Выборы Сталина

Книги
Москва, 13.10.2008
«Эксперт» №40 (629)
Неготовность СССР к войне с Третьим рейхом — во многом результат субъективных просчетов Сталина. Но было ли объективно возможно этих просчетов не совершить?

Период между началом Второй мировой войны (нападением Германии на Польшу) и Великой Отечественной (нападением Германии на СССР) — один из самых загадочных и запутанных в истории Советского Союза и мира в целом.

Что двигало Гитлером и Сталиным, когда они, вроде бы отказавшись от идеологических догм, заключили пакт? Почему Германия, заключившая пакт с СССР, поддерживала Финляндию в ходе советско-финской войны, а Англия и Франция, воевавшие с Германией, тоже хотели оказать Финляндии поддержку, планируя разбомбить бакинские нефтепромыслы? Почему Сталин, готовый идти на серьезные уступки Гитлеру, вдруг бросился помогать Югославии, когда ее ничто не могло спасти? Почему СССР оказался настолько не готов к войне? И наконец, кто в этой войне виноват — благо в последнее время стала популярна версия, наиболее последовательно проповедуемая Суворовым-Резуном, что рейх-де только предупредил готовящийся советский удар…

Ясно, что ответы на все эти вопросы, основанные лишь на утверждении о политической неадекватности Сталина и его окружения или их злодействе, не принимаются. Во-первых, неадекватность политического поведения тогда была присуща политикам практически всех европейских стран. А во-вторых, Сталин, пусть и будучи с нравственной точки зрения злодеем, в своей внешней политике руководствовался, скорее, внеморально-прагматическими соображениями. Как пишет Габриэль Городецкий в «Роковом самообмане», «советская политика по существу всегда была взвешенной Realpolitik».

Скорее возникает другой вопрос: что же это за Realpolitik, которая привела к войне?

В силу чрезвычайной советской закрытости реальная исследовательская работа по этому вопросу стала возможна лишь с начала 90-х. Книга Городецкого как раз и построена во многом на вновь открытых архивных материалах, которые автор добывал, «упорно торгуясь и выпрашивая». С удивлением Городецкий отмечает, что некоторые российские архивные материалы были вновь закрыты, но это ему не помешало, потому что он успел их просмотреть заранее.

Надо заметить, что Городецкий решительный противник «абсурдной» теории Суворова-Резуна, которая, полагает он, только и могла появиться и даже получить популярность из-за недоступности архивных материалов и недостаточного изучения советской военной доктрины. Как пишет Городецкий, «идея превентивной войны как позитивный элемент военной доктрины глубоко укоренилась именно в германской, а не в советской военной традиции».

Обсуждая мотивы поведения Гитлера и Сталина в международной политике, автор подчеркивает, что в то время как «Гитлер был авантюристом, склонным к крайнему экспансионизму и совершенно пренебрегавшим вопросами международного права... Сталин, напротив, скинув идеологическую мантию, старался проводить в высшей степени расчетливую и осторожную политику, ориентированную на безопасность». Возможно, считает Городецкий, одной из главных причин просчетов Сталина стала именно его неспособность представить масштаб гитлеровского авантюризма. Другая причина — своего рода «историческая а

У партнеров

    «Эксперт»
    №40 (629) 13 октября 2008
    Кризис
    Содержание:
    Страна бледных гендиректоров

    Без специальной программы поддержки средних компаний и банков антикризисные меры правительства будут бить мимо цели

    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама