Путь собирателя церкви

8 декабря 2008, 00:00

Утром 5 декабря в своей подмосковной резиденции в Переделкине скончался Патриарх Московский и всея Руси Алексий II

Сегодня в разговорах о церкви все чаще и чаще можно услышать: «А что было бы с РПЦ, если б Советский Союз не развалился?» Парадоксально, но многие считают, что высшему духовенству вообще и Святейшему Патриарху в частности было бы... легче.

В смысле — привычней. Став Патриархом в 1990 году, Алексий II руководил бы церковью в условиях, может быть, и непростых, но как минимум понятных — и ему самому, и прихожанам, и обществу, и власти. Но Патриарх начал свое служение в ситуации, для истории русской церкви беспрецедентной.

Патриарх Алексий (в миру — Алексей Михайлович Ридигер) родился 23 февраля 1929 года в городе Таллине (Эстония). В 1949 году окончил духовную семинарию, через год был рукоположен в сан диакона, а в 1950-м — в сан священника и назначен настоятелем Богоявленской церкви города Йыхви Таллинской епархии. В 1953 году окончил духовную академию. В 1961-м в Троицком соборе Троице-Сергиевой лавры пострижен в монахи. И пройдя все ступени монашеской иерархии, в 1968 году был возведен в сан митрополита. 7 июня 1990 года на Поместном соборе Русской православной церкви избран на Московский патриарший престол. Интронизация состоялась 10 июня 1990 года.

Его иногда называли «собирателем церкви». В том смысле, что в 1990 году, когда митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий стал Патриархом Московским и всея Руси Алексием II, и страну, и церковь надо было объединять. Эксперты в области религии сходятся во мнении, что в то время единая Русская православная церковь в нынешнем виде могла просто исчезнуть.

А на ее месте, скажем, возникло бы множество мелких церквей, с энтузиазмом отмежевавшихся от Москвы, — Белорусская, Эстонская, Молдавская, Казахстанская и т. д. Например, на Украине такой процесс был запущен — на Архиерейском соборе в Москве в 1992 году тогда еще законный митрополит Киевский Филарет впервые заговорил об автокефалии (полной независимости) УПЦ. В тот момент вопрос остался без ответа — обсуждать столь серьезные проблемы на Архиерейском соборе посчитали неправильным. А Поместный собор РПЦ с тех пор не собирали — в том числе чтобы не обострять церковную ситуацию на Украине.

«Проблема, которая ждет нас в связи с кончиной Патриарха, это созыв Поместного собора РПЦ для выборов нового Патриарха. Скорее всего, пункт о статусе УПЦ в повестке дня этого собора появится», — считает миссионер и богослов диакон Андрей Кураев. В 1992 году ситуация была не менее напряженной, чем сейчас. Но тогда «парада церковных суверенитетов» Алексию II удалось избежать.

Каким образом — вопрос, на который не получится ответить в жанре параграфа из учебника истории. «Он не был фигурой просто компромиссной, то есть той, которая не вызывала ни у кого возражений. Он был фигурой объединяющей. А это принципиальная разница», — сказал «Эксперту» главный редактор журнала «Фома» Владимир Легойда.

Так в 1990 году тысячелетняя традиция церковного единства Московского патриархата не оборвалась. С тех пор открыты 708 монастырей. В них почти 6 тыс. монахов и послушников и более 10 тыс. монахинь. В России, странах СНГ и Балтии действуют более 27 тыс. приходов РПЦ, свыше 26 тыс. священников и 32 тыс. дьяконов. Функционируют более 200 православных гимназий, лицеев и школ, около 10 тыс. воскресных школ, более 430 православных молодежных центров, 113 церковных приютов. Священнослужители РПЦ пришли в 2 тыс. воинских частей. Количество сестричеств милосердия, домов престарелых, благотворительных столовых, центров реабилитации наркозависимых и других собственных социальных учреждений РПЦ достигло почти 1,5 тыс. За рубежом действуют около 280 приходов Московского патриархата. 18 лет назад эти цифры были на несколько порядков меньше.

«Мы, смиренный Алексий Второй, Божией милостью Патриарх Московский и всея Руси...» — с этих слов начинается Акт о каноническом общении между РПЦ и Русской православной церковью за границей. Подписание документа, состоявшееся 17 мая 2007 года, — главное событие, которое в церковной истории будет связано с именем Алексия II. О значении этого Акта, о его трудностях и последствиях было сказано уже очень много. Сегодня можно сказать только одно. Девять месяцев назад скончался первоиерарх РПЦЗ митрополит Лавр. Его подпись — вторая, которая закрепляет Акт о каноническом общении. Владыка Лавр умер в первую неделю Великого поста. Святейший Патриарх Алексий II — в первую неделю Рождественского. Верующим людям трудно удержаться от параллелей: положив конец вековому расколу, иерархи словно выполнили свою миссию.

Алексий II пользовался авторитетом у власти. У одной части общества это вызывало неудовольствие, у другой — радость. Но это снова к вопросу о личности Патриарха. Если бы его авторитет во власти не признавали, не было бы и уважения к самой церкви. Премьер-министр Владимир Путин назвал его «не только религиозным, но и государственным деятелем». К этому можно по-разному относиться, но, по словам многих религиозных деятелей, не будь этого авторитета, жизнь той части общества, которая относит себя к православным христианам, была бы совсем другой — и едва ли лучше.

Свою последнюю Божественную литургию Патриарх совершил за день до кончины в Успенском соборе Московского Кремля. Именно здесь ровно 91 год назад, в 1917-м, состоялась интронизация Патриарха Тихона — и было восстановлено патриаршество в России. Он же возглавил сонм новомучеников и исповедников Российских. В тот же день Алексий II отслужил молебен у мощей святителя Тихона. «Рядом» со своим предшественником Алексий II провел свой последний день. Представители РПЦ считают это символичным. Напрашиваются параллели: о сравнении подвигов двух патриархов — первого в ХХ веке и первого в Российской Федерации.