Вихрь vs антитеррор

Культура
Москва, 03.11.2008
«Эксперт» №43 (632)
Любого героя — и британского спецагента Джеймса Бонда, и французского гангстера Жака Месрина — теперь следует делить на два

Мир меняется на глазах, а кинематограф занят тем же, чем прежде, — поиском героя: продюсеры пытаются заниматься социологией, но все равно двигаются наугад в темноте.

Иногда выходит стопроцентное попадание, и колоссальный успех опровергает предположения о массовом оглуплении аудитории: так случилось с «Темным рыцарем» Кристофера Нолана, который, несмотря на приближение экономического кризиса, собрал в Штатах рекордную кассу, уступив только «Титанику». Иногда, напротив, и режиссер отличный (создатель «Обычных подозреваемых» Брайан Сингер чем плох?), и тема хороша, и персонаж всенародно любим — а выходит провал, как произошло с «Возвращением Супермена».

Даже из этого несложного противопоставления — а супергерои лучше всего позволяют судить о киногероях в целом — можно сделать вывод: положительные спасители человечества сегодня не внушают ни доверия, ни симпатии. Трудно сказать, где произошел перелом и кто тому виной, Нео ли из «Матрицы» или какой-нибудь Гарри Поттер, — однако нынче фаворитом народных масс может стать исключительно кто-нибудь двойственный. Это касается и героев комиксов: из последних удач назовем Хеллбоя, Железного человека и, разумеется, Бэтмена с Джокером на пару; в ближайшем будущем ожидаются совсем инфернальные «Хранители».

Параллельно с Голливудом собственный мониторинг зрительских ожиданий провели в Европе, чему доказательство — сразу два фильма, выходящих в России на днях: британский «Квант милосердия», новинка из серии о Джеймсе Бонде, и французский «Враг государства № 1» - о легендарном гангстере Жаке Месрине. В обоих случаях двойственность героя заложена в проект на системном уровне: «Квант милосердия» — второй фильм с агентом 007 в воплощении Дэниела Крэйга (а в общем счете — 22-й!), «Враг государства № 1» — эпопея в двух фильмах; сейчас на экраны выходит первый, с подзаголовком «Инстинкт смерти», зимой появится следующий — «Легенда». Двоятся на глазах и Бонд, и Месрин. Один — безжалостный убийца, но в то же время и влюбленный, насмерть раненный предательством женщины. Другой — романтик и идеалист, но в то же время и циничный грабитель и нарушитель законов. Выбор полюбившегося амплуа каждого из героев — в компетенции зрителя, почти как в компьютерной игре.

Если дело дойдет до выбора между Бондом и Месрином, сомневаться не приходится — народ предпочтет агента 007. Дело не в его британском шарме, качестве спецэффектов или размерах бюджета — разве что бюджета рекламного: Джеймса Бонда в последние годы пропагандировали так обильно и широко, что публика пойдет смотреть новый фильм о нем, что называется, «на автомате». Месрин же — личность специфическая: во Франции — культовый и противоречивый герой, как Че Гевара в Латинской Америке или Андреас Баадер в Германии, остальному миру (включая Россию) известен смутно. Однако рискну предположить, что со временем условный Месрин победит условного Бонда, и одержать победу ему помогут эти самые Баадер и Гевара — о которых за последний год тоже сделали по отличному фильму. Оба не остались

У партнеров

    «Эксперт»
    №43 (632) 3 ноября 2008
    Кризис
    Содержание:
    Удар силой в полтора триллиона долларов

    Наши собственные ошибки форсировали экспансию мирового кризиса в Россию. Теперь важно не совершить ошибок в новой глобальной схватке

    Обзор почты
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Реклама