Церковь и государство

Превращение церкви в мощный общественный институт в условиях кризиса традиционных демократических институтов неизбежно ведет к тому, что общество все больше стремится влиять на саму церковь

Всем известны слова Христа из Евангелия: «…отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» (Мф. 22:21). Но мало кто обращает внимание на содержание, наполнение этого «кесарево». Из Библии и древнейших текстов других народов мы знаем, что у правителей были четко определенные обязанности перед своими народами. Во-первых, они должны были поддерживать мир в народе. Это древнейшая функция правителя (царя) — судебная. Первые правители в Библии — судьи (через которых народом правил Бог). Во-вторых, защита народа от внешних врагов. При этом речи не идет о захвате чужих земель и народов. В-третьих, царь должен был обеспечивать свой народ продовольствием в период стихийных бедствий (создавать запасы на случай «тощих лет»).

Если внимательно посмотреть, то за тысячи лет основные функции правителей не претерпели серьезных изменений. Бросается в глаза близкое сходство этой древней политической теории с либеральным учением о государстве.

И отдельные христиане, и церковь в целом должны сотрудничать с государством в деле исполнения им этих трех функций. В этом смысл «отдавания кесарева».

Отделение церкви от государства

Утвердившийся в праве стран Запада и в России принцип отделения церкви от государства означает, что государство не вмешивается во внутренние дела церкви, а церковь не вмешивается в дела государства. И ничего больше. Все остальное зависит от размеров церкви и ее влияния в обществе.

В нашей стране господствует старое (XIX века) либеральное толкование понятия отделения, которое на практике нигде реализовано не было. Всюду состоялся исторический компромисс, где государство пошло на уступки. В его основе ― понимание того, что верующие-граждане обладают всем пакетом гарантированных и защищаемых государством прав и свобод и что для реализации этих прав необходимо нарушить значительную часть декларируемых либеральной теорией принципов отделения. Церкви лишили привилегий, но взамен дали права.

Согласно либеральной теории, светское государство признает религию частным делом своих граждан. Но если верующих граждан 40, 50, а тем более 80 процентов населения, то религия перестает быть частным делом граждан и становится общим делом.

80 процентов крещеных, то есть формально являющихся членами церкви, в России — это факт политический, вне зависимости от того, является ли церковь «мистическим телом», общественной организацией или национальным институтом. Это реальность, с которой любое государство должно (обязано) выстраивать отношения.

В США этой проблемы нет. Там нет ни одной религиозной общины, которая могла бы претендовать на выражение позиции от имени большинства нации. Дробление религиозного сообщества было заложено в основы США при их возникновении. Таким образом снималась угроза религиозной гражданской войны. И одновременно государство избегало возможности получить соперника-конкурента, что важно при федеративном устройстве страны.

Русская православная церковь — иерархическая структура. Она имеет руководящий центр в лице Поместного и Архиерейского соборов и св. Па

Новости партнеров

    «Эксперт»
    №4 (643) 2 февраля 2009
    Выборы патриарха
    Содержание:
    Обещание надежды

    Избрание патриархом митрополита Кирилла дает Русской православной церкви хороший шанс играть более заметную роль в общественных и политических процессах

    Международный бизнес
    Наука и технологии
    Культура
    Культура
    На улице Правды
    Реклама