«Рай» — это другие

Культура
Москва, 22.12.2008
«Эксперт» №50 (639)

Дуэт Леонида Федорова и Владимира Волкова, самый иконографичный альянс русского музыкального артхауса, выпускает новый альбом. Это уже третья их совместная работа за последние двенадцать месяцев — в начале уходящего года они записали диск «Красота», осенью в компании с Андреем Котовым и Сергеем Старостиным поработали над сборником духовного фольклора «Душеполезные песни на каждый день». Нынешний диск носит название «Сноп снов» и целиком записан на стихи Алексея Хвостенко и Анри Волохонского. В работе над записью принял участие композитор Владимир Мартынов. 27 декабря пластинку представят на концерте в Центральном доме художника.

«Поэзию я, честно говоря, недолюбливаю», — сказал Федоров в одном из интервью ровно четырнадцать лет назад, и сейчас с удовольствием подписывается под теми своими словами — но при этом только с нею и работает. «Красоту» записывали на стихи амстердамского художника Артура Молева, предшествовавший ей «Безондерс» был создан на основе сочинений обэриута Александра Введенского. А герои нынешней пластинки так и вовсе ассоциируются у слушателя исключительно с Федоровым: покойный Хвостенко записал с «АукцЫоном» диск своих песен «Чайник вина» и работал вместе с ними на «Жильце вершин» по Хлебникову, здравствующий Волохонский сам читал и исполнял свои произведения сразу на нескольких уже сольных опытах Леонида. Однако «Сноп снов» связался в основном из не самых известных текстов прославленных поэтов русского зарубежья. Исключением стал разве что известный каждому русскоговорящему «Рай» — правда, известный в том его искаженном варианте, который Борис Гребенщиков положил на музыку Франческо ди Милано и исполнил в саундтреке к фильму «Асса». Но его в трек-листе диска уравновешивает настоящий раритет — неизвестное стихотворение Волохонского «Галилея», написанное им во время несения службы на Голанских высотах в Армии обороны Израиля.

Никакого противоречия — Федоров действительно не работает с поэзией в ее общепринятом, школьном понимании: она для него скорее некое вещество, участвующее не то в шаманском обряде, не то в алхимической реакции по сплавливанию мелодии и слова — и выделению таким образом философского камня звучащего смысла. Это хорошо видно и по незатейливым названиям песен на «Снопе снов» — «Афроамериканская», «Французская», «Португальская», «Русская»; и по традиционным для федоровских дисков объемным сэмплам — песня «Давай поговорим» начинается с грозной цитаты из Шостаковича, а в открывающей композиции музыка дуэта обрамляет записанный много лет назад голос самого Хвостенко: броский звуковой коллаж вместо почтительной археологии. При этом никакого нарочитого авангарда или насилия над восприятием; наоборот, не будь этой — кажется, единственно возможной для данных текстов — музыки, воспринять их со слуха было бы даже тяжелее.

Как ни странно, это скорее пластинка Волохонского и Хвостенко, чем Леонида и его верного «коллаборатора». Лидер «АукцЫона» в своих сольных проектах последнего времени не просто, как уже много раз было

У партнеров

    «Эксперт»
    №50 (639) 22 декабря 2008
    Борьба с кризисом
    Содержание:
    Реанимация слушает

    Расшифровка кардиограммы пораженной кризисом экономики говорит о том, что первый, самый тяжелый, спекулятивно-финансовый этап потрясений, похоже, близок к концу. Еще одна хорошая новость: есть признаки того, что сильной девальвации рубля в будущем году удастся избежать и ЦБ сможет сосредоточиться на разогреве кредитного рынка

    На улице Правды
    Реклама