Сигнал к повороту

Впервые за последние пять лет обрабатывающий сектор крупного бизнеса обогнал по динамике роста сырьевиков. Тенденция захлебнется, если последствия сентябрьского кризиса приведут к значимому сужению потребительских рынков

Излом сформировавшегося тренда всегда воспринимается с настороженностью. Особенно когда речь идет о явном замедлении развития самого мощного пласта национальной экономики — крупного бизнеса. И хотя в своих предыдущих комментариях мы неоднократно говорили об исчерпании ресурсов сырьевого роста, результаты 14-го выпуска рейтинга «Эксперт-400», признаться, обескуражили. Динамика доходов 400 крупнейших компаний России в 2007 году упала до 24,4% — самого низкого показателя, зафиксированного рейтингом с 2003 года (см. график 1).

И все же, покопавшись в цифрах и осмыслив факты, мы пришли к выводу, что нынешний рейтинг дает аргументы не только скептикам. Есть поводы и для осторожного оптимизма. Во-первых, впервые за пять лет обрабатывающему сектору удалось вчистую обыграть сырьевые отрасли по темпам роста. А ведь еще недавно нефтяники почти монопольно определяли тенденции рейтинга. Сохранись статус-кво, провал мог бы быть намного глубже. Во-вторых, как это ни странно, надежду внушает тот факт, что крупный бизнес сейчас уже перестал задавать тон экономическому росту. Согласно данным Росстата, оборот всех субъектов экономики в 2007 году вырос на 27,9% , на 3,5 пункта опережая показатели рейтинга. Все мало-мальски значимые представители нефтянки и металлургии уже давно присутствуют в нашем списке. Значит, центр роста постепенно смещается в сегмент средних компаний, чей бизнес напрямую не связан с сырьевой конъюнктурой. Словом, признаки постепенного изменения привычной траектории развития проявляются все отчетливее.

Конечно, включение поворотника еще не гарантирует успешного маневра. Машина российского крупного бизнеса крайне тяжела и неустойчива, а при маневрировании, как известно, риски многократно возрастают. Тем более что последствия сентябрьского финансового кризиса в перспективе могут серьезно ослабить развитие потребительских рынков, на протяжении последних лет исправно выполнявших функцию одного из основных драйверов роста крупного бизнеса. Но тут уже все зависит от квалификации и согласованности действий и водителей, и регулировщиков.

Сырьевая пауза

Резкое замедление нефтегазового сектора из-за истощения ценовых факторов роста мы прогнозировали еще в прошлом выпуске «Эксперта-400». Наши ожидания полностью оправдались. В 2007 году совокупные доходы «Газпрома» и нефтяных компаний увеличились лишь на 15,8% против 26,4-процентного прироста годом ранее. Да и этому показателю нефтегазовые компании обязаны отчасти механическому перераспределению активов. Во многом благодаря поглощению остатков ЮКОСа «Роснефть» смогла увеличить выручку более чем в полтора раза и подняться на 4-е место в списке крупнейших компаний (см. таблицу 1) и на 2-ю позицию среди 20 самых прибыльных компаний (см. таблицу 2). Без учета такого рода эффектов прирост оборотов в нефтегазовом комплексе составляет около 13% — вдвое ниже, чем год назад. Ровно на столько и выросла в 2007 году средняя цена на нефть Urals на мировом рынке.

Впрочем, новый всплеск роста нефтяных цен в первой половине этого года напоследок подарил нефтяникам непродолжительное «бабье лето». В январе-июне средние цены на экспортируемую российскую нефть поднялись на 76,5% и достигли 105,43 долл./баррель. В результате по итогам шести месяцев 2008 года консолидированный объем реализации «Роснефти» уже практически вдвое превышает доходы за первое полугодие 2007 года. Отчетность «ЛУКойла» за тот же период свидетельствует о приросте выручки на 59%. Однако надежд на новые ценовые рекорды остается все меньше. Эйфория середины лета, породившая прогнозы о скором преодолении рубежа 200 долларов за баррель, быстро улеглась. Сейчас подавляющее большинство специалистов ожидает, что в среднесрочной перспективе нефтяные цены будут колебаться в пределах 70–90 долларов. Ценовой откат заставляет российские нефтяные холдинги задуматься над пересмотром своих инвестпрограмм, сверстанных в расчете на более высокие цены. «ЛУКойл», например, рассчитывал инвестиции с учетом цены на уровне 105 долл./баррель.

Между тем без активных капиталовложений в нефтянку Россию ожидает серьезное сокращение добычи углеводородов. Собственно говоря, угроза уже начала реализовываться. В 2007 году рост добычи нефти прекратился, а данные за январь-август 2008 года показывают снижение среднесуточной добычи в годовом исчислении почти на 1% (подробнее см. «Не проспать конец века» в «Эксперте» № 37 за 2008 год). Проблемы главной отрасли российской экономики подвигли правительство на принятие мер по сокращению экстремально высокой налоговой нагрузки на нефтяников. Обещанное снижение экспортных пошлин, повышение порога цены при расчете необлагаемого минимума при определении НДПИ, введение налоговых каникул по НДПИ для истощенных и труднодоступных месторождений, конечно, позволят нефтегазовым холдингам вздохнуть свободнее, но, с точки зрения отраслевых экспертов, этого все же недостаточно для кардинального изменения условий инвестирования. По мнению Владимира Дребенцова, главного экономиста компании ВР по России и СНГ, «даже полной отмены НДПИ не хватит для обеспечения большей рентабельности вложений в типовое шельфовое месторождение в России по сравнению с зарубежными аналогами».

С точки зрения перспектив роста металлурги пока находятся в лучшем положении. Спрос на продукцию черной металлургии позволяет российским компаниям поддерживать устойчивую динамику доходов и за счет экспортных продаж, и на внутреннем рынке. В 2007 году обороты крупнейших компаний отрасли возросли на 28,7%, до 77,7 млрд долларов (см. таблицу 3). Свою лепту в рост доходов внесли и процессы консолидации, затрагивающие как российские, так и зарубежные активы. Но бурное корпоративное строительство порой оборачивается бухгалтерскими парадоксами. Так, согласно консолидированной отчетности холдинга «Металлоинвест», его выручка в 2007 году выросла более чем в 2,8 раза. Если же оперировать сведениями, предоставленными компанией для составления нашего рейтинга в 2007-м и 2008 годах, то прирост будет более скромным (+13,6% к уровню 2006 года). Именно поэтому мы приняли решение не включать данные из консолидированной отчетности холдинга при расчете общеотраслевой динамики и составления списка 20 самых динамичных компаний «Эксперт-400» (в нем «Металлоинвест» занял бы 5-ю строчку), дабы избежать искусственного завышения показателей.

А вот в цветной металлургии пик роста, судя по всему, миновал. После более чем 40-процентного взлета в прошлом выпуске рейтинга производители цветных металлов увеличили свои доходы в 2007 году лишь на 20%. Но с точки зрения долгосрочных перспектив в отрасли куда большее значение имеют структурные изменения. Создание объединенной компании «Русал», включающей активы СУАЛа и Glencore, покупка «Норильским никелем» крупной доли в LionOre стали ключевыми событиями прошедшего года.

Пушки вместе с маслом

Динамика рейтинга в последние годы приучила к простой закономерности: рост промышленного производства практически полностью определяется изменением доходов в сырьевом секторе. В этот раз традиция нарушена. Выручка промышленных компаний в 2007 году увеличилась на 21,3% (см. график 2). Это почти на шесть процентных пунктов выше показателей нефтегазовой отрасли. Главная причина — быстрый рост обрабатывающего сектора.

Абсолютным рекордсменом по динамике развития стала промышленность строительных материалов, ведущие предприятия которой в 2007 году показали увеличение доходов на 73,6%. Правда, долговременной эту тенденцию назвать трудно. Стремительное подорожание цемента после открытия рынка для импорта сменилось столь же быстрым падением цен. Да и по объемным показателям отрасль никак не может претендовать на роль локомотива. А вот машиностроение и пищевка имеют куда большее влияние на тенденции промышленного производства. Суммарная выручка крупных компаний этих отраслей превышает 9% общего объема реализации по «Эксперту-400». Их рост более чем на треть и стал главным фактором подъема в обрабатывающем секторе.

Совокупный оборот 48 машиностроительных компаний, представленных в нашем списке, в 2007 году достиг 60,8 млрд долларов. По сравнению с 2006 годом их доходы выросли на 33,6%: Подобных показателей машиностроители не добивались в рейтинге с 2002 года. Центров роста в отрасли сразу несколько: автомобилестроение, ВПК, электротехника.

Автомобилестроение. Машиностроительный сегмент списка крупнейших компаний возглавляют сразу четыре автомобилестроительных предприятия (АвтоВАЗ — 21-е место в «Эксперте-400», Группа ГАЗ — 27-я позиция, «Форд Мотор Компани» — 32-я строчка, группа КамАЗ — 38-е место). Всего же в рейтинге их десять. Максимальную динамику демонстрируют предприятия, ориентированные на промышленную сборку иномарок. Так, лидер этого направления производственное подразделение «Форд» в России в 2007 году увеличило выручку на 62,6%, прирост продаж у Таганрогского автомобильного завода и калининградского «Автотора» составляет около 90%. В следующем рейтинге число сборочных производств, скорее всего, увеличится за счет введенных в эксплуатацию в конце 2007 года российских мощностей Volkswagen и Toyota. Да и российские автомобильные корпорации все чаще запускают на своих площадках производство иномарок. Компания «Соллерс» (бывшая «Северсталь-Авто», 46,8% прироста выручки в 2007 году) помимо традиционной продукции УАЗа собирает внедорожники SsangYong, легковые и коммерческие автомобили Fiat, среднетоннажные грузовики Isuzu. Даже крупнейший российский автопроизводитель, АвтоВАЗ, под занавес 2007 года наконец сделал выбор в пользу стратегического партнерства с Renault.

Узким местом выпуска иномарок в режиме промсборки остается уровень локализации. Даже достаточно давно работающим в России «Форд Мотор Компани» и «Автофрамосу» пока не удалось довести объем компонентов российского производства в себестоимости автомобиля до 50%. В лучшем случае в дело идут отечественная резина, технологические жидкости, стекло, иногда аккумуляторные батареи. Качество более сложных комплектующих российского производства иностранцам доверия не внушает. Ситуация изменится с появлением в нашей стране производств автокомпонентов, которые будут построены с участием иностранных фирм с нуля. Что же касается двигателей, то здесь на скорый прогресс рассчитывать не стоит. Инвестиции в создание заводов оправданны при совокупном выпуске одной модели двигателя в количестве более 100 тыс. штук, тогда как планы большинства концернов в России не превышают этого показателя по всему модельному ряду автомобилей.

ВПК. Новую волну роста переживают предприятия оборонно-промышленного комплекса. Пока главным фактором увеличения доходов остается выполнение экспортных контрактов. В выигрыше оказались прежде всего поставщики авиационной техники. Контракты с Малайзией и Алжиром, продолжение сотрудничества с Индией позволили АХК «Сухой» в 2007 году увеличить доходы на 143,5%. По этому показателю холдинг занимает 9-ю позицию в двадцатке самых динамичных компаний рейтинга (см. таблицу 4). Участие в масштабных бюджетных проектах также сулит многомиллионные доходы. Выполнение программы создания ГЛОНАСС стало основной причиной роста выручки корпорации «Информационные спутниковые системы» в два с половиной раза. Впрочем, у ВПК есть возможность поработать и на нужды гражданского сектора. Речь в данном случае идет не о суперпроектах, таких как региональный самолет SSJ. Компания «Оборонпром», занимающая 130-е место в «Эксперте-400», в 2007 году заключила с авиакомпанией «ЮТэйр» самый большой в постсоветской истории контракт на поставку 40 гражданских вертолетов.

Скоро российской оборонке предстоит как следует поработать над перевооружением российской армии. После конфликта в Осетии расходы бюджета на закупку военной техники и оснащения наверняка изрядно увеличатся. Однако освоить новые средства — задача далеко не простая. Ведь одно дело выполнять выгодные, но все же сравнительно ограниченные экспортные заказы и совсем другое — восстанавливать крупносерийное производство. Если материальная база флагманских компаний ВПК худо-бедно обновлялась, то значительная часть предприятий-смежников после десятилетия нищенского существования либо совсем закрылись, либо балансируют на грани выживания. Оборудование полностью устарело или вообще растащено, кадры деградировали. Простым увеличением финансирования эти проблемы сразу не решить. Есть и другая угроза. До сих пор потенциал ВПК основывается на технологических разработках 80-х годов прошлого века. Бесконечно модернизировать изделия, созданные в советскую эпоху, невозможно. Новые проекты можно пересчитать по пальцам. А без них рассчитывать на прочные позиции на мировых рынках, да и на обеспечение надежной обороноспособности вряд ли возможно.

Электротехника. Надежды на то, что инвестиционный спрос энергетиков, нефтяников и металлургов вытянет российское тяжелое машиностроение, судя по всему, не оправдались. По крайней мере, показатели ведущих компаний сектора скорее свидетельствуют о состоянии, близком к стагнации. Выручка Объединенных машиностроительных заводов в 2007 году сократилась на 2,6%. Продажи «Силовых машин» выросли на 22,2%, однако на фоне роста цен на металл и комплектующие эти результаты выглядят не слишком оптимистично. А вот производители электротехнической продукции чувствуют себя прекрасно. Выручка группы компаний «Электрощит-ТМ Самара» увеличилась на 41,2%, холдинговой компании «Электрозавод» — на 58,2%, концерна «Русэлпром» — на 49%. Еще лучше обстоят дела у лидеров кабельной промышленности. По результатам 2007 года компания «Камкабель» вошла в двадцатку самых динамичных предприятий рейтинга (рост на 117,5% к 2006 году).

Пищевая промышленность. Ренессанс в пищевой промышленности оказался для нас неожиданностью. Казалось бы, отрасль уже пережила апогей роста и перешла в фазу спокойного развития. Тем не менее к этому выпуску рейтинга крупнейшие компании пищевки подросли на 35,1% (еще год назад темпы прироста составляли около 25%). Конечно, можно попытаться списать быстрый рост доходов на пресловутую агроинфляцию и общемировую тенденцию к повышению цен на продовольствие. Но простым ценовым фактором всего не объяснить. Скорее можно говорить о повышении эффективности маркетинговых стратегий и расширении мощностей крупных игроков.

Преуспели прежде всего иностранцы. Выручка «Пепсико Холдингс» в 2007 году увеличилась более чем в 2,3 раза. Сделка по приобретению одного из лидеров российского рынка соков, компании «Лебедянский», позволяет рассчитывать на дальнейший рост. В сегменте молочной продукции лидерство по динамике захватила «Данон Индустрия», увеличив оборот почти в полтора раза. Правда, российские конкуренты отстают не намного. «Юнимилк», например, добился в 2007 году почти 40-процентного роста объема реализации.

Для некоторых компаний заработки в пищевке стали основой для масштабной диверсификации деятельности, порой выходящей далеко за пределы отрасли. Пример тому — группа «Бородино». Начав с производства слабоалкогольных коктейлей, которые до сих пор приносят более 50% совокупных доходов, акционеры холдинга стали присматриваться к другим сегментам. В результате сегодня группа контролирует значимые машиностроительные предприятия (в том числе итальянского производителя оборудования для пищевой промышленности SBC Bottling and Canning), девелоперские и строительные проекты (в том числе компанию «Зарубежстрой») и ряд других. Трудно судить о качестве управления столь разноплановыми активами и адекватности стратегии их развития, но об одном можно сказать с определенностью: выручка группы в 2007 году более чем удвоилась.

Стратегический ресурс

Три года назад журнал «Эксперт» стал инициатором дискуссии о роли промышленной политики в ускорении экономического развития страны. Побеседовав с чиновниками и бизнесменами, мы пришли к выводу: термин «промполитика» перестал быть бранным словом, но сформулировать практические инструменты реализации этой политики государство было не готово. И вот ситуация кардинально изменилась. Сейчас в Госдуму внесены сразу два законопроекта, предлагающие кодифицировать реализацию промполитики, а правительство поставило на поток составление отраслевых стратегий развития промышленности.

К сентябрю 2008 года утверждены стратегии развития семи отраслей (авиастроение, автопром, судостроение, электронная промышленность, химический комплекс, металлургия, транспортное машиностроение). На подходе еще три (фармацевтика, лесопромышленный комплекс, энергетическое машиностроение). Делать выводы об эффективности этих документов пока явно преждевременно. Большинство из них вступили в действие лишь недавно, а сроки их выполнения рассчитаны как минимум до 2015 года. Тем не менее, пролистав материалы и оценив реальную ситуацию в промышленности (в том числе на основе нашего рейтинга), кое-какие умозаключения сделать можно.

Во-первых, успех начинаний государства в той или иной отрасли напрямую завит от качества целеполагания и наличия реальных инструментов для достижения поставленных задач. Попытки развивать отрасль «вообще» обречены на неудачу. Примеров для подражания два — автопром и авиация. В автомобилестроении была поставлена ясная цель: привлечение иностранных автоконцернов к размещению производств в России. Ключевой инструмент: применение режима промсборки. Достигнутый результат: появление сразу нескольких крупных автозаводов, принадлежащих иностранным компаниям, в списке «Эксперт-400» и иностранные инвестиции почти на 4 млрд долларов. Цель в авиастроении: вывести отрасль из тупика за счет создания гражданского самолета, имеющего реальные рыночные перспективы, в том числе за рубежом. Инструмент решения задачи: концентрация бюджетных ресурсов для реализации наиболее перспективного проекта, отказ от устоявшейся практики размазывания скудных ресурсов по всем моделям, лоббируемым самыми разными КБ. Результат: в 2008 году региональный самолет Sukhoi Superjet совершил первый полет, портфель заказов на него приближается к сотне. Уже хотя бы поэтому бытующее мнение о том, что отраслевые стратегии есть плод чиновничьего творчества, главная цель которого — имитация бурной деятельности, мягко говоря, не вполне верно.

Во-вторых, разработка стратегии — хорошая возможность начать реальный диалог с бизнесом. Понятно, что металлурги и авиастроители имеют достаточно широкие возможности довести свою точку зрения до правительства. А вот, к примеру, фармацевтический бизнес до сих пор не был избалован вниманием высокопоставленных чиновников. Для него откровенная дискуссия о проблемах отрасли — редкий шанс довести свое видение перспектив рынка и эффективных механизмов госвлияния до федеральных ведомств, а это дорогого стоит. В конце концов, если с реализацией стратегии не заладится, то хотя бы психотерапевтический эффект будет достигнут.

И наконец, перечень отраслей, стратегии развития которых сейчас готовятся, во многом пересекается с проблемным сектором из «Эксперта-400». О стагнации в некогда наиболее перспективной высокотехнологичной отрасли — энергетическом машиностроении — мы уже говорили. Что касается лесопромышленного комплекса, то выручка крупнейших компаний ЛПК из нашего рейтинга в 2007 году выросла всего на 6,7% — один из самых низких показателей списка этого года. Ситуацию в фармацевтике наиболее наглядно иллюстрирует простой факт: в списке крупнейших компаний России отрасль представлена единственным предприятием — «Фармстандарт». Вряд ли это нормально. Самостоятельно названные отрасли кризис не преодолеют: это не получилось в куда более благоприятной ситуации, а сейчас, с учетом неизбежного сужения инвестиционных возможностей, не выйдет тем более. Так что отраслевые приоритеты промполитики, как нам кажется, вполне адекватны реальности.

Потребление в опасности

Бурное развитие непромышленного сектора традиционно было одним из главных факторов роста крупного бизнеса. Этот выпуск рейтинга не стал исключением. Доля индустриальных предприятий в совокупных доходах 400 ведущих компаний России в 2007 году упала почти на три процентных пункта — до 64% (см. график 3). Главный драйвер развития непромышленного сектора в последнее пятилетие — устойчивый приток нефтедолларов, подпитывающий рост доходов населения как напрямую, так и через банковские кредитные продукты. Однако сентябрьский финансовый кризис неизбежно внесет серьезные коррективы в привычную модель развития. Компании реального сектора, столкнувшись с нехваткой средств, уже начали оптимизировать затраты, а раздутые зарплаты и бонусы сотрудников центральных офисов — наиболее естественный объект для сокращения. Испытывающие дефицит ликвидности банки пересматривают процентные ставки и условия предоставления кредитных продуктов для «физиков». Это положит конец неуклонно разраставшемуся кредитному буму и заставит население жить по средствам. Словом, потребительский сектор крупного бизнеса находится в зоне риска. Первыми дыхание кризиса почувствовали банки.

Банковский сектор. Проблемы с ликвидностью российские кредитные учреждения начали испытывать еще осенью прошлого года. Результатом стало замедление роста банковского сектора «Эксперта-400». Доходы 30 банков, представленных в этом выпуске рейтинга, выросли на 37,4% против 44% годом ранее. Однако факторы роста в целом не изменились. Кредиты физлицам оставались наиболее быстрорастущим сектором банковского бизнеса. Особенно быстро в этом направлении дрейфовали госбанки, запасшиеся деньгами в ходе «народных» IPO. В целом на долю «физиков» в 2007 году приходись уже более четверти кредитного портфеля. Однако следствием мирового финансового кризиса стало более осторожное отношение иностранцев к российским банковским активам. В 2007 году от приобретения «Петрокоммерца» отказалась казахстанская группа «Альянс». Чешская PPF, ранее планировавшая сразу приобрести контроль над Номос-банком, решила не рисковать и увеличивать участие в уставном капитале Номоса поэтапно.

Однако сентябрьские потрясения кардинально изменят как динамику роста банковского сектора, так и состав и стратегии его участников. Связь-банк, показавший наивысшую динамику развития в 2007 году (увеличение доходов более чем в три раза принесло ему второе место среди самых динамичных компаний рейтинга) кризис не пережил и перешел под контроль Внешэкономбанка. Что же касается более удачливых частных банков, то их менеджмент сейчас в срочном порядке поднимает ставки по автокредитам и ипотеке, ужесточает требования к заемщикам, а иногда и временно ограничивает лимиты по уже выпущенным кредитным картам. Сокращение кредитования физлиц, возможно, отчасти будет компенсировано развитием корпоративного кредитования. Ведь шансы разместить облигационные займы сейчас имеют лишь первоклассные заемщики, а остальным при нужде в деньгах придется вернуться к классическим обеспеченным банковским займам. Вероятнее всего, существенное замедление банковского сектора крупного бизнеса проявится уже в следующем рейтинге «Эксперт-400».

Строительство и транспорт. Крупные строительные компании из нашего рейтинга в 2007 году установили очередной рекорд — их доходы увеличились на 34,8%. Таким показателям отрасль обязана прежде всего строителям жилой и коммерческой недвижимости. Выручка лидера — группы ПИК — выросла на 64,2%, а Mirax Group удалось добиться более чем двукратного роста. Впрочем, такие достижения в недалеком будущем могут стать лишь поводом для приятных воспоминаний. Ожидать роста спроса на жилье и офисно-торговые помещения в свете последних событий не приходится, а вот увеличение стоимости финансовых ресурсов, привлекаемых для реализации текущих и начала новых проектов, — практически совершившийся факт. В таких условиях работать непросто даже самым крупным игрокам. Mirax Group, например, уже объявила о консервации дорогостоящих инвестиционных проектов, реализация которых пока не началась. Менее заметным участникам рынка кризис грозит банкротством. Банки и инвесторы и раньше смотрели на них косо, а сейчас и подавно. Рефинансировать накопленную задолженность и найти новые источники денег для завершения уже начатого строительства всем не удастся. Что же касается промышленного и инфраструктурного строительства, то здесь положение стабильнее. Компаниям, занятым в крупных проектах с участием государства, беспокоиться не о чем. С бОльшими рисками в среднесрочной перспективе могут столкнуться организации, участвующие в строительстве объектов в рамках корпоративных инвестпрограмм.

Транспортные компании, представленные в этом году в «Эксперте-400», похвастаться высоким ростом не могут. В среднем их доходы увеличились на 17,1% по сравнению с 2006 годом. Динамика выручки главной транспортной компании России, РЖД, ограничена жестким тарифным регулированием. В этих условиях рост оборота железнодорожного монополиста на 14,9% был вполне предсказуем. Куда более активно росли судоходные компании и порты. Увеличение объема перевалки грузов обеспечили Новороссийскому морскому торговому порту 64% прироста, а развитие морских перевозок стало причиной роста бизнеса транспортной группы FESCO на 79,4%. Среди авиаперевозчиков максимальной динамики достигли компании «Трансаэро» (+50,5%) и «Волга-Днепр» (+42,8%).

Розничная торговля. Бизнес компаний розничной торговли в этом выпуске рейтинга потяжелел сразу на 45,5%. Чтобы идти в ногу с быстрорастущим рынком, ритейлерам приходится вкладываться в расширение своих торговых сетей, невзирая на свои финансовые возможности. Недаром розница является одним из наиболее закредитованных секторов экономики. До тех пор пока банки были готовы поддерживать практически любую мало-мальски понятную компанию, проблем у торговцев не возникало. Как только ситуация изменилась, начались сбои. В середине лета 2008 года дефолт по корпоративным облигациям объявила группа «Марта» (262-е место в нашем списке). Сейчас в черном списке инвесторов, работающих на облигационном рынке, еще несколько компаний розничной торговли. Проблемы ритейлеров, похоже, будут лишь усугубляться. Например, повышение ставок по автокредитам при одновременном сокращении их объема напрямую угрожает торговцам автомобилями. Ведь в 2007 году почти половина машин приобреталась с использованием кредитных ресурсов. Чтобы не допустить падения продаж, крупные игроки розничного рынка автомобилей и автопроизводители начинают всерьез рассматривать возможность самостоятельного кредитования своих клиентов. В 2007 году Toyota Kreditbank GmbH основал свою дочернюю структуру в России — ЗАО «Тойота Банк». С 1 октября прошлого года Mercedes-Benz Bank Rus предлагает услуги автокредитования физичеcким лицам в официальных дилерских центрах.

ИТ и телекоммуникации. Доходы крупнейших ИТ-компаний из «Эксперта-400» в 2007 году возросли на 43,4%. Причем столь высокая динамика всего сектора стала заслугой единственной компании. Отчетность «Компьюлинка» свидетельствует о почти четырехкратном росте доходов. В самой компании такие фантастические успехи объясняют в том числе ростом заказов со стороны телекоммуникационных компаний. Вполне возможно, речь идет о сделке по внедрению системы Oracle e-Business Suite в компаниях «Связьинвеста». По сведениям, просочившимся в печать, стоимость проекта составляет 405,5 млн долларов. Если сведения верны, то именно этому мегаклиенту рынок обязан своим резким ускорением.

Что же касается ведущих телекоммуникационных компаний, то их обороты за год выросли на 27,1%. В 2007 году в отрасли произошло несколько значимых событий. «Большая тройка» получила лицензии на 3G, «Вымпелком» приобрел Golden Telecom, «Альфа-групп» через суды закрепила за собой блокирующий пакет «Мегафона». Компании «Связьинвеста» продолжили избавляться от сотовых активов, и главной сделкой тут стала продажа «Северо-Западным телекомом» опосредованной доли в «Мегафоне». «Центртелеком» (8-е место среди телекоммуникационных компаний, см. таблицу 5) в самом начале 2008 года смог обосновать необходимость объединения с «Центральным телеграфом», однако эта сделка пока не завершена. Хорошо росли сотовые компании, которые сейчас пристальнее следят за средним счетом абонента, а не за количеством пользователей.

Кризис как фактор деконцентрации

Крупный бизнес продолжил постепенное движение в сторону деконцентрации. Доля первых 40 компаний в суммарных доходах всех участников списка снизилась на 0,7 процентного пункта, до 63,4% (см. график 4). Однако есть основания полагать, что уже в следующем году этот процесс существенно ускорится. Причин тому несколько.

Во-первых, вместо прекратившего свое существование 1 июля 2008 года энергогиганта РАО «ЕЭС России» (напоследок компания заняла 5-е место в «Эксперте-400») в рейтинге 2009 года появятся как минимум два десятка энергетических компаний, сформированных на базе распавшегося холдинга. Их распределение по трем первым децилям списка уже само по себе станет значимым ресурсом деконцентрации.

Во-вторых, период кризиса — самое подходящее время для крупных игроков заняться скупкой сильно подешевевших активов, поглощением компаний, проигравших в конкурентной борьбе. Наибольшей активности можно ожидать от ведущих компаний, оперирующих в самых рискованных во время финансовой нестабильности сегментах: банковском секторе, розничной торговле, девелопменте. Собственно, их руководители и не скрывают своих намерений. «Х5 Ритейл групп» уже заявила, что приостанавливает инвестиции в дорогостоящие проекты, начало реализации которых было намечено на конец 2008-го и 2009 год. Высвободившиеся средства планируется направить на приобретение региональных торговых сетей, испытывающих финансовые трудности. С точки зрения стимулирования роста это куда более эффективный путь, чем строительство гипермаркетов, срок окупаемости которых составляет не менее трех лет. Так что доля межрегиональных холдингов, составившая, по данным этого рейтинга, 85,7% (см. таблицу 6), будет увеличиваться.