Денег нет. Появилось время подумать

17 ноября 2008, 00:00

Господин Полсон передумал. На прошлой неделе он отказался от идеи вливания денег в экономику через помощь банкам, просевшим на ипотеке, и принял решение поддержать потребительское кредитование. Логика такова: сегодня на уровень экономической активности в Америке быстрее подействует прямая поддержка потребительского спроса. Китайцы отказались предоставлять кредит России под долгосрочные поставки нефти, так как решили, что в условиях кризиса они должны отказаться от планов промышленной экспансии, а вместо этого стимулировать строительство и потребление. В ближайшее время мы, судя по всему, увидим еще немало вариантов антикризисных планов разных стран, и все они будут иметь одинаковую эффективность — очень невысокую. Однако, несмотря на низкую эффективность, любой антикризисный план лучше его отсутствия. Задача государства сегодня — поддержать ликвидность собственного рынка, чтобы рецессия не превратилась в тяжелую и долгую депрессию. Но не более того. Рассчитывать на то, что государство сможет перевести рецессию в рост, нельзя. Более того, это будет вредно для будущего экономического развития любой страны.

Мы хотим сказать простую вещь: никакой волшебной таблетки от кризиса нет. Есть таблетка для смягчения симптомов — надо поддерживать денежное обращение в достаточном объеме для обеспечения нормального товарного оборота. Пытаться очень быстро восстановить инвестиционную активность бессмысленно, так как экономика не готова к инвестициям. Не ясны все важнейшие параметры — цена денег, ожидаемая рентабельность проектов, траектория курса национальной валюты. Надо ждать, когда экономика нащупает новую, более низкую точку равновесия.

Это значит, что единственно разумное поведение в условиях кризиса — меньше тратить и больше думать, пытаясь повысить эффективность своей деятельности. По-видимому, это одинаково верно для любых экономических агентов — физических лиц, частных компаний и даже государств. В этом смысле довольно скупой план антикризисных мер, принятый российским правительством, даже несмотря на отсутствие в нем ожидаемых всеми налоговых послаблений, кажется сегодня нормальным. В принципе, можно понять, что при падении цен на нефть вдвое бюджет правительства сегодня выглядит так же слабо, как и бюджет большинства российских компаний.

Дальше все будет развиваться по схеме классического рыночного кризиса, последний из которых, по-видимому, мир переживал в конце 50-х годов прошлого века. Будут сыпаться те отрасли, которые были стержневыми в цикле подъема, предшествующего кризису. Для нас это газ, нефть, строительство, металлургия. Этот процесс будет сопровождаться радикальным снижением темпов роста экономики или даже спадом. Однако одновременно, по мере сокращения этих отраслей, в экономике будут высвобождаться и дешеветь ресурсы, финансовые институты, резко сузившие кредитование, будут постепенно накапливать деньги, и через некоторое время выжившие компании увидят, что они стали очень рентабельными. В этот момент окажется, что цена денег уже существенно ниже ожидаемой отдачи на капитал, и начнется новый подъем.

Важно еще учесть, что отказ Китая от промышленной экспансии для всего мира, прежде всего для России, означает, что надо радикально менять представление о ближайшем будущем глобальной экономики. Грубо говоря, внешнего рынка больше нет. Экстенсивное развитие закончилось очень надолго. Все страны будут заниматься практически одним и тем же — наращивать эффективность, сокращать потребление ресурсов и формировать новые отрасли, которые станут лидерами следующих волн. Никто не знает, кто будет этими лидерами, но очевидно, что ближайшие годы будут годами интенсивной подспудной инновационной деятельности.

Это значит, что сегодня не надо просто строить дороги. При падении производства тяжелых отраслей процентов на двадцать нам в ближайшее время дорог хватит. Надо создавать технологии, которые позволят строить дороги скоростные и надежные. Трудно предположить, что сегодня лучшее время для масштабного строительства жилья. Пока денег нет, можно спокойно разобраться с тем, что строить и по каким технологиям.

Иначе говоря, чем быстрее все мы поймем, что сегодня время не ответов, а вопросов, тем спокойнее мы пройдем кризис.