Иностранные банки — на российские биржи

Вывод на биржу миноритарных пакетов акций крупнейших дочерних иностранных банков повысит степень ответственности материнских структур за российскую часть их бизнеса, а также будет способствовать локализации в стране производства финансовых услуг

Идея так называемой биржевизации, то есть вывода миноритарных (10–30%) пакетов зарегистрированных в России крупнейших банков на российские биржи путем преобразования этих банков в открытые акционерные общества и проведения ими IPO, первоначально была выдвинута в 2006 году первым зампредом Банка России Андреем Козловым, но после его гибели была оставлена, не получив поддержки банковского сообщества. В несколько ином контексте эта же идея была предложена ФСФР весной 2008 года в рамках Доклада о мерах по совершенствованию регулирования и развития рынка ценных бумаг на 2008–2012 годы (публиковалось два варианта доклада: в первом речь шла о выводе на биржу акций крупнейших — неважно, российских или иностранных, — банков, а в более позднем втором варианте говорилось только об иностранных «дочках»). Автору приходилось высказываться в поддержку вывода на российские биржи акций крупнейших российских и особенно дочерних иностранных банков. Цель данной статьи — постараться еще раз изложить свою позицию, суммировав имеющиеся аргументы.

Зачем нам акции иностранных «дочек»?

Говорить о необходимости вывода на биржу новых банковских акций на фоне пикирующего финансового рынка и понесенных акционерами банков потерь — значит подставить себя под огонь критики. Тем не менее я считаю, что именно в условиях кризиса хорошо видны как минимум две причины того, что вывод на отечественные биржи акций иностранных банковских «дочек» будет безусловно полезен.

Во-первых, таким образом возникает механизм контроля не только над менеджментом, но и над мажоритарным акционером дочернего банка. События последних недель показали, что эти акционеры — международные финансовые группы — по определению не могут считаться финансово устойчивыми. С другой стороны, эти группы, обычно являющиеся публичными компаниями, «просвечиваются» аналитиками со всех сторон. Происходившее с Lehman Brothers в последние месяцы было хорошо известно, и желающие имели достаточно времени для закрытия позиций на этот инвестиционный банк (другое дело, что часть инвесторов оценивала риск иначе и надеялась на государственную поддержку). В то же время российские «дочки» иностранных банков, по обязательствам которых, кстати, «просвеченные» материнские структуры не отвечают, прозрачны в куда меньшей степени.

Статус открытого акционерного общества для иностранных банков в России и обращение пусть даже небольшого пакета их акций на бирже делает необходимость создания здесь целого ряда организационных структур, которые иначе, в статусе закрытого общества и тем более филиала, обычно централизуются в зарубежной штаб-квартире. Статус ОАО заставляет иметь в России совет директоров, в котором были бы представлены миноритарные акционеры, само наличие которых делает этот орган полноценным, принимающим реальные решения. Исключается либо резко затрудняется возможность невыгодного для российской «дочки» трансфертного внутрикорпоративного ценообразования, вывода прибыли на офшорный центр и т. д., что опять-таки повышает устойчивость такой «дочки».

Наличие в России полноценной корпоративной структуры уменьшает вероятность того, что «дочка» вынуждена целиком полагаться на поддержку материнской структуры и оказывается нежизнеспособной в случае, если по той или иной причине такая поддержка исчезает. Думаю, читатели согласятся, что в период обострения мирового финансового кризиса такую возможность нельзя считать сугубо теоретической.

Во-вторых, жизнь из-за кризиса не остановилась и задача развития национального фондового рынка никуда не делась. Вывод на национальный фондовый рынок ценных бумаг дочерних иностранных структур будет способствовать диверсификации портфелей национальных инвесторов и позволит привлечь в российскую экономику средства тех из них, кто не доверяет российским структурам в принципе, — признаемся себе, что таковых немало. Наличие таких бумаг позволит рассчитывать на то, что в ситуации кризиса доверия, влекущего за собой выход инвесторов из акций российских компаний и банков, не все из них покинут Россию: «русские иностранцы» могут оказаться неплохой альтернативой.

Предлагаемую меру имеет смысл распространить на крупные иностранные дочерние структуры в России. Если иностранный банк является нишевым игроком, не претендующим на значимую роль в национальной экономике, то, пожалуй, о его фактическом статусе можно особо не беспокоиться. Если же речь идет о крупной структуре, играющей либо собирающейся играть в России серьезную роль, то тут основания для беспокойства есть, и с точки зрения наших национальных интересов вполне логично выглядит принятие мер для обеспечения корпоративной полноценности такой структуры.

Отношение к международному банку и его стремлению наращивать свою долю на российском рынке должно определяться тем местом, которое он готов отводить России в своей цепочке создания стоимости. В частности, речь идет о готовности не централизовывать в штаб-квартире банка за пределами нашей страны, а сохранять в России максимально возможный объем «дорогих», или «интеллектуальных», функций — управленческих, маркетинговых, контрольных. Биржевизация представляет собой механизм достижения этой цели.

Локализация производства финансовых услуг

Вывод на биржу акций иностранных банков в России будет означать серьезный шаг в сторону локализации производства финансовых услуг. Здесь самое время вспомнить о поставленной политическим руководством страны задаче создать международный финансовый центр. Давайте задумаемся: а в чем, собственно, отличие финансового центра от финансовой периферии? Краткий ответ: в объеме создаваемой в финансовой отрасли добавленной стоимости — в финансовом центре этот объем максимален.

Биржевизация иностранных банков как раз и преследует цель достичь максимальной концентрации в России создаваемой иностранным банком добавленной стоимости. Когда за пределы страны не выводятся важные функции, когда в ней наличествуют полноценные органы управления и есть присутствие в капитале российских акционеров — это и есть локализация в сфере услуг. По своей сути она ничем не отличается от локализации в машиностроении. Как известно, иностранные компании, которые, весьма вероятно, предпочли бы просто ввозить в нашу страну сделанные за рубежом машины, были поставлены перед необходимостью строить в России сборочные производства и увеличивать путем локализации создаваемую у нас добавленную стоимость. Применительно к банкам предлагается совершенно то же самое — увеличить степень локализации производства в России финансовых услуг, только не путем прямого указания, какие именно функции должны осуществляться, а более тонко, через использование механизмов корпоративного управления.

Надо сказать, что политика локализации, например, в автомобилестроении встречает практически единодушную поддержку, а аналогичные меры в отношении банков отвергаются. Возможно, причина в том, что для традиционных отраслей политика локализации привычна, а для отраслей сферы услуг кажется чем-то новым и подозрительным. Это неразумно: мы вроде как собрались становиться международным финансовым, а не международным автомобилестроительным центром.

Задача формирования в России международного финансового центра неотделима от задачи удержания в стране и привлечения в страну извне квалифицированных специалистов в области финансов. Биржевизация иностранных банков, направленная на обеспечение полноценности их корпоративной структуры, будет способствовать решению этой задачи. Наличие в России полноценной корпоративной структуры позволяет удерживать карьерно ориентированных менеджеров-россиян, работающих в транснациональной банковской структуре. Это достигается благодаря заметному удлинению находящейся в стране части карьерной лестницы. Если же дочерний банк представляет собой не полноценную структуру, а квазифилиал, то она совсем небольшая и значимые карьерные перспективы обязательно предполагают отъезд из России.

В Канаде все банки, превышающие по размеру капитала определенную величину, должны иметь неконцентрированную структуру  cобственности

Международный опыт

Среди аргументов против вывода на российские биржи акций крупнейших дочерних иностранных банков приходилось слышать следующий: речь идет о странной, «экзотической» идее, нигде в мире не реализованной. Это не так. Страны, на территории которых находятся потенциальные конкуренты Москвы в борьбе за статус финансового центра «нашего» региона мира: Австрия (Вена), Польша (Варшава) и Турция (Стамбул) — все без исключения проводят политику, направленную на поддержание дочерними иностранными банками обращения своих акций на национальных фондовых биржах.

Наиболее открыто такую политику проводит Польша. Объектом являются в основном польские банки, купленные международными финансовыми группами в ходе приватизации. Проводимая политика побуждает эти банки поддерживать обращение определенной доли акций (обычно около 30%) на Варшавской фондовой бирже (ВФБ). В результате банки сохраняют корпоративную полноценность, блокируется их превращение в квазифилиалы и вывод функций за пределы страны. Кроме того, развивается национальный фондовый рынок — важнейший элемент потенциального регионального финансового центра: на долю 13 банков, чьи акции обращаются на ВФБ, приходится 29% ее капитализации, причем в 11 из них контрольный пакет принадлежит иностранному капиталу.

Похожую картину можно наблюдать в Турции. Два крупнейших банка этой страны из контролируемых иностранным капиталом — YapiKredi (контролируется итальянской Unicredit Group) и Deniz (контролируется франко-бельгийской банковской группой Dexia) — котируют свои акции на Стамбульской фондовой бирже, причем размер находящегося в свободном обращении пакета довольно значителен.

Наконец, в Австрии крупнейшая из контролируемых иностранным капиталом банковских структур Bank Austria-Creditanstalt также сохраняет обращение своих акций на национальной бирже. Примеры иностранных банковских «дочек», чьи акции котируются на биржах, есть в Чехии, Румынии и многих других странах.

В Канаде пошли еще дальше: там все банки, превышающие по размеру капитала определенную величину, как местные, так и иностранные, по закону должны не только котировать свои акции на бирже, но и иметь неконцентрированную структуру собственности — таким путем канадцы борются с угрозой превращения своих банков в квазифилиалы более мощных банков США.

Думается, примеров достаточно. Отметим, что практически во всех названных случаях сохранение акций дочерних банков на национальной бирже поощряется либо непосредственно предписывается регулятором. Таким образом, вопрос о «странности» или «экзотичности» предложения о биржевизации крупных иностранных банков в России можно считать закрытым.