Шинники толкают нас вперед

29 сентября 2008, 00:00

Немецкая компания Lanxess была выделена из состава Bayer в 2004 году и является одним из крупнейших мировых игроков рынка синтетического каучука. После покупки бразильской Petroflex в апреле этого года каучуковый дивизион компании обеспечивает выручку около 4 млрд долларов — лишь чуть меньше, чем все российские заводы вместе взятые. 11 каучуковых заводов холдинга расположены в Европе и Америке, однако произведенная на них продукция продается по всему миру. На вопросы «Эксперта» о тенденциях мирового каучукового бизнеса и деятельности компании на этом рынке отвечает глава направления «Бутадиеновые каучуки» Иоахим Груб.

— Насколько быстро растет мировой рынок каучуков и в какую сторону двигается?

— В целом рост спроса на каучук примерно соответствует росту мирового ВВП, то есть спрос увеличивается где-то на три процента в год. При этом наиболее стремительно повышается спрос на каучуки нового поколения, улучшающие такие свойства шин, как износостойкость, сцепление с дорогой, сопротивление свободному качению и аквапланированию. Проблема в том, как улучшить их таким образом, чтобы выигрыш в одном не приводил к существенному отставанию в другом.

— Есть мнение, что сейчас практически весь новый спрос на каучуки создает Китай.

— Спрос в Китае, действительно, главный фактор роста мирового рынка. Сейчас мы начинаем строить завод бутилкаучуков в Сингапуре, который будет работать на азиатский рынок.

— А где вообще лучше производить каучук — ближе к сырью или к потребителю?

— Когда принимается решение, учитываются не только эти факторы, но и стоимость, а также доступность энергии, персонала и множество других составляющих. Истина всегда находится где-то посередине, но в целом доступность и стоимость сырья играют очень большую роль, потому что каучук хорошо перевозится, а бутадиен нет.

— Как организовано снабжение сырьем на предприятиях компании?

— В Канаде у нас есть собственные мощности по его извлечению, в США мы получаем бутадиен по трубопроводу, в Бразилии — от ближайших нефтехимических комплексов. Вообще мы стараемся максимально использовать местное сырье.

— Некогда европейские производители полибутадиена перешли с титановых на неодимовые катализаторы, и это никому не принесло прибыли, потому что производители сделали это одновременно. Стоило ли это делать? Российские заводы успешно продают в Европу и старые типы каучуков.

— На самом деле этот переход занял десять лет, с середины 90-х до середины 2000-х, и мы были одной из первых компаний, которая его начала под влиянием потребителей. Сейчас мы уже не производим «титановый» полибутадиен, поскольку спрос на него невысок.

— Как бы вы оценили опыт сотрудничества с шинными компаниями в области разработки и производства каучуков? Не секрет, что у многих из них есть собственные каучуковые заводы.

— Примерно 20 процентов каучуков в мире никому не продается, их потребляют те же компании, что и произвели. Однако на нашем бизнесе это никак не отражается, мы не считаем эти компании конкурентами. Наоборот, шинники активно с нами сотрудничают — у нас есть специальные проекты с рядом компаний, мы разрабатываем для них определенные модификации каучуков. Без их помощи мы бы не могли коммерциализировать эти разработки, вывести их на рынок.

— Каково основное конкурентное преимущество компании на рынке каучуков?

— Широкий спектр типов продукции, от самых базовых до специальных, для очень узких сфер применения. Диверсификация обеспечивает нам устойчивость и независимость, поскольку мы работаем с множеством клиентов. Кроме того, наши масштабы производства позволяют организовывать стабильное снабжение потребителей, что для них тоже немаловажно.

— Тенденция к снижению расхода каучуков на шину не угрожает вашему бизнесу?

— Такая тенденция позитивна хотя бы потому, что позволяет экономить ресурсы. К тому же это предъявляет новые требования к самим каучукам, позволяет окупиться новым разработкам, делает наш бизнес инновационным.