Черная работа

Геворг Мирзаян
доцент Департамента медиабизнеса и массовых коммуникаций Финансового Университета при правительстве РФ
17 ноября 2008, 00:00

Победа Барака Обамы может завершить ледниковый период в российско-американских отношениях. Но сделать это новому президенту будет крайне непросто

«Во вторник вечером весь мир рыдал от счастья. Пожалуй, в таком количестве слезы счастья не проливались ни разу за всю историю человечества. Плакали все не оттого, что демократ победил республиканца, и не оттого, что победитель молод и хорошо умеет делать из банальностей риторические фигуры. Все плакали оттого, что Барак Обама — негр, — пишет журналист британской Guardian Саймон Дженкинс. — Я тоже плакал, но кое от чего другого: ведь все те невообразимо громадные надежды, которые возлагает на Обаму мир, наивны и совершенно неоправданны... Бичом политики всегда была одна и та же ошибка: человека ценили за то, откуда он родом, а не за то, на что он способен. Трубить об “обамовской революции” чуть ли не как о втором пришествии — едва ли это сослужит самому Обаме хорошую службу».

Формально «пришествие» еще не началось. «В Америке должность президента занимает только один человек. Нужно, чтобы весь мир понимал, что на сегодняшний день это не я. Я стану президентом только с 20 января 2009 года», — не устает повторять Барак Обама. Однако работать его команда уже начала, и эта работа, в отличие от одухотворенной и энергичной предвыборной кампании, станет каторжным трудом по воплощению ожиданий в жизнь. Безосновательные надежды на Обаму как на мессию лишь осложнят эту работу и заставят его быть очень и очень осторожным.

Основные усилия новой администрации будут направлены на вывод США из экономического кризиса. Обама не сможет уделять внешней политике столько внимания, сколько Джордж Буш, и проводить ее так же активно. «За последние восемь лет мы предпочитали скрупулезному анализу безрассудные односторонние действия, отказались от продуманной, основанной на фактах политической дискуссии в пользу “доктрины Nike” — “Просто сделай, а как-нибудь потом прибери весь беспорядок, который ты создал”», — пишет Washington Post.

Поэтому отличительной особенностью «доктрины Обамы», очевидно, станет попытка сохранить за США позиции мирового лидера, используя для этого минимум ресурсов. Такой подход напрямую отразится на отношениях между Вашингтоном и Москвой, которые в последние месяцы переживают ледниковый период. На глобальное потепление при Обаме надеяться не стоит, но политика нового президента будет более прагматична, нежели воинствующий — и крайне затратный для Америки — «демократический фундаментализм» Джорджа Буша или его несостоявшегося преемника Джона Маккейна.

Радовать Москву должно и то, что при администрации Обамы во внешней политике США будут иные приоритеты, чем они были бы при Маккейне. «У Обамы сейчас есть более важные вопросы на повестке дня, — сказал “Эксперту” бывший советник министра обороны США Ричард Перл. — Россия в его внешнеполитическом списке находится где-то посередине. Самое важное на сегодняшний день — это Ирак и Иран». У России появляется слабая надежда, что ее наконец-то оставят в покое, позволив спокойно реализовывать свои национальные интересы в соседних странах.

Друг Барак

Во время предвыборной кампании оба кандидата говорили о России весьма жестко, Из-за августовских событий на Кавказе ни один из кандидатов не мог себе позволить позитивные тона. «Российско-грузинская война и то, что за ней последовало, стало самым серьезным ударом по нашим отношениям со времен окончания холодной войны, — пишет профессор Колумбийского университета Стивен Сестанович. — Эта война сделала отношения с Россией одним из центральных вопросов предвыборной кампании в США».

Однако даже несмотря на это высказывания Обамы о нашей стране были более взвешенными и прагматичными, чем у его республиканского визави, и во многом продиктованы ходом кампании. «По словам советника Обамы, одна из причин, по которой его босс не стал спорить со своим республиканским соперником по поводу конфликта из-за Южной Осетии, заключалась в нежелании отвлекать внимание от темы экономических трудностей США, в которой Обама был довольно силен, и переключать его на внешнюю политику, где преимущество было за Маккейном», — объясняет антироссийскую риторику Обамы американский политолог Дмитрий Саймс.

В остальном Обама выступал скорее за конструктивный диалог с Россией. В частности, он был против исключения России из «большой восьмерки», считая, что это лишит Вашингтон помощи нашей страны во многих важных вопросах мировой политики. «Это было бы ошибкой... Если говорить о том количестве радиоактивного материала, циркулирующего в странах бывшего Советского Союза, и о тех объемах технической информации, которыми располагают эти страны, то без участия России наши усилия на фронте нераспространения будут значительно ослаблены», — заявлял Барак Обама.

После победы Обамы некоторые российские политологи даже прочат тесное сближение Москвы и Вашингтона. Один из них, Сергей Марков, говорит: «Я вижу в новом президенте США “друга Барака”, способного непринужденно общаться с президентом России. Я довольно легко могу себе представить личную дружбу президента России Дмитрия Медведева и Барака Обамы, которые принадлежат к одному поколению. Думаю, что Обама и Медведев читали примерно одни и те же книги и смотрели одинаковые фильмы. И слушают примерно одинаковую музыку. В то время как между Маккейном и Медведевым — пропасть».

Более же трезвые оценки сводятся к тому, что от нового президента нам стоит ожидать конструктивного сотрудничества, но не более. «Обама критикует Буша за жесткую политику, прямолинейность, тактику односторонних действий, которые оттолкнули от США многих. Он хочет сделать образ США более привлекательным. Но думать, что Обама, будучи президентом, станет действовать так, как того хочет Россия, наивно, а то, что во главе угла внешней политики США будут интересы США, — очевидно», — полагает заместитель директора Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов. С ним согласен председатель комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов: «В российско-американских отношениях следует ожидать не теплоты, а продолжения выборочного сотрудничества, прежде всего в области нераспространения оружия массового уничтожения и борьбы с терроризмом».

Американские же эксперты соглашаются с тем, что при администрации Обамы отношения между Москвой и Вашингтоном будут исключительно прагматичными. «Ведя дела с Россией, Джордж Буш постоянно считал, что у него выстроена система личных взаимоотношений с Владимиром Путиным. И он постоянно рассчитывал на эти отношения — и это было ошибкой. У Барака Обамы таких мыслей нет», — говорит Ричард Перл.

Россия находится где-то посередине в списке внешнеполитических приоритетов Барака Обамы, самое важное сегодня — это Ирак и Иран

Новые горизонты

Впрочем, нынешний прагматизм Обамы, пусть и вынужденный, будет весьма кстати. Ведь именно его так недоставало российско-американскому сотрудничеству во время президентства Джорджа Буша-младшего.

В первую очередь Москва ожидает от Обамы прагматизма в вопросе развертывания восточноевропейского сегмента ПРО и прекращения поддержки крайне антироссийской политики в ряде восточноевропейских и кавказских государств. Российские аналитики также надеются, что Обама свернет проект ПРО — если не сразу, то со временем. «Избранный президент если не прямо, то косвенно уже высказывал сомнения в целесообразности разворачивания этих систем в Европе. Хотя ему, конечно, потребуется время, чтобы эту свою сомневающуюся нотку превратить в официальную позицию США», — говорит председатель комитета Государственной думы по международным делам Константин Косачев.

Косвенное доказательство правоты российского депутата — недавний конфуз польского президента Леха Качиньского. Пресс-служба польского лидера на днях объявила о том, что Барак Обама в разговоре с Качиньским выразил полную поддержку плану создания восточноевропейского сегмента ПРО. Сразу после этого пресс-секретарь Обамы Дэнис Макдоноу опроверг слова помощников польского президента, поставив того в весьма неудобное положение: «Президент Качиньский в переговорах поднял тему противоракетной обороны, но избранный президент Обама ему ничего не обещал. Его позиция по этому вопросу не изменилась со времен предвыборной кампании: Барак Обама поддерживает создание глобальной системы противоракетной обороны, но лишь тогда, когда ее технология будет эффективной».

Показательная порка польского президента уже вызвала широкое обсуждение в Европе. В западной части Старого Света появилась скромная надежда, что Обама прекратит политику Буша по натравливанию Восточной Европы на Россию и тем самым снимет лишнее напряжение в отношениях Брюсселя и Москвы. В самой Польше этот конфликт вызвал серьезные подозрения, что Вашингтон готов их сдать. «Можно предположить, что Обама не будет стараться выступить в роли посредника между странами ЕС, которые придерживаются разных позиций. По сути, это усиливает господствующий в Европе немецко-французский уклад, что невыгодно Польше. Эта незаинтересованность распространится и к рубежам нашего континента, то есть к сфере конфликта между Россией и ее бывшими колониями. То удовлетворение, с которым в Москве было встречено избрание Обамы, не сулит ничего хорошего. Следовательно, можно опасаться, что Обама, в отличие от своего соперника, даст Москве карт-бланш на восстановление ее бывшей империи», — пишет один из наиболее антироссийски настроенных польских журналистов Бронислав Вильдштейн.

Но больше всех беспокоится грузинское руководство. Учитывая важность Грузии в качестве коридора для транспортировки энергоносителей из прикаспийских государств в Европу, Америка в любой ситуации будет на стороне Тбилиси, но сами грузинские лидеры такой индульгенцией не располагают. Поэтому они очень надеялись на победу «ястреба» Маккейна. Госминистр Грузии по делам беженцев Коба Субелиани даже несколько дней перед выборами колесил на джипе, установив вместо номерного знака надпись «Маккейн». Но, к их сожалению, победа досталась другому. «Если Маккейн не планировал разбираться всерьез, кто прав, кто виноват, рассчитывая действовать в рамках общего предубеждения против России, то Барак Обама, возможно, уже сегодня понимает, что от таких союзников, как Саакашвили, может быть только хуже, потому что услужливый дурак опаснее врага. Вполне возможно, он примет к сведению мнение тех, кто говорит, что Саакашвили надо поменять на более вменяемого, более прагматичного и более предсказуемого политика», — считает директор Института стран СНГ Константин Затулин.

Новый хозяин Белого дома не хочет, чтобы горячий грузинский президент Михаил Саакашвили затеял очередную войну, тем самым добавив Америке головной боли и подвергнув опасности трубопровод Баку-Джейхан. В США уже начата информационная подготовка: все большее и большее количество СМИ пишет о том, что главный виновник августовской войны на Кавказе не агрессивная Россия, а безрассудная Грузия. «Неизбежный вывод таков: Саакашвили начал эту войну и лгал по этому поводу, — пишет Boston Globe. — Президент Обама должен будет разъяснить Саакашвили, что надежный союзник не пренебрегает волей Вашингтона и не занимается безрассудным втягиванием Америки в ненужную конфронтацию с Россией». В качестве наиболее понятного разъяснения видится отставка нынешнего президента Грузии. Преемником Саакашвили многие называют бывшего спикера грузинского парламента Нино Бурджанадзе, которая, как и Саакашвили, лояльна Вашингтону, но при этом гораздо более осторожна (есть еще кандидатура бывшего министра иностранных дел Саломе Зурабишвили).

Ловушка для президента

Все эти шаги вполне разумны и не повлекут за собой серьезного ослабления позиций Америки в прилегающих к России регионах. С другой стороны, они могли бы успокоить Кремль и привести к началу потепления между Москвой и Вашингтоном. Но при реализации этой политической линии Обама натолкнется на серьезное сопротивление американского консервативного истеблишмента, который вовсю пытается продемонстрировать новому президенту агрессивный лик Москвы и доказать, что в политике русским нельзя идти ни на какие уступки.

Американские СМИ и исследовательские центры уже начали создавать конфронтационный фон вокруг будущих отношений между новым президентом и Кремлем. Они прямо и косвенно утверждают, что Кремль хочет воспользоваться периодом смены американских администраций и быстро реализовать свои интересы. «Москва воспользуется ситуацией и попытается по максимуму расширить сферу влияния до того, как Обама разберется со всеми своими проблемами и сможет обратить внимание на отношения с Россией. Так, в ближайшее время стоит ожидать переориентации Киева в отношениях с Москвой, — говорится в докладе американского исследовательского центра Stratfor, аффилированного с американским разведсообществом. — Россия будет готова идти на переговоры с Соединенными Штатами и заключать какие-то масштабные сделки, однако продолжит увеличивать свое влияние в странах ближнего зарубежья».

Зацепившись за слова российского лидера об ответном размещении тактических ракет в Калиниградской области, американские СМИ развернули целую пропагандистскую кампанию. Все пишут о дерзости Кремля и о том, что новому президенту нужно поставить на место «обнаглевшую Россию».

«В заявлениях Обамы звучит обещание о создании новой, более многосторонней и гибкой внешней политики, которая будет свободна от агрессивных умонастроений президента Буша на основе принципа “кто не с нами, тот против нас”. Похоже, что Медведев и его наставник и протеже Путин больше заинтересованы в жесткой риторике и проведении разграничительных линий, нежели в изучении намерений Обамы», — пишет New York Times.

«Не так удивителен тот факт, что режим Медведева вместе с его повелителем Владимиром Путиным первым попытался запугать избранного президента, как удивительна (пожалуй, даже для Джо Байдена) та скорость, с которой Россия выступила с угрозами, — гневно продолжает Washington Post. — В Кремле понимают, что часть демократов скептически настроена в отношении строительства этих баз, так как, помимо высокой стоимости, сама их эффективность под вопросом. Москва рассуждает примерно так: Обаму надо поставить перед выбором и принудить к отказу от баз, тем самым доказав, что Россия может стоять вровень со слабеющей Америкой».

Некоторые американские СМИ доходят до того, что предсказывают Обаме глобальную проверку со стороны Кремля. «Впервые со времен холодной войны Россия предпринимает реальные действия в подтверждение своих угроз по поводу ПРО. Медведев проверяет Обаму. И он будет делать то же самое и на других фронтах. Снова может всплыть Грузия. Он хочет проверить, насколько близок Обама со своими европейскими союзниками, как он будет решать вопросы двусторонних отношений, как будет разыгрывать иранскую карту, когда США попытаются уйти из Ирака», — пишет корреспондент британского Economist в странах Центральной и Восточной Европы Эдвард Лукас.

В таких условиях новому президенту будет сложно идти на любые компромиссы в отношениях с Россией — какими бы целесообразными они ни выглядели.