Бакинские эмиссары

Книги
Москва, 15.12.2008
«Эксперт» №49 (638)
В России издан недавний международный бестселлер — история евразийской любви на фоне агонии Российской империи, написанная много лет назад неизвестно кем

Фантомная какая-то история с романом «Али и Нино», подписанным Курбан Саидом; не оставляет ощущение эксцентричного розыгрыша. Впрочем, чего не бывает.

Некий то ли иудей, то ли азербайджанец, то ли Лев Нусенбаум, то ли Ассад-бей бежит из Баку в Европу через Иран, после долгих мытарств оказывается в нацистской уже Германии, заводит дружбу с немецкой аристократкой, женится на богачке-чудачке-поэтессе, пишет и издает роман под псевдонимом, зарегистрированным на аристократку, эпатирует публику феской и кавказским акцентом, перебирается в Италию на хлеба «биографа Муссолини» и в разгар Второй мировой таинственно умирает в небольшом итальянском городке, где жители, преисполненные скорби по «собственному мавру», хоронят его ногами к Мекке, но ошибаются на 38, что ли, градусов… Лет через тридцать после первого выхода в свет роман обнаруживается на букинистических развалах, переиздается, становится международным бестселлером. Тут родина предъявляет права на своего героя, и история перекраивается — по новой версии автором оказывается уже совершенный азербайджанец, писатель Юсиф Чеменземенли, умерший в ссылке где-то под Нижним Новгородом, а хитроумный Ассад-бей — всего лишь публикатор, соавтор нескольких нелепых сцен, да и вообще — бакинский вор. Как бы то ни было, таинственный Курбан Саид теперь — азербайджанский писатель номер один в двадцатом веке, пусть даже и с единственным романом.

«Али и Нино» — вещь в беспроигрышном потребительском жанре «экзотическая мелодрама на фоне исторической катастрофы». В Баку начала двадцатого века соседствуют множество религий и культур. «Мы — это тридцать мусульман, четыре армянина, два поляка, три сектанта и один русский», — сообщает читателю ученик выпускного класса гимназии Али-хан из гордого рода Ширванширов во время обсуждения географического положения Азербайджана. Предмет обсуждения действительно животрепещущий — у каждого гражданина города есть собственное мнение на этот счет. Так, Али Ширваншир искренне полагает старый Баку фронтиром древней азиатской культуры с ее коврами, стихами, гаремами, истовыми правоверными-шиитами, а возлюбленная его грузинская княжна Нино Кипиани радуется, что живет в Европе, где не нужно прятать под чадрой свои прекрасные глаза. Таким образом, молодые люди живут в одном городе и на разных континентах, что не мешает им любить друг друга. До поры история закавказских Ромео и Джульетты складывается почти идиллически, даже семьи влюбленных не чинят особых препятствий, хоть и по разным причинам. Князь Кипиани после недолгих раздумий поддается увещеваниям хитроумного армянина-Меркуцио, обаяние заграничных поместий влиятельных Ширванширов также делает свое дело. Преданный конфидент Али-хана правоверный шиит Сеид Мустафа (почти брат Паоло) объясняет ему, что «грузинки — красивейшие женщины в мире, они ниспосланы правоверным самим Аллахом», а веру Нино менять вовсе не обязательно — зачем женщинам вера, если у них нет ни души, ни разума?

Вскоре, правда, ситуация осложняется — один шекспировский сю

Новости партнеров

«Эксперт»
№49 (638) 15 декабря 2008
Инновационный конвент
Содержание:
Не гасите генерацию

Молодежный инновационный конвент показал российскому обществу серию блестящих технологических разработок, часть из которых уже успешно коммерциализована. Новое поколение технократов готово к новым вызовам, и государству следует им помочь

На улице Правды
Реклама