Поговорили, посчитали, передумали

Евгения Газизова
13 октября 2008, 00:00

Крупнейшая нефтедобывающая компания Поволжья «Татнефть» отказалась от сотрудничества с иностранными транснациональными корпорациями в разработке битумных месторождений. Осваивать битумы решено собственными силами с привлечением небольших российских нефтяных компаний

Переговоры о партнерстве последние пару лет «Татнефть» вела с Shell и Chevron. В сентябре прошлого года нефтяники Татарстана даже заключили с Shell Exploration Company (подразделение нефтяной компании Shell) соглашение о принципах стратегического партнерства по организации совместной разработки месторождений битуминозной нефти в республике, а еще через полгода обсудили возможности сотрудничества и с руководством Chevron Neftegaz Inc. В мае 2008 года Крис Финлейсон, глава представительства концерна Shell в России, объявил о том, что разработка технико-экономического обоснования проекта закончена и стороны согласовывают некоторые юридические и экономические вопросы. По его словам, первоначальный объем инвестиций в проект должен был составить 100–200 млн долларов. Он также предложил создать совместное предприятие (СП) на паритетных началах.

В минувшем сентябре предполагалось подписать уже само соглашение о стратегическом партнерстве, но вместо этого премьер-министр Татарстана и председатель совета директоров «Татнефти» Рустам Минниханов объявил, что компания не достигла соглашения ни с Shell, ни с Chevron. Вместо мировых гигантов в разработке битумов могут принять участие республиканские небольшие нефтяные компании. Заинтересованность в том, чтобы заменить транснационалов, уже выразили «Татойлгаз», «СМП-Нефтегаз», «Геотех», «Троицкнефть», «Шешмаойл» и «Охтинойл».

«Shell и Chevron, конечно, очень сильные компании, но так получилось, что предложенные условия не устраивали либо нас, либо их. В итоге мы решили обойтись своими силами», — коротко прокомментировала ситуацию советник при президенте Татарстана по вопросам недропользования, нефти, газа и экологии Ирина Ларочкина. Директор по связям с общественностью компании Shell в России Максим Шуб подтвердил: с технологической точки зрения проект выполним, но сторонам не удалось согласовать коммерческие условия.

В чем не сошлись стороны, переговорщики не раскрывают. По мнению аналитиков рынка, камнем преткновения стали условия создания СП, которое должно было начать разработку месторождения на Черемшано-Бастрыкском лицензионном участке (совокупные запасы нефти оцениваются в 50 млн тонн, а извлекаемые — в 26 млн тонн). По оценкам «Татнефти», к 2017 году добыча здесь могла достичь примерно 1,5 млн тонн высоковязкой нефти в год. Shell предлагала перевести лицензию на эти месторождения на совместное предприятие и выпустить акции. Для «Татнефти» подобный вариант показался неприемлемым — в компании опасались, что в таком случае могут утратить контроль над добычей обычной нефти на этом участке. Дело в том, что битумные пласты залегают на одних и тех же площадях, что и обычная нефть. Поэтому татарстанская компания предлагала партнеру только операторское соглашение.

На переговорах с Chevron дело не дошло даже до обсуждения форм сотрудничества. Эта нефтяная компания провела оценку предложенных ей участков и отказалась участвовать в проекте. По словам источника в компании, запасы битуминозной нефти в изученных месторождениях не превышают 200 тыс. тонн и применяемая Chevron технология добычи на подобных малодебитных участках была бы низкорентабельной.

По большому счету, от иностранных партнеров «Татнефти» нужны были технологии и инвестиции. Впрочем, своя технология у компании, по сути дела, уже есть — в 2006 году «Татнефть» начала добывать природный битум на Ашальчинском месторождении методом парогравитационного дренажа. С тех пор там добыто более 14,5 тыс. тонн битуминозной нефти. Технология в принципе не нова. Впервые, как утверждают в Татарском научно-исследовательском и проектном институте нефти (ТатНИПИнефть), ее испытали на Ярегском месторождении в Республике Коми еще в конце 30-х годов прошлого века, но в промышленных масштабах аналогичная технология применяется в Канаде с 90-х годов.

Что же касается инвестиций, то, по мнению Натальи Мильчаковой, аналитика финансовой компании «Открытие», в «Татнефти» уверены, что изыщут необходимые средства, иначе бы не отказались от сотрудничества с транснационалами. Какие-то деньги могут собрать небольшие компании, приглашенные в проект. Но в основном в Казани рассчитывают, видимо, на поддержку федерального центра. Компания подготовила программу освоения битумных месторождений по всей республике, которая оценивается более чем в 87 млрд рублей. За сорок лет предполагается добыть 71 млн тонн сверхвязкой нефти.

Руководство республики уже выступило с инициативой принять на федеральном уровне дополнительные меры по стимулированию нефтедобычи. Помимо нулевой ставки НДПИ на добычу битуминозной нефти предлагается профинансировать из средств Инвестфонда затраты на геологоразведку и строительство объектов внешней инфраструктуры в размере 12,2 млрд рублей, а также ввести льготные ставки вывозной таможенной пошлины на синтетическую нефть, которая вырабатывается из природных битумов.

Без такой поддержки, по расчетам компании, приведенным начальником управления по методам увеличения нефтеотдачи пластов «Татнефти» Александром Фроловым, общий убыток «Татнефти» за сорок лет составит 34,2 млрд рублей. В случае же государственной поддержки битумного проекта срок его окупаемости сократится до тринадцати лет, а рентабельность достигнет 26%. В этом случае татарстанские нефтяники даже готовы заняться разработкой битумных месторождений по всей Волго-Уральской нефтегазоносной провинции, где потенциальные ресурсы битуминозной нефти оцениваются в 10,4 млрд тонн (1,4 млрд тонн в Татарстане). Это позволило бы компании существенно пополнить свою сырьевую базу, что крайне важно для нее в виду оскудения обычных нефтяных месторождений Волго-Уральского региона.

Казань