Консерваторы выигрывают

Лилия Москаленко
29 сентября 2008, 00:00

Финансовый кризис приведет к снижению динамики российского потребительского рынка. Компаниям придется отказаться от активной экспансии и работать над сокращением издержек

Финансовый кризис еще не закончился, но его последствия уже заметны на отечественном потребительском рынке. «С лета процентные ставки возросли в среднем с 12–14 процентов до 18–20. Выросли в цене все кредитные услуги», — отмечает Валерий Покорняк, владелец агропромышленного холдинга компании «Алтан». Сегодня потребительским компаниям требуется все больше средств, чтобы погасить старые кредиты, соответственно, сократились их инвестиции в развитие бизнеса. Но больше всего они жалуются на непредсказуемое поведение банков. «Некоторые банки сегодня вообще свернули кредитные программы. Например, Сбербанк деньги получил, однако многим отказал в кредитах. Непонятно, на что пошли большие государственные деньги», — рассказывает представитель известной компании легпрома. «Банки, получившие деньги от государства, оставили их себе для устойчивости и не дают дешевых кредитов малым и средним банкам, работающим с бизнесом», — говорит Карина Арутюнова, директор по продажам мебельной компании «Бюро-Объект ГМбх».

Из-за сложной финансовой ситуации растут цепочки неплатежей. «Наши потребители — компании, которые шьют спецодежду, — сегодня не могут платить нам вовремя и в полном объеме. Их клиенты — промышленные корпорации — сегодня либо сокращают расходы на персонал, либо просят отсрочки платежей», — говорит Юрий Яблоков, генеральный директор текстильного холдинга «Нордтекс».

Наконец, еще одно неблагоприятное последствие кризиса — снижение потребительского спроса. Пока оно заметно лишь на рынках дорогих товаров, например мебели. «Конец лета — начало осени — время наибольшей покупательской активности на мебельном рынке. В этом году пика продаж не было», — констатирует Игорь Подстольный, директор по маркетингу мебельного концерна «Катюша». Очевидно, что вслед за «дорогими» сегментами рынка начнут падать и «средние».

Ожидается, что лучше всего переживут кризис более рентабельные розница и сфера услуг, а труднее всего придется производителям товаров, особенно в проблемных отраслях. Например, в легпроме, где кризис обострил традиционные проблемы низкой рентабельности и недостатка оборотных средств. «Некоторые текстильные комбинаты сегодня уже простаивают, а это огромные убытки, учитывая масштаб этих предприятий. Едва ли получится запустить их вновь — слишком дорого», — говорит г-н Яблоков. Если ситуация не исправится достаточно быстро, в России в ближайшее время могут встать десятки небольших производителей одежды, текстиля, обуви, мебели, косметики и других компаний, сильно зависимых от доступности кредитов.

Крупные же компании кризис заденет меньше. Залог их устойчивости — сильный бренд и маркетинг. Да и объем долга у них, как правило, невелик — они всегда были консервативными заемщиками. «Кризис никак не отразился на нашем бизнесе, на операционной деятельности», — отмечает генеральный директор косметического концерна «Калина» Александр Петров. «Снижения товарооборота у нас нет. Происходящее не столько кризис, сколько коррекция», — вторит ему Ростислав Ордовский-Танаевский-Бланко, владелец ресторанного холдинга «Росинтер».

Многие игроки даже рассматривают кризис как позитивное явление. «Можно ли было предположить еще два года назад, чтобы министр Кудрин сказал, что рассрочка по уплате НДС возможна на три месяца вперед? А сейчас это может быть принято на уровне закона», — говорит Андрей Бережной, генеральный директор обувной компании Ralf Ringer. Действительно, кризис для крупных российских производителей может оказаться стимулом к росту, поскольку в связи с уходом слабых игроков на рынке появятся дешевые активы. «У игроков, набравших силу, сегодня прекрасные перспективы для завоевания рынка и активного роста», — считает Сергей Саркисов, вице-президент компании «Эконика». Благоприятные возможности компании видят и в снижении цен на рынке аренды. «Я очень рад, что мы не купили некоторые рыночные объекты до кризиса: их стоимость была чрезвычайно завышена. Сегодня есть основания предполагать, что она будет более разумной», — говорит Ростислав Ордовский-Танаевский-Бланко.

Однако кризис, несомненно, приведет к коррекции стратегий потребительских компаний. Пока они заняли выжидательную позицию, наблюдая прежде всего за тем, как ведет себя банковский рынок и рынок недвижимости. «Мы будем пересматривать планы. В какую сторону — зависит от того, сколько будут стоить финансовые ресурсы и торговые точки», — отмечает Ростислав Ордовский-Танаевский-Бланко. Очевидно, что компании будут отказываться от линейного роста, уменьшая инвестиционную активность и работая над эффективностью и снижением издержек. Уже сегодня многие значительно сократили расходы в части рекламных и корпоративных бюджетов. Возможно и некоторое снижение динамики зарплат, наиболее растущей части издержек в последние два года. «В результате усилий, направленных на решение политической задачи — улучшить уровень жизни населения, мы получили откровенно завышенную стоимость нормо-часа работника в расчете на единицу производимой продукции», — утверждает Андрей Бережной.

В подготовке материала принимал участие Денис Кунгуров