Деньги здесь

Тема недели
Москва, 13.10.2008
«Эксперт» №40 (629)
Последнее прибежище свободных капиталов — фонды прямых инвестиций. Они не смогут финансировать все компании, однако им по силам запустить процесс слияний и поглощений во многих секторах

«Раньше фондам прямых инвестиций было очень тяжело работать. Еще полгода назад компании только фыркали в нашу сторону: зачем продавать нам пакет, когда можно выйти на IPO?! — говорит управляющий одного из офшорных фондов прямых инвестиций. — Зато теперь они сами приходят к нам и предлагают купить долю в их бизнесе. Мы уверены, что неликвидные компании будут продаваться с большим дисконтом. Надо только еще немного подождать».

Это типичный пример настроений, царящих сейчас в среде управляющих фондами прямых инвестиций (ФПИ). Оговоримся сразу: под ФПИ мы будем здесь понимать и западные фонды частного капитала (private equity), и офшорные фонды, сформированные из денег российских инвесторов и управляемые российскими управляющими, и, наконец, кэптивные фонды прямых инвестиций, существующие при российских финансово-промышленных группах, — словом, все фонды, финансирующие компании, обычно непубличные, с целью за несколько лет нарастить капитализацию этих компаний. Еще год назад большое число возникающих в России ФПИ — как местных, в форме закрытых паевых фондов, так и пришлых западных — воспринималось многими финансистами с иронией. «Десять управляющих гоняются за одним проектом», — шутили на рынке. Зато сейчас ситуация изменилась кардинально. Финансовый кризис привел к тому, что число компаний, отчаянно нуждающихся в деньгах, растет с каждым днем. В то же время рынки долгового и банковского финансирования для подавляющего большинства из них попросту закрыты. «Компании предлагают по своим долговым бумагам ставки в 30 процентов, но даже под такую доходность они не могут найти финансирование», — констатирует директор инвестиционного фонда Chiron Capital Сергей Марков. В такой ситуации ФПИ могут выступить в роли — без преувеличения — спасителей бизнеса. «Для многих компаний единственным способом финансирования своей деятельности в современных условиях становится продажа долей бизнеса сторонним инвесторам, и фонды прямых инвестиций могут выступить такими инвесторами, — считает управляющий директор UFG Private Equity Дмитрий Хилов. — Сегодняшняя ситуация на рынке, когда многие потенциально интересные активы значительно упали в цене, чрезвычайно благоприятна для инвесторов. В этом смысле ФПИ, располагающие свободными денежными средствами, действительно находятся в уникальной ситуации и вправе рассчитывать на доходность, превышающую среднюю по рынку». Говорить о потенциальной доходности управляющие ФПИ любят еще меньше, чем все остальные управляющие активами, но в частных разговорах в качестве нижней планки доходности называют 35–40% годовых.

Разбить кубышку

«На сегодняшний день private equity — это, пожалуй, единственный сектор наряду с государством, который располагает живыми деньгами», — соглашается управляющий партнер Icon Private Equity Кирилл Дмитриев. Каков же объем этих денег? Сектор прямых инвестиций сам по себе довольно непрозрачен, кроме того, как уже отмечалось, существуют разные типы фондов, что также затрудняет оценки всего рынка. Однако кое-каки

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (629) 13 октября 2008
    Кризис
    Содержание:
    Страна бледных гендиректоров

    Без специальной программы поддержки средних компаний и банков антикризисные меры правительства будут бить мимо цели

    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама