Надежда Америки

26 января 2009, 00:00

20 января Барак Обама официально вступил в должность президента Соединенных Штатов. Перед ним стоит сложнейшая задача — вывести Америку из экономического и идейного кризиса

«Наконец-то». Именно так называлась песня, под которую 44-й президент США Барак Обама станцевал со своей женой Мишель первый президентский танец. Наконец-то Америка продемонстрировала всему миру, что она является подлинно свободной от расовых предрассудков. Избрание Обамы — поистине историческое событие для Соединенных Штатов, и именно с чернокожим президентом американцы связывают все свои надежды. «Его называют новым Линкольном, новым Рузвельтом, новым Кеннеди — все эти сравнения делаются, естественно, в кредит. Подобно Линкольну, он должен воссоединить рассорившуюся нацию, засыпать рвы, разделяющие различные партии, и утвердить принцип равенства шансов для всех. Подобно Рузвельту, он должен во времена тяжелейшего кризиса вдохнуть в промышленность новую жизнь. Подобно Кеннеди, он должен вновь так мотивировать американцев, чтобы они воодушевились и были готовы работать ради общественного блага, а не ограничиваться личными эгоистическими интересами», — так выразила общие чаяния мировой общественности одна из немецких газет.

На церемонии инаугурации в Вашингтоне присутствовало почти 1,8 млн человек (притом что население самого города составляет 600 тыс.). Это почти в полтора раза превысило предыдущий рекорд, который до недавнего времени удерживал президент Линдон Джонсон. Все собравшиеся на инаугурацию с благоговением и криками одобрения внимали каждому действию на праздничной трибуне. Их радость лишь на несколько минут сменилась недовольным ворчанием, когда теперь уже бывший президент США Джордж Буш с каменным лицом покидал свое место на трибуне, чтобы на военном вертолете вылететь домой на ранчо в Техас.

Обама не обманул ожиданий собравшихся и с первых же слов инаугурационной речи стал дарить народу надежду. Он не говорил о том, что многие политологи считают неизбежным: о закате Pax Americana и превращении Соединенных Штатов из повелителя мира в один из крупных центров силы. Вместо этого новый президент зажигал сердца слушателей заявлениями о «восстановлении величия нашей нации».

И народу это понравилось. Согласно опросу Gallup, инаугурационную речь Обамы назвали «превосходной» 46% американцев, а «хорошей» — 35% (в 2005 году у Джорджа Буша эти цифры составляли 25 и 37% соответственно). Негативно к ней отнеслись лишь 3% респондентов, тогда как у Буша было 11%. Кроме того, 62% респондентов заявили, что после речи Обамы более оптимистично смотрят в будущее.

Впрочем, вряд ли к этим 62% можно отнести консервативную часть американского истеблишмента. Элита боится, что президент-популист в угоду толпе начнет уголовное преследование чиновников, ответственных за провал антитеррористической кампании Буша. Именно поэтому республиканцы в Сенате всячески пытаются оттянуть голосование по утверждению Эрика Холдера на пост генерального прокурора страны. «Я хочу быть уверенным, что нам не придется иметь дело с охотой на ведьм», — объясняет сенатор от Республиканской партии Джон Корнин.

Саботаж республиканцев в Сенате был лишь первой из трудностей президентского бытия, с которой столкнулся Барак Обама. И далеко не последней. Так, в его администрации уже случился первый скандал. Новый глава налоговой службы Тимоти Гейтнер был вынужден признать, что не платил значительную часть подоходного налога в течение последних нескольких лет. В ближайшее время, вероятно, президенту придется ответить и на другие весьма неприятные вопросы. Например, почему он, ратуя за перемены, привел за собой в Белый дом многих людей Билла Клинтона, в том числе его жену.

Все это будет постепенно размывать мессианский образ молодого президента и порождать в американцах сомнения относительно правильности их выбора во время серьезнейшего экономического кризиса, охватившего страну. Ключевым аргументом «обамоскептиков» является неспособность 44-го президента США принимать жесткие и быстрые решения, что он не раз демонстрировал в ходе своей предвыборной кампании.