Ни быкам, ни медведям

Максим Агарков
2 февраля 2009, 00:00

Правительство внесло в Госдуму законопроект об инсайдерской информации. Если он будет принят, на российских биржах останется только один игрок — государство

Озабоченное хроническим падением российских фондовых индексов, правительство внесло в Госдуму законопроект о «Противодействии неправомерному использованию инсайдерской информации и манипулированию рынком». По идее, он должен направить котировки российских акций вверх. Однако лекарство, приготовленное правительственными чиновниками, может оказаться гораздо хуже самой болезни: велик риск, что после принятия такого закона российский рынок ценных бумаг покинут последние игроки.

Кругом один инсайд

Само понятие «инсайдерская информация» в предложенном на утверждение депутатов законе трактуется очень широко и потому пугающе: «Инсайдерская информация — достоверная по своему характеру нераскрытая информация, раскрытие которой может оказать существенное воздействие на цены финансовых инструментов или товаров». Чуть ниже разработчики еще больше расширяют трактовку: «Информация является достоверной, если она относится к фактам, которые произошли или в отношении которых имеются разумные основания полагать, что они произойдут в будущем». Прогнозы, таким образом, тоже могут быть объявлены инсайдом.

Особенно любопытно такое положение: «Информацией, способной оказать воздействие на цены финансовых инструментов или товаров, признается информация, которую действующие разумно и добросовестно лицо или инвестор использовали бы для принятия решений об осуществлении операций с такими финансовыми инструментами или товарами». То есть любые данные, на основании которых инвестор может принять обоснованное решение, считаются инсайдом. При таком подходе к инсайду легко приравнять даже прогноз погоды, поскольку он может повлиять на стоимость нефтяных фьючерсов. Более того, широта определения позволяет назвать инсайдером почти любого жителя страны. Разработчики, например, долго перечисляют функциональные обязанности сотрудников коммерческих и некоммерческих организаций, которые являются инсайдерами, — получается, что под эту категорию подпадают все без исключения. Но и это, оказывается, еще не все: авторы законопроекта вводят термин «вторичный инсайдер» — человек, вольно или невольно получивший информацию от любого осведомленного лица.

В документе подробно расписано, что такое манипуляция рынком, впрочем, по мнению специалистов, к манипуляции отнесены не только действия по раскачке рынка или поддержанию искусственной цены на те или иные активы, но и, например, неоднократное неисполнение участниками торгов обязательств по сделкам. Правда, запреты касаются только сторонних игроков. На эмитентов ценных бумаг, а также на управляющие компании это положение не распространяется. Первые могут манипулировать рынком в случае риска снижения котировок своих акций, вторые — делать что угодно для выкупа, приобретения акций, погашения паев закрытых паевых инвестиционных фондов.

Есть и еще одно глобальное исключение: внесенный в Думу закон не будет действовать в отношении организаций и лиц, которые обеспечивают стабильность рубля, управление госдолгом, а также в отношении операций с муниципальными ценными бумагами и муниципальными долгами. Иными словами, право манипулировать рынками разработчики оставляют за государством.

Согласно законопроекту, к инсайду легко приравнять даже прогноз погоды, поскольку он может повлиять на стоимость нефтяных фьючерсов

Закон белых полос

Как это ни нелепо звучит, но сильнее всего Закон об инсайде ударит по прессе, причем не только по деловой. Журналисты в число инсайдеров попали по определению: в законопроекте написано, что инсайдерами являются «информационные агентства и иные лица, осуществляющие раскрытие информации на основании федеральных законов». В разделе «Манипулирование рынком» особо указано: «Распространение через средства массовой информации (в том числе электронные), информационно-телекоммуникационные сети общего пользования (включая сеть интернет), любым иным способом ложных или вводящих в заблуждение сведений», могущих повлиять на рынок, является манипуляцией. В качестве наказания закон позволяет лишать издания лицензии.

Вероятно, разработчики документа надеются, что жесткие санкции, обещанные прессе, уберегут российские компании от публикации негативной информации об их деятельности. Однако чиновники забыли, что пресса и так несет материальную ответственность за распространение недостоверных сведений — любая компания может подать в суд и компенсировать свои убытки от таких публикаций. Показательна в этом отношении ссора между Альфа-банком и газетой «Коммерсантъ», случившаяся в июле 2004 года. В газете появилась статья «Банковский кризис вышел на улицу», в которой сообщалось об очередях вкладчиков перед банкоматами и в отделениях Альфа-банка. По мнению банкиров, статья повлекла за собой массовый отток их вкладчиков. По итогам годичного разбирательства суд сначала удовлетворил иск банка, обязав издание опубликовать опровержение и выплатить 310,5 млн рублей, но затем оценил репутационный вред в десять раз ниже — в 30 млн рублей.

Этот случай заставил изрядно понервничать российское медиасообщество. Но тогда Альфа-банку удалось доказать в суде, что информация «Коммерсанта» была именно недостоверной. Законопроект об инсайде позволяет лишить СМИ лицензии даже за публикацию вполне достоверных сведений. И не только из области экономики. Инсайдерской информацией рискуют оказаться также криминальные сводки и политические новости.

Вспомним обещание Владимира Путина «прислать доктора» в «Мечел» и последовавшее за ним падение котировок долговых расписок компании (ADR) на 37,7%. Кстати, падали они даже не на РТС, а на Нью-Йоркской бирже. После заявления российского премьера в цене потерял не только «Мечел», но и многие другие предприятия черной металлургии, падение их котировок составило 5–10%. Высказывание Путина распространили информационные агентства, газеты, телекомпании. Вопрос разработчикам проекта: являлась ли эта информация инсайдерской?

Заплатят все

Основной целью, которую преследовали авторы законопроекта, по-видимому, являлась стабилизация и подъем российского фондового рынка. Возможно, вводя запрет на публикацию негативных сведений, игру на искусственное понижение или повышение фондовых показателей, можно было бы сделать рынок более предсказуемым. Однако в законопроекте, за исключением санкций для прессы, ответственность предусматривается весьма размытая. Многое должно регламентироваться постановлениями правительства или регулироваться довольно абстрактной формулировкой «в соответствии с законодательством Российской Федерации». Видимо, предполагается, что после принятия закон следует насытить подзаконными актами. Правда, есть опасения, что к тому моменту, как появятся остальные регулирующие механизмы, инвесторы уйдут с этой площадки, и вернуть их будет чрезвычайно сложно, если вообще возможно.

Есть еще одна весьма спорная законодательная новелла — «Юридические лица, являющиеся в соответствии с настоящим Федеральным законом инсайдерами, несут субсидиарную ответственность за вред, причиненный неправомерным использованием инсайдерской информации в результате действий лиц, занимающих должности в органах управления и надзора указанных юридических лиц, их сотрудников (работников)». Но «инсайдер», а тем более «вторичный инсайдер» — это, попросту говоря, любой человек, являющийся сотрудником фирмы или министерства. Вводить коллективную и весьма дорогостоящую ответственность для всех работников юридического лица едва ли разумно, если хочешь привлечь кого-либо на российский фондовый рынок. И второе. Существует опасность, что, если закон будет принят, правительство и государственные компании просто разорятся, коль скоро их сотрудники поголовно будут признаны инсайдерами.