Висящие на ниточках

Спецвыпуск
Москва, 15.09.2008
«Эксперт» №36 (625)
Без радикальной модернизации транспортной системы и строительства новых дорог, прежде всего тех, которые свяжут Дальний Восток с остальной Россией, на ускоренном социально-экономическом развитии субъектов региона можно ставить крест

На Дальнем Востоке я живу уже двадцать два года. Сначала по распределению, а теперь — по привычке. В начале моего дальневосточного бытия два-три раза в год я летала в Москву и в родной Екатеринбург, потом поездки сократились до раза в год и только в Екатеринбург — в отпуск, посмотреть на родные лица. В прошлом году, чтобы съездить на родину с пятилетним сыном, мне хватило отпускных, в этом пришлось отдать в полтора раза больше, при том что заработная плата за год повысилась процентов на десять.

В общем, ощущение у меня такое, что живу я в некоем замкнутом пространстве, прикрепленном к остальной России парой-тройкой тоненьких ниточек. И ощущение это с каждым годом усиливается. Похоже, не у меня одной. За последние пять лет из моих хороших знакомых уехали на ПМЖ в Москву, Санкт-Петербург и Екатеринбург больше десяти человек. Статистика же зафиксировала 20-процентное сокращение населения Дальневосточного региона с момента проведения последней переписи в 1989 году. Только с 1996-го по 2006 год регион покинуло около 720 тыс. человек, в основном трудоспособного возраста и высокой квалификации — им легче устроиться на Большой земле.

Главные причины депопуляции региона очевидны — обвал экономики, произошедший в 90-е годы, низкие социальные стандарты жизни, оторванность от основной части страны. Правда, в последнее время бегство населения замедлилось — экономика демонстрирует рост промышленного производства на 22%, в основном за счет сахалинских проектов. Территории же, не связанные с углеводородами, отчитались в среднем о 9% роста. Безусловно, на миграционные настроения дальневосточников оказали влияние анонсированные федеральным правительством грандиозные планы «нового освоения» региона, оцененные в сотни миллиардов рублей. Ощущение, что в верхах настроения меняются в пользу активного освоения региона, начинает сказываться на ожиданиях бизнеса и на мироощущении живущих здесь людей.

Одна моя хорошая знакомая уезжать из Хабаровска никуда не собирается, хотя предлагают ей хорошие должности в Москве. Конечно, она находится в исключительном положении — она полковник милиции. Государство оплачивает ей поездки к месту отдыха. Но ее пример тем не менее показателен — если дать людям возможность работать и зарабатывать, а также избавить их от ощущения «транспортной блокады», как выразился директор Института экономических исследований академик Павел Минакир, то еще можно избежать угрозы депопуляции Дальнего Востока, где плотность населения равна 1,1 человека на квадратный километр, и заселения богатейшего региона, к примеру, китайцами.

Основная социальная нагрузка на Дальнем Востоке приходится, конечно, на авиацию — отечественный железнодорожный транспорт функционирует на скоростях, позорно маленьких для такой огромной страны. Об автотранспортном сообщении и говорить не приходится — между Читой и Хабаровском дороги практически нет. Поэтому бОльшая часть местных авиарейсов, особенно в северные районы региона, дотируется из местных бюджетов. Хабаровский край, напри

У партнеров

    «Эксперт»
    №36 (625) 15 сентября 2008
    Экономический кризис
    Содержание:
    Недостаточно большая «пушка»

    Через спасение ипотечного рынка американский минфин пытается спасти всю американскую экономику. Насколько это ему удастся, покажут уже ближайшие месяцы

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама