Суверенно-цифровая

Максим Соколов
3 ноября 2008, 00:00

Кроме того что российская представительная демократия в смысле суверенности (под каковой обыкновенно разумеются новации в сфере избирательного законодательства и практики) идет впереди планеты всей, сходного опережения можно ожидать и в технологическом отношении. Власти полюбили интернет, и ЦИК РФ работает над внедрением онлайнового голосования — предполагается, что такая форма волеизъявления, признаваемая наравне с обычной, будет применяться уже на выборах 1 марта 2009 года. Тогда впереди если не планеты всей, то большой части этой планеты окажутся приобщившиеся к новейшим технологиям избиратели Хакасии, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Татарстана, Архангельской, Брянской, Волгоградской, Владимирской областей и Ненецкого АО.

Оставим то напрашивающееся замечание, что как минимум в половине названных регионов имеет место устойчиво предсказуемое (90% и больше за определенного кандидата) голосование и зачем интернет, когда все и так хорошо. Если же все-таки нехорошо, то уместно вспомнить давнюю (60–70-е гг.) мудрость времен компьютерной эйфории: «Если нечто не работает в бумаге, в компьютере оно работать тоже не будет».

Это суждения можно оставить, потому что резоны ЦИК очевидны. Во-первых, ЦИК — это министерство выборов, а министерство должно постоянно над чем-то работать, изобретать целевые программы etc. Выборы не каждый день, но свою нужность приходится доказывать ежедневно. Это уже вопрос чисто организационный. Например, г. Москва и Республика Татарстан никак не могут считаться особо антибюрократическими регионами, однако сложилось так, что в них празднование Дня города и Сабантуя происходит, подобно выборам, периодически, но редко, и поэтому обеспечение празднований возлагается на структуры общего назначения — примерно как в других странах выборами занимается МВД, которое еще много чем занимается. Учреди же Ю. М. Лужков Министерство Дня города, а М. Ш. Шаймиев Министерство Сабантуя, соответствующим министрам, подобно В. Е. Чурову, круглый год приходилось бы изобретать какие-то новые методы празднования.

Во-вторых, ЦИК настроен на твердое задание: явка любой ценой. Это при том, что ресурс дисциплинированности уже очевидно вычерпан, а степень интереса и уважения к представительным органам — соответственно и к выборам в эти органы — только снижается. Чтобы при таких расходящихся ножницах что-то еще и повысить, приходится искать самые нетривиальные ходы и хвататься за любую соломинку. Вероятно, интернет-сообщество сочтено именно таковой соломинкой. Сейчас члены этого сообщества ни за что не оторвут задницу от кресла, чтобы пойти на участок; если же предложить им новую игрушку, то почему бы им в нее не поиграться. А это искомые дополнительные проценты участия. Предложи сейчас кто-нибудь телепатические выборы, ЦИК и эту идею бы подхватил.

В-третьих, есть резон теннисно-горнолыжный. При Б. Н. Ельцине все вельможи играли в теннис, при В. В. Путине, оставив мяч и ракетку, вельможи дружно увлеклись горными лыжами, а Д. А. Медведев известен как любитель электрического интернета. Предложить начальству что-нибудь онлайновое — это самое то.

Мы заранее выносим за скобки скептические соображения самого интернет-сообщества, заключающиеся в том, что обеспечить чистую фиксацию результатов технически хотя и возможно, но довольно сложно и дорого. Если же не увлекаться перфекционизмом, то система будет столь дырявая, что всякий, кому не лень, сможет поотдавать голоса в меру своего желания и своей испорченности — и результаты могут получиться сногсшибательные. Равно и то, что бумажные бюллетени — это какая-никакая, но все же страховка от совсем смелого улучшения ошибок Фортуны. На край их и пересчитать можно, а что там будет с электронными протоколами и как наблюдатели будут их пересчитывать — Бог весть. Хотя, возможно, мысль об избавлении от бумажных бюллетеней способна сама по себе греть душу, поскольку нечего будет пересчитывать.

Попробуем, впрочем, вынести за скобки все соображения аппаратного, технического, политического (в смысле твердого задания) etc. свойства, заранее допустив, что ЦИК движим исключительно стремлением к общему благу, желая въехать в демократию XXI в. по цифровому хайвею. Мечты Билла Гейтса сбываются в России. Тем более что про всеуравнивающий интернет как основу новой всеобщей демократии сколько уже было говорено. Граждане, сидя дома, дружно жмут на кнопки, обсуждая и вотируя самомалейшие вопросы, и впервые в человеческой истории возникает подлинное народовластие. В. Е. Чуров вряд ли мечтал столь широко, но почему бы и нет?

Прежде всего заметим, что опыт интернет-голосований, а равно и интернет-обсуждений сильно противоречит нарисованной утопии. Даже отвлекаясь от прямого жульничества и от постоянной казацкой сумятицы, на фоне которой парламентские прения (тоже, в общем, довольно бестолковые) выглядят образцом разумной беседы зрелых мужей, обратим внимание на имманентное качество общественной интернет-жизни. Не будем употреблять заезженное «виртуальность» — скажем проще: легковесность.

Она связана с отсутствием какого бы то ни было сопротивления среды — не только в смысле власти роковой, но и в смысле необходимости совершать простейшие физические действия. Куда-то пойти, что-то проорать, где-то прозаседаться. Все можно сделать, не выходя из своей квартиры. При такой невыносимой легкости бытия и феномены, порождаемые таким бытием, оказываются невыносимо легкими. Сегодня кампания в защиту Фомы, завтра Фома полностью забыт, а идет столь же страстная кампания в осуждение Еремы. Аналогично и различные коалиции, союзы etc., перейдя в режим легковесного интернет-бытия, сократили период своего полураспада с годов до недель. Легковесная политика, легковесная экономика — все это очень живо, занимательно и с немедленной доставкой на дом, но жизнь осталась такой, какова она есть: совсем не легковесной и больно бьющей. Выбирать аппарат насилия (а чем еще власть является?) в атмосфере невыносимой легкости — это была бы такая сшибка электрического фантома с грубой жизнью, что лучше бы не надо.