Маятник Лукашенко

Политика
Москва, 22.09.2008
«Эксперт» №37 (626)
Белоруссия, ближайший союзник России, не спешит признавать независимость Абхазии и Южной Осетии, зато пытается договориться с США и ЕС. Это не просто обычная «батькина» торговля. Это логичный итог развития российско-белорусских отношений

Евросоюз готов отменить санкции в отношении белорусских чиновников. Об этом говорится в заявлении, принятом по итогам прошедшей 15 сентября встречи глав внешнеполитических ведомств стран — членов ЕС. Правда, окончательное решение о нормализации отношений с Минском в Брюсселе примут только в том случае, если парламентские выборы в Белоруссии, намеченные на 28 сентября, признают демократическими международные наблюдатели. Президент Белоруссии Александр Лукашенко уже старается, чтобы наблюдатели остались довольны, так что шансы на снятие санкций у него есть.

В то же время Лукашенко заявил, что вопрос о признании Абхазии и Южной Осетии будет решать новый парламент. И как знать, возможно, этот парламент окажется настолько демократическим, что откажется признавать две республики. А «батька» склонится перед волей народа.

Белорусский президент всегда славился своим умением торговаться с Москвой. Но дело здесь не только в его личных качествах. Отношения между Россией и Белоруссией давно строятся так, что союз двух стран держится исключительно на скрытых и явных дотациях белорусской экономике. Не будет субсидий — не будет и того Лукашенко, к которому мы привыкли.

Повод промолчать

12 августа, когда в Южной Осетии уже несколько дней как шли боевые действия, российский посол в Белоруссии Александр Суриков пошел на совершенно не дипломатический шаг: на пресс-конференции в Минске он публично поинтересовался, почему белорусские власти никак не обозначат свою позицию по отношению к действиям России на Кавказе. «У России и Беларуси есть договор о создании союзного государства, и российские граждане, находящиеся в Южной Осетии и испытывающие сейчас гуманитарную катастрофу и геноцид, в общем-то, формально говоря, являются и гражданами Беларуси, — заявил журналистам Суриков, — и нам очень непонятно, что государственные власти Беларуси хранят такое скромное молчание».

В Минске действительно к конфликту на южных рубежах союзного государства поначалу отнеслись чрезвычайно сдержанно. 8 августа, когда в Цхинвали шли ожесточенные бои, белорусский МИД заявил, что «применение военной силы в зоне Южной Осетии, жертвы среди мирного населения… вызывают у нас глубокую озабоченность». И призвал к незамедлительному прекращению огня и к переговорам. Показательно, что именно в такой тональности были выдержаны и официальные комментарии, сделанные в столицах других государств — членов СНГ, но не состоящих в столь тесных, хотя бы и формально, отношениях с Москвой. «Суть первой реакции официального Минска на события в Южной Осетии можно сформулировать так: это не наша война», — говорит белорусский политолог Виталий Силицкий.

Спустя несколько дней, 13 августа, в день траура, объявленного в России в связи с гуманитарной катастрофой в Южной Осетии, в Минске слегка модифицировали свою оценку случившегося. Пресс-служба Александра Лукашенко сообщила, что президент Республики Беларусь от имени белорусского народа и от себя лично выразил искренние соболезнования Дмитрию Медведеву и всему россий

У партнеров

    «Эксперт»
    №37 (626) 22 сентября 2008
    Финансовый кризис
    Содержание:
    Драма, но не катастрофа

    Финансовый кризис в России пока развивается в управляемой фазе. ЦБ в состоянии отбить полноценную спекулятивную атаку на рубль. Тем не менее кризис показал, что нормально работать без постоянной подпитки капиталами извне у нашего финансового сектора все еще не получается

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Реклама