и транспортной инфраструктуры горной промышленности, на период до 2025 года оценивается в 32,9 млрд рублей, в том числе на месторождениях золота — 16,2 млрд рублей. В действительности же суммы окажутся гораздо большими. Поскольку вся горнодобывающая отрасль на полуострове находится в руках частных предприятий, государство, конечно, может припугнуть отъемом лицензии, но проблемы это не решит. Камчатка — особый по сложности и рискам регион. Государству придется вложиться по крайней мере в основные объекты инфраструктуры полуострова.

В числе рисков и кадровый дефицит. Крайне низкое качество жизни, суровые климатические условия, отсутствие работы заставляют людей покидать эти места и перебираться в европейскую часть России, на Урал. Романтики перевелись. Кадров и для уже действующих предприятий катастрофически не хватает. Появление новых предприятий притормозило темпы бегства жителей Камчатки в последнее время, но еще не привело к тому, чтобы люди ехали сюда. «В регионе не хватает людей, способных генерировать идеи, составлять программы, которые федеральный центр мог бы принять к рассмотрению, — говорит сенатор от Камчатки Виктор Орлов. — Некому работать “на горе”, то есть в добывающей отрасли. Профессии горного инженера, горного техника очень дефицитны». По мнению сенатора, даже имеющимся специалистам требуется стажировка за рубежом, так как не все из них знакомы с современной техникой.

Наконец, риски несет с собой и сама ускоренная индустриализация региона, долгие годы жившего в режиме заповедника. Хотя и власти края, и даже владельцы компаний говорят, что строго следят, чтобы уникальной природе не был нанесен ущерб, кто может на все сто процентов гарантировать в пылу ударного труда, что при доигрывании пострадавших не окажется? «Времена компаний-временщиков прошли. Сейчас добывающие предприятия ориентированы исключительно на долгосрочную работу в регионе. Вот почему горняки Камчатки как никто другой понимают необходимость промышленного развития края и вместе с тем необходимость максимально бережного отношения к его уникальной природной среде», — заявил на рабочем совещании горнопромышленников Камчатки генеральный директор ЗАО «Корякгеолдобыча» Василий Кноль. Так это или нет, очень скоро можно будет определить по состоянию камчатских рек и лесов.

О риске подсадки края на сырьевую иглу, с которой сегодня пытаются слезть нефте- и газодобывающие регионы России, в случае с Камчаткой говорить, казалось бы, преждевременно: регион еще только в самом начале подъема добывающей промышленности. Тем не менее помнить о такой опасности и думать о том, как ее избежать, нужно именно сейчас — пока не возникла зависимость.