Собес для спекулянтов

Экономика и финансы
Москва, 06.10.2008
«Эксперт» №39 (628)
Существенная часть краткосрочных кредитов ЦБ и депозитов, размещенных Минфином в банках, в разгар кризиса была использована ими не для расшивки неплатежей и расчетов с клиентами, а для спекуляций на валютном рынке

Среди причин, приведших к драматической кульминации кризиса фондового и межбанковского рынков 15–19 сентября, обсуждались самые разнообразные — бегство спекулятивных капиталов из России, самопроизвольное обрушение пирамид биржевого репо с ценными бумагами, кризис доверия между банками. Не отрицая значимости всех этих факторов, хотелось бы проанализировать еще один, практически не затронутый пока комментаторами. А именно связь кризиса ликвидности с конъюнктурой валютного рынка.

Псевдоатака

Майский переход ЦБ к более либеральной модели управления динамикой номинального валютного курса — от поддержания более или менее фиксированной нижней границы стоимости рубля к бивалютной корзине доллар-евро примерно к двухпроцентному коридору его колебаний — не замедлил сказаться на поведении игроков. Что еще важнее, проявился определенный дефект установления курса рубля к этой корзине в периоды сильного движения курса доллара к евро, открывающий окно возможностей для арбитражной игры банков на внутреннем валютном рынке. Растущий спрос на доллары удовлетворял ЦБ за счет валютных интервенций, залезая в свои резервы  (см. график 1).

На графике 2 мы видим, что обе последовавшие одна за другой волны снижения курса рубля к доллару — на 6% с середины июля по середину августа и еще примерно на 6% с 25 августа по 12 сентября — шли практически синхронно с подпиткой рынка ликвидностью за счет коротких кредитов ЦБ и более длинных депозитов Минфина.

То, что происходило во втором эпизоде (конец августа — середина сентября), было очень похоже на double play — классическую спекулятивную атаку на валютный курс (или на зависящие от процентных ставок рынки — в зависимости от того, какую тактику защиты выбирает ЦБ) за счет коротких (без покрытия) продаж акций и облигаций, а также биржевых сделок репо. Но это сходство лишь внешнее. Пожалуй, ровно такое же внешнее сходство со спланированной атакой было и в ситуации 1998 года, когда, удерживая курс рубля, ЦБ обрушил рынок гособлигаций. На самом деле, несмотря на имеющийся у многих соблазн искать конспирологические корни сложившейся ситуации, очевидно, что крупных внешних игроков, равно как и осознанного стремления всех прочих принудить ЦБ к девальвации, не было, а падающие рынки финансовых активов могли служить лишь вспомогательным средством в доставке необходимого рублевого «топлива» для валютной атаки.

Более вероятно, что мы имели дело со своего рода флеш-мобом — скоординированными лишь рыночными импульсами, а на последнем этапе уже и паникой, действиями игроков, в итоге приведшими примерно к тем же проявлениям, что и классическая «двойная атака».

Нельзя не упомянуть о двух эпизодах, которые изрядно поспособствовали созданию обстановки нервозности, без которых в принципе еще возможна сознательно спланированная атака, но невозможна паника: это война в Осетии и крах Lehman Brothers. Хотя в сущности Осетия — фактор сам по себе малосущественный, без общих предпосылок к укреплению доллара он так и остался бы не замеченным рынками, приме

У партнеров

    «Эксперт»
    №39 (628) 6 октября 2008
    Кризис
    Содержание:
    Костыль на 5% ВВП

    План санации финансовой системы CША, предложенный денежными властями страны, имеет массу сиюминутных и долговременных рисков и недостатков. Но, похоже, кризис достиг такой стадии, что эффективных альтернатив предлагаемым мерам сейчас нет

    Рейтинг
    На улице Правды
    Реклама