Модели не для моделей

Экономика и финансы
Москва, 20.10.2008
«Эксперт» №41 (630)
Лауреат Нобелевской премии по экономике 2008 года американец Пол Кругман предпочитает анализировать реальность, а не подгонять ее под теоретические модели

Премия Банка Швеции памяти Альфреда Нобеля уедет в этом году к уроженцу и жителю города Нью-Йорка, принстонскому профессору, а с 2000 года также колумнисту газеты The New York Times и активному блогеру Полу Кругману. Премия присуждена «за анализ структуры международной торговли и размещения хозяйственной деятельности». Однако перед нами, пожалуй, один из редких случаев, когда яркая личность и стиль работ лауреата не менее, если не более интересны, чем собственно его научный вклад, поэтому отделаться лишь сухим изложением увенчанной нобелевскими лаврами теории в данном случае было бы непростительным упущением.

Прикольная экономика

Кругман начинал с увлечения историей и лишь к последнему курсу Йельского университета стал специализироваться на экономике. Как пишет в автобиографии сам Кругман, на выбор профессии повлияло детское увлечение научной фантастикой, в частности чтение трилогии Айзека Азимова Foundation — одного из немногих фантастических романов, где ученые-гуманитарии (психоисторики, как они названы в книге) спасают вселенскую цивилизацию от краха. Однако история, отвечавшая на вопросы «что?» и «когда?», но не на вопрос «почему?», постепенно перестала удовлетворять интеллектуальные запросы молодого человека. Выбор именно экономики среди всех прочих общественных наук, в которых будущего нобелевского лауреата, по его признанию, занимал предмет, но не возбуждали методы, в конечном счете предопределила притягательность ее моделей, часто демонстрирующих, как правдоподобные предположения ведут к довольно неожиданным результатам. В конце своей автобиографии он обосновывает свой давний выбор и мотивы, двигавшие им все эти годы как ученым, еще проще — экономика прикольна.

Уже выпускная студенческая работа Кругмана содержала некоторые отличительные черты стилистики его последующих исследований — она опиралась на анализ фактических данных, а результат шел вразрез с общепринятыми представлениями. Рассматривалась зависимость спроса на бензин от цен, в то время в США этот спрос считался неэластичным, однако привлечение перекрестных межстрановых данных показало, что на долгосрочных периодах это не так (интерес к теме, очевидно, подогревался тем, что дело шло к первому энергетическому шоку 1973 года).

Занимаясь затем в аспирантуре Массачусетского технологического института (MTI), Кругман усваивает основные традиции этой тогда находившейся в зените своей славы и влияния научной школы. От лидеров этой школы Роберта Солоу и Пола Самуэльсона (кстати, оба впоследствии будут удостоены Нобелевской медали) Кругман перенял вкус к простым прозрачным моделям, соединявшим реальные данные с необходимым минимумом математики и позволявшим ухватить суть изучаемого вопроса, отбрасывая все второстепенное. Здесь шаг за шагом формируется фирменный стиль ученого — радикальное упрощение как стратегия моделирования. Разительный, кстати, контраст с современным экономическим мейнстримом, в котором изощренной математики, как правило, на порядок больше, чем собственно анализа проце

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (630) 20 октября 2008
    Кризис
    Содержание:
    Изменись — или проиграешь

    Главные надежды российского бизнеса в связи с кризисом: число паразитов-чиновников уменьшится, размеры взяток и откатов сократятся, а государство наконец займется поддержкой перспективных предприятий несырьевого сектора. Однако пока складываются прямо противоположные тенденции

    На улице Правды
    Реклама