Польша — это не Грузия

Политика
Москва, 29.09.2008
«Эксперт» №38 (627)
Даже после южноосетинского кризиса Польша не утратила доверия к США. Варшава считает, что Грузия сама во всем виновата и Польша не повторит ее участи

Внешней политике Польши не хватает целостности и гибкости. Проводя свою бескомпромиссную и часто нелогичную политику, она серьезно осложняет жизнь Евросоюзу и России. «Старая» Европа обвиняет Польшу в откровенной проамериканской ориентации и несоблюдении общеевропейских интересов. Об основных чертах польской внешней политики «Эксперту» рассказал председатель Программного совета Экономического форума в Крынице Зигмунт Бердыховский. По его мнению, «фундаменталистская» внешнеполитическая манера Варшавы объясняется слабостью национального бизнеса и его влияния на процесс принятия решений в стране.

— Что изменилось во внешней политике Польши после ее вступления в Европейский союз и каково теперь место Польши в процессе принятия решений в Брюсселе?

После вступления Польши в ЕС ее внешняя политика действительно изменилась, в основном потому, что исчезла единая цель, которая была раньше. До 2002 года польская политика была ориентирована на то, чтобы сделать все для вступления страны в Евросоюз. В то же время с утратой этой доминирующей цели польская внешняя политика стала более разнообразной: надо выстраивать отношения с Москвой, с Брюсселем, отношения в рамках Веймарского треугольника и Вышеградской группы. Если же говорить о будущем, то я думаю, что больше внимания будет уделяться отношениям с Брюсселем и влиянию на формирование его позиции по главным мировым проблемам. И все меньше — двусторонним отношениям Польши с Белоруссией, Украиной, Россией и так далее.

— Правильно ли я понимаю, что Варшава сегодня выступает одним из главных апологетов единой внешней политики ЕС? Но почему тогда Польша так часто становится «злостным нарушителем дисциплины» и блокирует многие общие решения Евросоюза, чаще всего в отношении России?

— Это объясняется рядом причин. Самая важная заключается в том, что польская экономика еще недостаточно сильна, она мало инвестирует за границей, и голос ее бизнеса практически не слышен внутри страны. Соответственно и влияние бизнеса на процесс принятия решений во внешней политике невелико. В Германии, например, все совсем иначе. Там большое влияние бизнеса на политику объясняется тем, что у немецких бизнесменов много денег, которые они вкладывают во многие страны мира. Как следствие, Германия имеет хорошие отношения с Россией. Так что бизнес — это очень хорошее средство для того, чтобы искать компромиссы в политике. Я думаю, что в ближайшие годы наш бизнес будет развиваться, станет более мощным, и наша политика перестанет быть столь «фундаменталистской».

Кроме того, вы же понимаете, что отношение к России у поляков специфическое. У Польши очень печальный опыт общения с Россией и с Советским Союзом, и многие поляки ассоциируют нынешнюю Россию с той эпохой. В целом же в истории российско-польских отношений были разные периоды: когда-то мы вели себя плохо, когда-то вы. И в XX веке у наших народов просто не было свободного времени, чтобы объективно оценить и обдумать наши отношения: что нас объединяет, а что разъединяет. Такие размышле

Новости партнеров

«Эксперт»
№38 (627) 29 сентября 2008
Кризис
Содержание:
Второе дно бесплатно

Проблемы в российской экономике только начинаются, уверены предприниматели

Наука и технологии
На улице Правды
Реклама