Впередсмотрящий сходит здесь

Культура
Москва, 10.11.2008
«Эксперт» №44 (633)

На минувшей неделе, 4 ноября, мартиролог-2008 — и без того пугающе обильный — пополнился еще одним именем. В Лос-Анджелесе на 66-м году жизни умер от рака Майкл Крайтон — писатель, по преимуществу фантаст, хотя и другим жанрам (в особенности триллеру — а впрочем, были и научпоп, и травелог) он отдавал дань.

Не то чтобы всякий читающий человек в России схватился за сердце или лоб при этом известии: Крайтон, автор множества книг, общий мировой тираж которых перевалил за 100 (а то и за 150) миллионов экземпляров, у нас вполне читаем и почитаем, но преимущественно в рамках потребляющей фантастику прослойки. Однако стоит перечислить несколько названий — и вопрос «а это кто?» снимется даже у самого чуждого science fiction соотечественника. «Парк Юрского периода», «Восходящее солнце», «Сфера» и даже (в роли сценариста) культовый сериал «Скорая помощь» — ну да, все это он, Крайтон. Он был не только одним из самых издаваемых и богатых писателей мира, но и одним из наиболее часто экранизируемых. Причем — экранизируемых Голливудом, главным планетарным агрегатом масскультурного воздействия. И если по количеству экранных воплощений книг у Крайтона есть соперники-современники (взять хоть маэстро ужасов Стивена Кинга или мэтра «технотриллеров» Тома Клэнси), то по коммерческому качеству — то есть по числу блокбастеров, проектов крупномасштабных и амбициозных, — едва ли.

Впрочем, это не единственная область, в которой Крайтон был и, возможно, останется уникальным. Едва ли сегодняшняя массовая культура знает еще столь успешного, энергичного и увлекательного популяризатора самых передовых научных достижений — и столь убедительного, дотошного и компетентного экстраполятора самых мрачных страхов, с этими достижениями связанных. Пускай в крайтоновских сюжетах (а особенно в их экранизациях) и преобладал волевой американский хеппи-энд, где крепкие и умные парни торжествовали над очередной опасностью, неосмотрительно выпущенной из ящика научной Пандоры…

У Крайтона, надо сказать, были все данные, чтобы занять такую должность на кафедре научно-фантастической алармистики. К науке он имел самое непосредственное отношение. Хотя вначале быстро вымахавший подросток (рост у Крайтона был за два метра) делал успехи в баскетбольной команде школы Рослина, пригорода Нью-Йорка, потом — поступил в Гарвард на факультет английской литературы и вознамерился стать писателем. Редкий биографический очерк про Крайтона обходится без гарвардской истории о том, как профессора ставили ему за работы низкие баллы, критикуя стиль и слог, и как обиженный несправедливостью Майкл однажды подсунул им вместо собственного сочинения эссе Оруэлла. Оруэлл получил трояк с плюсом. Умный Майкл все понял — и, окончив-таки Гарвард, переметнулся в естественные науки. Он занялся антропологией в Кембридже (достиг изрядных успехов — читал лекции уже в двадцать три года), потом заинтересовался медициной (окончил Гарвардскую медшколу, поработал немного в институте биологических исследований в Ла-Холле). Однако обходной

У партнеров

    «Эксперт»
    №44 (633) 10 ноября 2008
    Послание президента
    Содержание:
    Между бюрократией и самостоятельным классом

    Исходя из послания Федеральному собранию, главный градиент политики Медведева — уменьшение политической роли исполнительной власти и увеличение влиятельности власти представительной. Делать это мы будем не торопясь

    На улице Правды
    Реклама