Об упускаемых нами шансах

Александр Привалов
29 сентября 2008, 00:00

Пострадать от кризиса — много ума не нужно. Доступно всякому. Равным образом и спасаться от кризиса (пока спасалки не кончатся) — тоже занятие, посильное многим. А вот усилить свои позиции на волне кризиса — это действительно нужно уметь. И пока таких умельцев не видать ни за кордоном, что меня отчего-то мало печалит, ни у нас. Пока все только разговаривают. В начале лета, когда президент России первым обвинил в мировых неприятностях американцев и призвал к более равновесному распределению прав и обязанностей, это хоть было свежо. Но с тех пор подобные речи почти стали общим местом, не прибавив конструктивности.

Возьмите новости последних суток. Выступает немецкий министр финансов, и солидно рассказывает, как гибельная страсть англосаксонских банкиров к двузначным прибылям привела финансовый мир к краху, — и пророчествует: «Мир никогда не будет таким, каким был прежде. Соединенные Штаты потеряют статус сверхдержавы в мировой финансовой системе. Мировая финансовая система будет более многополярной». Замечательно. В часе лёта на юго-запад выступает французский президент — и ярко рассказывает, что «представление о капитализме как о всемогущей и ничем не регулируемой системе было сумасбродным» и призывает глав государств и правительств объединить усилия в борьбе с финансовым кризисом. Расчудесно. Но дела-то где? Пока — по-прежнему в дружно поносимой Америке: большинство существенных новостей — оттуда.

Потому хотя бы, что номинированные в долларах активы по-прежнему составляют самую большую часть рынка, а сделать эмиссию зелёненьких многополярной едва ли ФРС согласится — даже если её кто-нибудь попросит. Вот никто и не просит. Теоретически говоря, балансирующую роль мог бы — отчасти — взять на себя Китай, если бы захотел. Но он пока явно не хочет — и вообще весьма тщательно от происходящей в мировых финансах сутолоки дистанцируется (ср. недавний приказ китайским банкам прекратить выдачу кредитов американским финансовым институтам).

Ну ладно, Германия или Франция — они даже теоретически не способны всерьёз рвануть одеяло на себя, не сговорившись наперёд хотя бы в рамках Евросоюза, а это занятие если и не безнадёжное, то явно очень небыстрое. Нам следует всячески поддерживать их намерения и даже по возможности присоединиться к их действиям — когда будет, к чему присоединяться. Но ждать этого можно и не в праздности. У нас есть очень серьёзные деньги, и мы властны пустить их в ход в любой нам приглянувшийся момент. Пока мы делаем это как-то крайне незатейливо. Кинули пару триллионов взаймы своей банковской системе — это ли богатство фантазии? (Кинуть голодной собачонке кусок мяса на верёвочке, а потом дёрнуть — так ещё при царе развлекалась не самая сметливая часть слободского юношества.) Похоже, просто некому придумать более перспективный поворот событий. Скажем, почему мы не купили Lehman Brothers? Не сообразили — больше нипочему.

Сделать это было можно. Во-первых, деньги были. Вот, далеко не ходить: только что Греф признался, что Сбербанк вышел из акций чуть не на пике — стало быть, денег там, как у дурака махорки; а если бы малость чего и не хватило, ЦБ бы одолжил. Да и не пришлось бы: за последнюю перед банкротством неделю капитализация Lehman сократилась с одиннадцати миллиардов до двух с половиной — Сбербанк сам бы справился. Во-вторых, случай был. Конечно, не такого покупателя искали для старейшего американского инвестбанка: хотели кого-нибудь полощёнее — из своих. Но когда и Bank of America, и Barclays, и кто там ещё отскочили; когда весь финансовый мир знал: на Уолл-стрит пробка от съехавшихся чёрных лимузинов — всех созвали покупать Lehman Brothers, а никто не берёт, — вот тогда самое время было нам выскочить и предложить двойную и даже тройную (против текущей, грошовой!) цену. Отчего не выскочили? Нас не смогли бы не услышать.

Нет, вполне вероятно, нам попытались бы отказать, только отказ был бы политически неприемлем. Нам самим и делать ничего бы не пришлось. Смотрите, какая там сейчас буря вокруг «плана Полсона», — ясно, что и без наших намёков нашлась бы куча крикунов: «Какого чёрта! Сколько можно драть с налогоплательщика! Если русский медведь сам рвётся ещё заплатить за облегчение американского кризиса — пусть платит!» И Lehman Brothers стал бы нашим.

Сделать это было нужно. Lehman Brothers — это вам не облигации Фанни и Фредди, которых Кудрин так доверчиво накупил весной у обаятельного Полсона; это не патент на звание остриженной овцы, а билет в первый класс. Работая на стратегию (например, повторяю, об руку с Германией и Францией), не стоит пренебрегать тактикой. Разговоры о том, что мир изменился и глобальные финансы впредь будут в гораздо меньшей степени управляться с Уолл-стрит, могут быть сколь угодно справедливы, но это разговоры о пока не начавшемся будущем. В настоящем же покупатель Lehman оказался бы в центре мира. Я не хочу сказать, что он — «по должности», как пишут бюрократы, — вошёл бы в Президиум Мировой Закулисы, но у него появились бы неплохие шансы выписаться из числа лохов, которые бесконечно ждут пряников глобализации, без задержки удостаиваясь её кнута. К тому же мы были бы навсегда избавлены от оскорбительных конфузов вроде того, что случился у «Северстали» с «Арселором». Это сейчас нам охотно продают лишь заваль, а к лакомым активам подпускать не хотят. Хозяина Lehman не подпустить будет трудно — и важность этого соображения сегодня, когда западные активы дёшевы, невозможно переоценить.

Ну да что толковать, с Lehman Brothers мы момент упустили. Но, вполне вероятно, будут и какие-то другие моменты — тактически и даже стратегически не худшие. Не упустить бы и их. И не рассказывайте мне, что мы упускаем моменты из-за того, что не успеваем как следует обсудить свои действия. Не так уж мы любим обсуждения. Вот со дня на день будет представлен в Думу пакет антикоррупционных законопроектов. Он не просто не прошёл широких обсуждений — его даже и не читал никто, кроме не названных публике авторов. Можно поручиться, что по одному этому законопроекты будут хуже, чем могли бы быть. Но раз уж мы так хорошо умеем обходиться без публичных обсуждений, отчего бы хоть иногда не обращать это умение и на пользу?