«Роснефть» обставила «ЛУКойл»

Иван Рубанов
8 сентября 2008, 00:00

Государственная «Роснефть» превращается в полноценного лидера отечественной нефтянки, удивляя инвесторов своей эффективностью. Но кураторам госкомпании будет непросто найти баланс между сердцами акционеров, политическим авторитетом и задачам национального масштаба

Смена лидера в российской нефтянке почти завершена. «ЛУКойл» и «Роснефть» на днях отчитались по итогам своей работы за прошедшее полугодие. Лидер частного бизнеса, любимец западной публики «ЛУКойл» получил порцию критики за неоправданные траты и слабенький финансовый результат. Едва ли не в пример ему поставили «Роснефть», которая обошла конкурента качеством и удостоилась рукоплесканий аналитиков за умение контролировать издержки и отличный финансовый «перформанс».

В углеводородном секторе, где частный бизнес всегда служил ориентиром для неуклюжих госкомпаний, это считай что революция.

Спурт

Формально «Роснефть» потеснила «ЛУКойл» с пьедестала лидера отрасли еще в прошлом году, обойдя его по показателям запасов, добычи и переработки российской нефти. Но то было чисто количественное превосходство — благодаря поглощению останков ЮКОСа. Но вот качественно — по показателям инвестиционной активности, состоянию подконтрольных активов, качеству менеджмента и дружелюбию к акционерам, по выручке, по размеру извлекаемой из добытых углеводородов прибыли — «Роснефть» всегда уступала. Отставание, отнюдь не символическое, заставляло сильно задуматься об эффективности стратегии властей по накачиванию госкомпании многочисленными активами, тем более что простимулированный извне рост долгое время выглядел едва ли не единственной заслугой менеджмента «Роснефти» (см. «И менеджер, и бюрократ-виртуоз», «Эксперт», №36 за 2007 год).

И вот все меняется. Более чем 70-процентный рост цен на нефть в нынешнем полугодии гарантировал увеличение финансовых показателей всем нефтедобытчикам. Но вот размер этого прироста, как, впрочем, и другие показатели, у двух ведущих компаний российской нефтянки оказался очень разным. Если у «ЛУКойла» выручка выросла только на 60%, то у «Роснефти» она возросла почти вдвое (см. график). Госкомпания нарастила добычу нефти на 16%, а вот у крупнейшей частной компании страны этот показатель упал на 3,6%. Несмотря на спад добычи, операционные расходы «ЛУКойла» на баррель добычи возросли более чем на 20%. При этом наибольшая доля прироста, около 40%, пришлась на самую мутную для взора аналитиков статью «Прочие затраты». В «Роснефти» расклад оказался диаметрально противоположным: издержки на баррель добычи возросли всего на 4%, а в рублевом выражении и вовсе сократились. Благодаря этому «Роснефть» выдала настоящий спурт по ключевому финансовому показателю — чистой прибыли, которая выросла почти втрое и уже близка к лукойловской. По одному из ключевых финансовых показателей — излюбленной аналитиками EBITDA (прибыль до вычета амортизационных отчислений, расходов по процентам и налоговых платежей) — госкомпания впервые обошла своего главного конкурента и оказалась лидером отрасли.

Теперь «Роснефть» по подавляющему большинству качественных показателей — рентабельности, прибыли, получаемой с единицы продукции, показателям производительности труда — свой «ориентир» не только догнала, но и превзошла, отставая лишь по общей выручке (см. таблицу, график).

Как же бессменному главе «Роснефти» Сергею Богданчикову и «курирующему» компанию главе совета директоров, зампреду правительства Игорю Сечину удалось обойти любимца публики «ЛУКойл»?

Деньги уходящие и приходящие

Неприятный для «ЛУКойла» результат отчасти связан с субъективными и случайными обстоятельствами. Негативное влияние на финансовые результаты компании в первом полугодии оказало хеджирование ценовых рисков. Ожидая падения цен на нефть, компания заключала долгосрочные контракты на поставки по фиксированной цене, однако продолжившийся беспрецедентный рост стоимости нефти привел к упущенной выгоде в размере 621 млн долларов. Впрочем, как заявил вице-президент «ЛУКойла» Леонид Федун, благодаря случившемуся в последние месяцы снижению цен компания «уже отыграла 340 млн (потерь на хеджировании), которые будут отражены в отчетности этого года». Еще 186 млн долларов компания потеряла на переоценке материальных активов. «У компаний, часто приобретающих новые активы, потери такого рода случаются, ничего особо страшного в этом нет», — уверен аналитик «Альфа-банка» Ширвани Абдуллаев. Что касается добычи «ЛУКойла» по итогам второго полугодия, то она должна перекрыть прошлогодние показатели благодаря запущенному в июне Южно-Хыльчуюсскому месторождению. Как отмечает Абдуллаев, отставание «ЛУКойла» по качественным показателям частично связано с худшей структурой запасов (большей выработанностью месторождений и высокой долей трудноизвлекаемой нефти). А как уверен руководитель отдела аналитики ИА INFOLine Михаил Бурмистров, более высокие темпы роста операционных расходов компании были предопределены структурой ее бизнеса — повышенной долей международных операций, активным участием в торговле нефтью (в том числе чужой), ее переработкой за рубежом, а кроме того еще и приобретением зарубежных активов в сегменте downstream (НПЗ и АЗС). С другой стороны, хорошие показатели «Роснефти» в значительной степени были связаны с консолидацией с одним из лучших активов отрасли — «Юганскнефтегазом», что, кстати, и обеспечило две трети прироста добычи.

Но все эти обстоятельства объясняют случившееся лишь отчасти и вовсе не отменяют факта качественного роста «Роснефти». Опубликованные результаты «ЛУКойла» оказались хуже прогнозов большинства аналитиков, которые оценили их как «слабые» и даже «разочаровывающие». А вот «Роснефть» инвестиционное сообщество впервые приятно удивила, заслужив рукоплескания инвесторов и положительные отзывы биржевиков. «Особо показательным оказался грамотный контроль компании над расходами», — отметил аналитик Банка Москвы Сергей Вахрамеев. После публикации отчетностей акции «ЛУКойла» упали на 3%, а вот «Роснефть» подорожала на 1,5%. Более того, «Роснефти», после того как она провела IPO и привлекла к управлению сторонних, в том числе зарубежных, менеджеров, удалось добиться превосходства в том, что прежде считалось ее слабым местом. «Сейчас менеджеры компании грамотно взаимодействуют с инвесторами и в этом ничуть не уступают “частникам”, — отметил Ширвани Абдуллаев. — Что касается прозрачности, “Роснефть”, пожалуй, даже превосходит “ЛУКойл”. Первая компания дает более детальную и четкую информацию, продажи второй, напротив, прогнозировать трудно. То же хеджирование может быть спекуляцией, а может быть разумным ходом по контролю над рисками, если применяется постоянно. Но менеджмент не раскрывает данных о сроках действия и других параметрах программы». «Более 17 миллиардов долларов, затраченных в первом полугодии на закупку нефтепродуктов у сторонних компаний, представляются чрезвычайно значительной суммой и могут свидетельствовать о завышении затрат или, скорее, о недостаточно высокой эффективности управления закупками. А эта сфера в российских компаниях является, как правило, чрезвычайно коррупционной», — предполагает Михаил Бурмистров. «Думаю, тезис о меньшей эффективности нефтяной госкомпании по сравнению с частниками сейчас уже не верен», — заключает г-н Абдуллаев.

Расслабляться нельзя

Как же так случилось? За пару недель до опубликования отчетов нам довелось услышать любопытную версию. «У нас принято считать, что в углеводородном секторе от неоправданного завышения затрат, связанного с персональными финансовыми интересами менеджеров, очень сильно страдают госструктуры вроде “Газпрома”, а вот у “ЛУКойла” и других компаний частного сектора масштаб этого неприятного явления гораздо меньше, — заметил авторитетный рыночный аналитик, пожелавший остаться неизвестным. — Но вот у меня их превосходство вызывает сомнения. Попробуйте-ка, например, у частников получить данные о стоимости закупаемых для их проектов труб. А знаете, у кого сейчас меньше всего неоправданных затрат и перерасходов? Можете не верить, но это “Роснефть”. Для курирующего компанию Игоря Сечина это единственный подконтрольный актив, от результата работы которого сильно зависят персональный имидж и позиции этого политика. Получив аванс в виде ЮКОСа, Сечин прикладывает максимум сил, чтобы продемонстрировать свою и контролируемого детища высокую эффективность».

Каковы бы ни были мотивы, «кураторы» компании заслужили похвалу и наверняка получат ее на самом высоком уровне. Но вот торопиться с выводами о пользе ренационализации не стоит. Дуалистическая природа «Роснефти», которая сейчас одновременно и инструмент государства, и акционерная структура, обязанная заботиться о финансовых результатах, прозрачности и любви акционеров, в будущем наверняка начнет выходить ей боком.

Как отмечает Сергей Вахрамеев, в последнее время «Роснефть» наращивала инвестиции, в 2008–2013 годах планируется ежегодно тратить более 7 млрд долларов на развитие добычи и более 2 млрд в переработку — суммы внушительные. «Правда, пока средства в основном идут в лучшие активы, способные дать быструю финансовую отдачу, — “Юганскнефтегаз” и Ванкорское месторождение, — замечает Ширвани Абдуллаев. — А вот в НПЗ компания вкладывается не особенно, за исключением расположенного у побережья и способного на быструю отдачу завода в Туапсе». Политика быстроокупаемых инвестиций соответствует интересам акционеров-миноритариев и задаче по минимизации огромной долговой нагрузки «Роснефти» (в первом полугодии ее удалось снизить с 24 до 22 млрд долларов). Однако такой подход плохо стыкуется со стратегическими задачами, стоящими перед государством. Одна из них — коренная модернизация НПЗ для увеличения выхода светлых нефтепродуктов (бензин у нас не дешевле американского); другая — развитие нефте- и газодобычи на труднодоступных и требующих высоких затрат восточносибирских месторождениях, освоение которых позволит диверсифицировать наш углеводородный экспорт. На этих трудных направлениях «Роснефть» пока особых успехов не добилась: НПЗ компании по-прежнему одни из худших в отрасли, особых достижений в освоении трудных нефтяных месторождений Восточной Сибири (в большинстве своем они принадлежат именно «Роснефти») нами не замечено.

В подготовке материала принимал участие Андрей Виньков