Без плаща и кинжала

Максим Агарков
10 ноября 2008, 00:00

У нового президента Ингушетии высокий кредит доверия. Оправдает ли он ожидания, зависит от Москвы

Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров в первые дни после своего назначения встретился с лидерами ингушской оппозиции — теми самыми, кто требовал отставки Мурата Зязикова. На встрече присутствовали адвокаты Муса Плиев и Магомед Хазбиев, а также предприниматель Макшарип Аушев, который стал владельцем оппозиционного сайта «Ингушетия.ру» после того, как 31 августа в машине кортежа министра внутренних дел республики был убит основатель сайта Магомед Евлоев. Новый президент встретился также с родственниками Евлоева и выразил им соболезнование.

Это заявка если пока и не на новый политический курс, то на новый политический стиль. Прежние власти радикальную оппозицию и все ее доводы начисто игнорировали. Можно, конечно, по-разному оценивать степень ее влиятельности и адекватности. Например, экс-депутат Госдумы от Ингушетии Мухарбек Аушев называет оппозицию виртуальной. Иные ее шаги, вроде формирования некоего «альтернативного парламента» республики весной прошлого года, были на грани уголовного преступления. Однако именно через «Ингушетию.ру» в последние годы шли главные республиканские неофициальные новости (пусть эти новости и нуждались в проверке), и именно оппозиция остается единственной консолидированной политической силой в Ингушетии.

В свое время полпред президента в Южном федеральном округе Дмитрий Козак заработал себе прекрасную репутацию на Кавказе тем, что не брал взяток и не избегал встреч с участниками акций протеста. Юнус-Бек Евкуров, похоже, намерен следовать его примеру. И искать себе политическую базу не в Москве, как это делал Мурат Зязиков, а в Ингушетии.

«Мурат Зязиков был оторван от жителей республики, он существовал отдельно от людей, — говорит Магомед-Хаджи Албагачиев, председатель Координационного совета мусульман Северного Кавказа, в прошлом муфтий Ингушетии. — Новый президент демонстрирует открытость. После инаугурации он посетил мечеть, где общался с жителями Ингушетии, это импонирует им и сближает их с новым руководителем».

Поддержка президента жителями необходимое, но недостаточное условие для вывода республики из кризиса. Долговременный успех Евкурова будет зависеть от того, пойдут ли федеральные власти на то, чтобы изменить привычные им формы борьбы с терроризмом на Северном Кавказе.

Тяжелое наследство

Ингушетия — один из самых бедных регионов и в Южном федеральном округе, и во всей России. Потребительские расходы на душу населения, по данным Росстата, 2 тыс. рублей в месяц. Безработица, по официальным выкладкам, 24,5%. За 2007 год в Ингушетии было зафиксировано 40-процентное снижение производства. По сути республика живет на дотации из федерального бюджета, причем потоки федеральных денег текут, мягко говоря, не очень равномерно. Новенькие кирпичные коттеджи за стальными воротами на фоне саманных домиков, коров, пасущихся в скверах в центре Назрани, и изобилия таксопарков с разбитыми «шестерками» — верные симптомы расслоения населения, безработицы и коррупции. Что касается последней, вот характерный пример: одно из административных зданий ГИБДД в Ингушетии — это бывшая гостиница «Барс», владелец которой и по совместительству министр внутренних дел республики Муса Медов сдает ее в аренду собственному же ведомству. Это не считая банальностей вроде родственников Зязикова на множестве хлебных должностей.

 pic_text1 Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Ингушетия вышла на первое место в стране по количеству терактов. С начала этого года, по данным республиканской прокуратуры, было убито более 50 сотрудников правоохранительных органов, более 150 — ранено. Террор особенно усилился после убийства Магомеда Евлоева. Произошло несколько покушений на родственников бывшего президента Зязикова, обстрелян из автоматов и гранатометов его дом. Последней каплей стало нападение на колонну внутренних войск у села Галашки 18 октября. Погибли двое военнослужащих, пятеро были ранены. Настолько дерзких нападений на военных в Ингушетии не было давно.

Силовики отвечали на террор предельно жестко, нередко превышая полномочия. По данным правозащитной организации «Машр», с 2002 года по нынешнее время в Ингушетии было похищено 159 человек, в подавляющем большинстве случаев в причастности к этим похищениям подозревают силовые структуры. В начале этого года жертвами похищения оказались сотрудники телеканала Ren-TV и руководитель правозащитной организации «Мемориал» Олег Орлов, которых люди в камуфляже увезли прямо из номера охраняемой гостиницы «Асса» в Назрани. Через несколько часов их, пригрозив убить, выбросили из машины прямо в поле.

Десятки человек были убиты во время спецопераций и потом объявлены боевиками. Год назад в ходе одной из таких спецопераций в селении Чемульга погиб шестилетний Рахим Амриев — в доме его родителей искали боевиков, но так ни одного и не нашли.

Похищения и бессудные казни стали главной проблемой, вокруг которой объединилась ингушская оппозиция. Один из ее лидеров, Макшарип Аушев, осенью прошлого года чудом сумел освободить из подпольной тюрьмы в Чечне двух своих родственников, похищенных в Грозном. Для этого потребовалось устроить в Назрани двухдневный митинг, который не решился разогнать ОМОН. Основная претензия, которую оппозиция выдвигала Зязикову, заключалась в том, что на своей должности бывший президент даже не пытался ограничить произвол силовых структур.

Мурат Зязиков, произведенный в генералы ФСБ незадолго до президентских выборов в Ингушетии в 2002 году, пришел руководить республикой именно для того, чтобы развязать руки федеральным силовым структурам на вверенной ему территории. Очередной всплеск терроризма этой осенью свидетельствует, что карт-бланш, выданный силовикам, дал прямо обратный эффект.

Успех Евкурова будет зависеть от того, отдадут ли ему федеральные власти контроль за действиями силовиков на территории Ингушетии

Два генерала

Между старым и новым президентами Ингушетии много отличий. Генерал-майор ФСБ Мурат Зязиков — выходец из чекистской среды. Впитав специфику предыдущей службы, он готов был исполнять любые указания центра, иной раз вне зависимости от их законности и обоснованности. По некоторым данным, Зязиков утратил благоволение Кремля с уходом оттуда главного кадровика администрации президента и выходца из той же ФСБ Виктора Иванова, который в мае стал главой Госнаркоконтроля.

Генерал-майор Юнус-Бек Евкуров — армейский офицер. Свою карьеру он сделал вне Ингушетии. Командовал десантниками во время марш-броска к косовскому аэродрому в Приштине в 1999 году. Героем России стал в Чечне. В начале второй чеченской кампании Евкуров, тогда начальник штаба 217-го парашютно-десантного полка 98-й воздушно-десантной дивизии, лично участвовал в освобождении 12 российских военнослужащих, захваченных в плен боевиками. Помимо Звезды Героя у Евкурова орден Мужества, орден Красной Звезды и две медали «За отвагу». Награды боевые, высоко ценимые среди военных.

«Федеральный центр назначает президентом Ингушетии боевого офицера и шефа разведки военного округа, уж, наверное, не для того, чтобы потом никак не координировать с ним действия силовых структур по борьбе с терроризмом в республике», — отмечает Мухарбек Аушев. Возможно, в Кремле действительно поняли, что карт-бланш на уничтожение всех, кого силовики сочтут террористами, пора отменять. Или по крайней мере хотя бы советоваться по этому поводу с региональными властями. Если так — назначение Евкурова хорошая новость не только для Ингушетии, но и для всего Северного Кавказа.