Умершие не в СССР

Культура
Москва, 20.10.2008
«Эксперт» №41 (630)

Последние дни добавили к списку потерь — и без того обширному, — понесенных нашей культурой в 2008-м, еще два имени. Говорю «нашей культурой» — потому что «отечественной» вот уж семнадцать лет как звучит неточно, некорректно; хотя сказать хотелось бы именно так. С интервалом в неделю не стало двух балтийских «звезд», светивших в совершенно разных областях небосклона, с разной интенсивностью и в разном спектре, — но звездная карта нашего общего прошлого без них уже непредставима. 11 октября, в позапрошлую субботу, в Латвии умерла Вия Артмане. 17 октября, в прошедшую пятницу, в Эстонии скончался Урмас Отт.

Вия Фрицевна Артмане была одной из лучших (и любимейших у всесоюзной публики) советских актрис. В 1949-м она — крестьянская дочь из захолустной деревушки — пришла в театр «Дайлес»; Эдуард Смильгис, корифей латышской режиссуры, сразу разглядел в ней звезду — и списку ее ролей «на театре» многие могли бы позавидовать. Всесоюзную славу, впрочем, ей принесло кино: «Родная кровь», «Никто не хотел умирать», «Театр». Последний пример особенно ярок: не кинохит, но скромный телефильм по Моэму — в котором у Артмане (сыгравшей Джулию Ламберт) оказалась одна из самых блестящих и знаменитых ее ролей. После распада Союза Артмане, всегда любимую в Москве (в том числе и на кремлевском уровне), власти независимой Латвии воспринимали, скажем так, неоднозначно. С одной стороны — гордость местного искусства, «возможно, лучшая латышская актриса всех времен», как сказал о ней уже после смерти Алвис Херманис, режиссер Нового Рижского театра (именно туда она ушла из «Дайлес» в конце 90-х). С другой — баловень «проклятого социализма»: даже кандидатом в члены ЦК числилась. Дом, в котором она жила, при реституции вернули прежним хозяевам; много лет Вия Фрицевна прожила в небольшом дачном домике. Она, впрочем, демонстрировала завидные хладнокровие и энергию; она и к Херманису-то, новатору и набирающей силу европейской знаменитости, ушла потому, что не хотела превращаться в нафталинную «музейную приму», хотела живого, динамичного, полнокровного театра без оглядки на регалии. Она, пока могла, работала в полную силу, хотя в последние годы здоровье ее уже подвело: одни пишут — три инсульта, другие — два инсульта и инфаркт…

Ей было 79 лет.

Урмас Отт был, в сущности, просто телеведущим. Но именно он на перестроечной волне в конце 80-х показал советскому зрителю один из ликов телевидения совершенно нового типа: его «Телевизионное знакомство», ток-шоу, где перебывали десятки ВИПов и звезд первой величины, равно очаровывало «западным» имиджем красавца-мужчины Отта (эстонский акцент, арийское лицо) — и той небывалой свободой и вместе с тем естественностью, с которыми ведущий касался самых личных тем. «Личное», впрочем, нигде не переходило в «неприличное»: одежды не срывались и альковные тайны не разоблачались. Талант Отта — небывалый и ранее недозволенный для советского телевидения — был именно в умении говорить по-человечески и о человеческом даже с самым статусным собеседником, б

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (630) 20 октября 2008
    Кризис
    Содержание:
    Изменись — или проиграешь

    Главные надежды российского бизнеса в связи с кризисом: число паразитов-чиновников уменьшится, размеры взяток и откатов сократятся, а государство наконец займется поддержкой перспективных предприятий несырьевого сектора. Однако пока складываются прямо противоположные тенденции

    На улице Правды
    Реклама