Тень Устинова

Политика
Москва, 20.10.2008
«Эксперт» №41 (630)
Генеральная прокуратура пытается в законодательном порядке вернуть полномочия, которых она лишилась после создания Следственного комитета при прокуратуре

Поводом для очередного конфликта между Генпрокуратурой и Следственным комитетом стал законопроект «О полномочиях руководителей следственных органов», который Госдума будет рассматривать во втором чтении. Законопроект носит технический характер, детализирующий права начальников следственных отделов. В частности, он дает руководителю следственного подразделения право расследовать уголовные дела, рассматривать заявления граждан и принимать по ним решения. То есть закрепляет за начальником те полномочия, которые уже сейчас имеют его подчиненные. Однако Генпрокуратура предлагает к этому законопроекту поправки отнюдь не технические, а именно: дать прокурору полномочия отменять незаконные (а это может означать любые. — «Эксперт») решения органов предварительного следствия, наделить прокуроров правом возбуждать уголовные дела в отношении следователей, судей, адвокатов и проводить по ним расследования. Примечательно, что на заседании думского комитета по конституционному законодательству и госстроительству 2 октября, где обсуждались поправки, прокуратуру представлял заместитель генпрокурора Сабир Кехлеров.

В сущности это предполагает пересмотр того баланса сдержек и противовесов, который возник в российской правоохранительной системе после создания в августе 2007 года Следственного комитета при прокуратуре. Если поправки будут приняты, Генпрокуратура может стать столь же всесильной, как при Владимире Устинове.

Зам сильнее шефа

До создания Следственного комитета при прокуратуре (СКП) следователь был полностью зависим от прокурора. Прокурор санкционировал арест и прекращение уголовного дела, его указания были обязательны для исполнения, кроме того, он возбуждал уголовные дела в отношении всех силовиков, в том числе и самих следователей. Это делало прокуратуру мощным и универсальным инструментом неформального решения самых разнообразных политических и экономических задач.

К примеру, нередким было возбуждение прокуратурой уголовного дела в отношении руководства неугодной фирмы. Если фирма шла на требуемые от нее уступки, объявлялось, что лица, совершившие уголовное дело, «не установлены», дело превращали в «висяк» и хоронили в милицейском архиве. У милицейских следователей не было полномочий такое дело закрыть, невозможно было его и расследовать — как правило, из таких уголовных дел предварительно изымалась доказательная база. А прокуратура в любой момент могла обнаружить «неустановленных лиц», вернуть дело к себе и арестовать строптивого фигуранта. «Уголовные дела экономического характера, возбужденные московской прокуратурой и Генпрокуратурой, нам присылали регулярно, — рассказывает один из московских следователей, ныне занимающий должность начальника следственного отдела. — Причем из материалов было видно, что стороны пришли к консенсусу и никакого расследования там не нужно вовсе. Однако прекратить такое дело может только вышестоящий прокурор, если он его не прекратил, мне с ним спорить бесполезно».

Изменения произошли во второй половине 2007 года, то ест

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (630) 20 октября 2008
    Кризис
    Содержание:
    Изменись — или проиграешь

    Главные надежды российского бизнеса в связи с кризисом: число паразитов-чиновников уменьшится, размеры взяток и откатов сократятся, а государство наконец займется поддержкой перспективных предприятий несырьевого сектора. Однако пока складываются прямо противоположные тенденции

    На улице Правды
    Реклама