Ароматы от сердца

Международный бизнес
Москва, 22.12.2008
«Эксперт» №50 (639)
Чтобы понять, что такое макияж, известный визажист и парфюмер Серж Лютанс много путешествовал и изучал лица. А все свои самые глубинные чувства он смог выразить только с помощью парфюмерии

«Современный мир — источник стресса. В нем созданы все условия для того, чтобы в человеке не раскрылся талант творца», — утверждает Серж Лютанс, одна из ключевых фигур современной индустрии красоты. В 60-х годах прошлого века Серж Лютанс работал в Dior, а в 80-х перешел в Shiseido. В бизнес обеих компаний Лютанс привнес массу инноваций — и в ассортименте, и в продвижении. Примерив разные творческие специальности (от парикмахера и визажиста до фотографа и сценариста), Лютанс в последние десять лет прочно утвердился в амплуа парфюмера — создателя терпких, насыщенных ароматов под авторским брендом. Компания Serge Lutens входит в холдинг Shiseido и является одним из его самых быстрорастущих парфюмерных бизнесов.

Сложные ароматы Лютанса оценили и в России: все пять лет присутствия марки на российском рынке продажи ежегодно вырастали вдвое. Сейчас московский ЦУМ — мировой лидер по продажам парфюмерии Serge Lutens. Причина тому — специфичный почерк Лютанса: его ароматы оригинальны даже на фоне селективной косметики, не говоря уже о массовых марках.

Сегодня, с наступлением кризиса, многие косметические компании охвачены какой-то суетой: они сужают ассортимент, осваивают более дешевые ниши, сокращают дистрибуцию. Немногие марки продолжают следовать выбранной стратегии — так, как это делает компания Serge Lutens.

Ее основатель не скрывает безразличия к социуму. Он живет в своеобразной резервации: на уединенной вилле в Марракеше с прекрасным садом, где многие деревья высажены им собственноручно. Парфюмер-мизантроп обожает животных. Наш разговор то и дело перебивают крики черных петухов, мелькающих в зарослях сада, да голоса певчих птиц, расположившихся на беседке из пальмового дерева. Вот вздрогнули кусты барбариса — это щенок погнал кошку. Лютансу кажется, что животные лучше людей, ибо последние больше склонны к насилию. А его объектом легче других может стать творческая личность.

Журналистов он, понятное дело, не жалует («И, пожалуйста, ни слова про бизнес!» — попросила перед интервью пресс-секретарь Лютанса). Наша беседа состоялась благодаря классической русской литературе, которую Лютанс считает безусловно лучшей. Разговор начался с его вопроса, который, честно говоря, застал меня врасплох: «Что вы думаете о “Братьях Карамазовых”»? И тут же посыпались другие: «Кто больше нравится — Достоевский или Чехов?», «Чему отдаете предпочтение — реальности или фантазиям?», «Какой жанр вам ближе — роман или новелла?» После этого блиц-интервью он смущенно улыбается: «Я очень люблю литературу и поэзию. Они — опыт одиночества. Как любое искусство, как создание парфюмерии». Я пользуюсь этим пассажем, чтобы наконец-то заговорить о нем самом:

— Потому вы и оказались в Марокко? С вашим статусом вы должны находиться в эпицентре моды. Изоляция нужна для вдохновения?

— Не могу сказать, что я очутился здесь преднамеренно. Скорее, по воле случая, который, впрочем, всегда всем заправляет в моей жизни. Место жительства для меня не важно — я привык чувствовать себя космополитом.

У партнеров

    «Эксперт»
    №50 (639) 22 декабря 2008
    Борьба с кризисом
    Содержание:
    Реанимация слушает

    Расшифровка кардиограммы пораженной кризисом экономики говорит о том, что первый, самый тяжелый, спекулятивно-финансовый этап потрясений, похоже, близок к концу. Еще одна хорошая новость: есть признаки того, что сильной девальвации рубля в будущем году удастся избежать и ЦБ сможет сосредоточиться на разогреве кредитного рынка

    На улице Правды
    Реклама