Бывало и страшнее

Международный бизнес
Москва, 22.12.2008
«Эксперт» №50 (639)
Южная Корея серьезно пострадала от кризиса в США. Бороться с его последствиями Сеул планирует за счет масштабного госстимулирования — впервые за много лет у страны будет дефицитный бюджет

«Десять лет назад все было намного страшнее, а сегодня много разговоров о кризисе, но люди не боятся», — говорит корреспонденту «Эксперта» знакомый южнокорейский бизнесмен. В Сеуле о кризисе можно догадаться лишь по массовым распродажам в торговых центрах, хотя об уменьшении количества клиентов говорят и работники ресторанов. Из-за кризиса MSCI.inc уже объявила, что перевод южнокорейской фондовой биржи в индекс развитых стран, который был запланирован на июнь 2009 года, теперь может быть отложен на неопределенное время.

Как и в большинстве других стран, основного удара здесь ожидают в первой половине следующего года, но экономисты довольно сильно расходятся в оценках его силы. Прогнозы экономического роста на 2009 год варьируются от 3% по версии министерства стратегии и финансов Южной Кореи до –3% по версии аналитиков UBS.

Как и десять лет назад, первой жертвой кризиса стала южнокорейская вона — за последние три месяца она потеряла 40% своего веса по отношению к доллару. «Правительство Южной Кореи не занимается искусственным поддержанием курса воны», — заявил в интервью «Эксперту» старший советник министра стратегии и финансов Южной Кореи Док Рён Ёон.

Падение курса воны имело сразу несколько неприятных последствий. Во-первых, южнокорейские компании и банки до кризиса заняли больше 200 млрд долларов за рубежом, и теперь платить по счетам стало значительно сложнее. Во-вторых, многие экспортные компании пытались застраховать свой бизнес от роста курса воны — банк компенсировал компаниям рост курса, но выигрывал в случае его снижения. Падение курса на десятки процентов поставило многих экспортеров на грань банкротства.

Впрочем, на этой неделе вона отыграла около 10% — после радикального снижения процентной ставки в США и объявления о достижении соглашений с США, Японией и Китаем о предоставлении займов центробанку Южной Кореи — на случай, если тому не будет хватать собственных золотовалютных резервов, превышающих сегодня 200 млрд долларов. Помогло южнокорейской валюте и возвращение на биржу иностранных инвесторов: в ноябре, впервые за последние шесть месяцев, иностранцы больше покупали, чем продавали.

Второй серьезной проблемой стало падение экспорта (на 19% в ноябре), не помогла даже девальвация национальной валюты. «Мировой спрос сокращается, даже слабая вона здесь нам вряд ли поможет», — признает Док Рён Ёон.

Южная Корея сохраняет положительный торговый баланс, но за счет уменьшения импорта — благодаря сокращению внутреннего спроса и падению цен на энергоресурсы. Но как бы то ни было, экспорт остается основой южнокорейской экономики, и полностью компенсировать потери от его сокращения Южной Корее в среднесрочной перспективе не удастся.

Так, в ноябре даже экспорт в Китай сократился на 32% по сравнению с прошлым годом. А ведь на китайский рынок приходится 20% южнокорейского экспорта. Американский же рынок вообще не сулит корейским товарам ничего хорошего: Южная Корея не смогла ратифицировать выгодный ей договор о свободной торговле при республиканца

У партнеров

    «Эксперт»
    №50 (639) 22 декабря 2008
    Борьба с кризисом
    Содержание:
    Реанимация слушает

    Расшифровка кардиограммы пораженной кризисом экономики говорит о том, что первый, самый тяжелый, спекулятивно-финансовый этап потрясений, похоже, близок к концу. Еще одна хорошая новость: есть признаки того, что сильной девальвации рубля в будущем году удастся избежать и ЦБ сможет сосредоточиться на разогреве кредитного рынка

    На улице Правды
    Реклама