Титан против Европы

26 января 2009, 00:00

В последнюю неделю января 2009 года топ-менеджеры двух ведущих космических агентств — американского NASA и панъевропейского ESA — проведут совместный мозговой штурм, результатом которого, как предполагается, станет принятие решения о выборе конечного пункта маршрута очередной научной миссии к дальним планетам Солнечной системы.

Финалистами этого «долгоиграющего» межпланетного конкурса стали два амбициозных проекта. Первый из них, план TSSM (Titan Saturn System Mission), предполагает отправку к Сатурну орбитального космического корабля, важнейшей начинкой которого станут посадочный модуль и наблюдательный шар-зонд, предназначенные для детального исследования крупнейших спутников Сатурна — Титана и Энцелада. Второй план, под аббревиатурой EJSM (Europa Jupiter System Mission), подразумевает запуск сразу двух автономных орбитальных аппаратов к Юпитеру, но основной его научной задачей также считается изучение не самой планеты-гиганта, а двух ее ледяных лун — Европы и Ганимеда.

Предварительный бюджет миссии (вне зависимости от того, какой из проектов победит) составляет порядка 4 млрд долларов, предположительное время ее старта — 2020 год.

Дорогостоящий интерес NASA и ESA к четырем большим спутникам Сатурна и Юпитера объясняется прежде всего тем, что все они считаются объектами, в той или иной степени обладающими набором предпосылок для возникновения примитивных форм органической жизни.

Так, согласно данным, полученным автоматической межпланетной станцией Cassini, сатурнианский Титан имеет плотную атмосферу, богатую углеродсодержащими молекулами. В свою очередь, у соседа Титана, Энцелада, в районе южного полюса выявлены так называемые горячие точки — зоны выброса мощных водно-ледяных струй: ученые полагают, что под поверхностью этого спутника Сатурна может скрываться океан H2O.

Юпитерианские луны Европа и Ганимед тоже, возможно, обладают подледниковыми океанами, причем размеры водного резервуара Европы, по оценкам астрофизиков, намного больше, чем у того же Энцелада. Кроме того, крупнейший спутник Солнечной системы Ганимед обладает собственной мощной магнитосферой, исследование свойств которой входит в шорт-лист научных приоритетов специалистов ESA. Впрочем, у проекта «Европа—Ганимед» есть весьма существенный недостаток: наличие мощного радиационного фона вокруг Европы: по оценкам ведущего специалиста калифорнийской Jet Propulsion Laboratory (JPL) в Пасадене Карлы Кларк, на создание эффективных средств радиационной защиты научного оборудования космических модулей может уйти от 20 до 30% совокупных затрат на проект.

Во многом именно этот неприятный бюджетный нюанс способствовал тому, что руководитель научной программы и глава Годдардовского космического центра NASA Эдвард Вейлер в последнее время стал склоняться в пользу альтернативной миссии к Сатурну—Титану—Энцеладу. В то же время его коллега, многолетний директор по науке ESA Дэвид Саутвуд, согласно полуофициальной информации, пока находится под влиянием «европейско-ганимедского» лобби планетологов. Промежуточные итоги, по всей видимости, станут известны 3 февраля, после специального совещания консультативного комитета ESA, и встреча в конце января руководства NASA и ESA — возможно, последний шанс американской команды Эда Вейлера переубедить Саутвуда и Ко.