Пять лет до рынка

Спецвыпуск
Москва, 15.09.2008
«Эксперт» №36 (625)
«Сцилла и Харибда дальневосточных энергосистем — это необходимость инвестировать в развитие энергетики, модернизировать энергетическую инфраструктуру и невозможность повышать тарифы, устанавливаемые государством. Здесь крайне важно проложить правильный маршрут, верную бизнес-траекторию», — говорит Иван Благодырь, генеральный директор ОАО «РАО “Энергетические системы Востока”»

— Первого июля 2008 года РАО «ЕЭС России» прекратило свое существование. Некогда единая во всех смыслах энергосистема страны разделена на компании, объединенные лишь передающими сетями. Какой опыт получен за время, прошедшее после реформирования?

— Реформа РАО «ЕЭС России» привела к появлению реальных рыночных отношений в электроэнергетике. В отрасль были привлечены средства частных инвесторов. Еще более актуальными стали задачи эффективного управления активами, выстраивания долгосрочных отношений с потребителями, поиска инвестиций, реализации инвестиционных проектов. Отчасти они начали решаться еще в рамках РАО «ЕЭС России». Сейчас менеджмент генерирующих, сетевых и сбытовых компаний занимается этим самостоятельно. Это опыт, который сложно переоценить.

Что касается последствий, то фактически энергетика России уже более года работает в новых условиях, и свет, как видите, не погас. В стране остались общие магистральные сети, сохранился единый диспетчерский центр, принадлежащий государству. Федеральный закон об энергетике четко прописывает функции генерации, распределительных сетей, сбытов и системного оператора. Так что я не вижу особых рисков, связанных с ликвидацией РАО. Если они и существуют, то, как показывает практика, воссозданное Министерство энергетики России эффективно управляет потенциальными рисками, взяв под свой контроль большую часть проблемных вопросов.

— Компания ОАО «РАО “Энергетические системы Востока”» образована два месяца назад. Чем она отличается от прочих? Каковы ваши преимущества и слабые места?

— Мы холдинг, который управляет пакетами акций дочерних энергокомпаний на Дальнем Востоке. При этом нашим контрольным пакетом владеет государство. То есть мы принципиально отличаемся от ОГК и ТГК и по сути бизнеса, и по корпоративной структуре.

Из-за того что на большей части территории Дальневосточного федерального округа расположены изолированные энергосистемы, разделение и объединение энергокомпаний по видам бизнеса: энергогенерация, сети, сбыт — здесь прошло только на юге Дальнего Востока. Сейчас в объединенной энергосистеме Востока генерирующие мощности входят в Дальневосточную генерирующую компанию, распределительные сети — в Дальневосточную распределительную сетевую компанию, а сбыты — в Дальневосточную энергетическую компанию.

Другое наше отличие состоит в том, что мы работаем не просто в регионах с изолированными энергосистемами, таких как Камчатский край, Сахалинская, Магаданская области, Чукотский округ, Республика Саха (Якутия), но там, где имеются изолированные энергоузлы. В европейской части страны такого почти нигде не найдешь.

— Какие проблемы для экономики создает раздробленность энергетической системы Дальнего Востока?

— В чем уникальность Единой энергосистемы России? В том, что по действующим ЛЭП между собой связаны электростанции, расположенные в восьми часовых поясах. Это позволяет распределять нагрузку на генерирующие мощности, гарантированно доставляя товар — электроэнергию — потребителям за счет ее перетока.

У партнеров

    «Эксперт»
    №36 (625) 15 сентября 2008
    Экономический кризис
    Содержание:
    Недостаточно большая «пушка»

    Через спасение ипотечного рынка американский минфин пытается спасти всю американскую экономику. Насколько это ему удастся, покажут уже ближайшие месяцы

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама