Показана интенсивная терапия

Экономика и финансы
Москва, 23.02.2009
«Эксперт» №7 (646)
Истощающая валютные резервы страны спекулятивная атака на рубль требует серьезной инвентаризации мер валютного контроля. Возможно, стоит обсудить перспективу регулирования открытой валютной позиции банков и возврата к практике частичной продажи валютной выручки экспортеров

Статья отражает личное мнение автора.

В одном из своих первых выступлений в качестве министра финансов США Тимоти Гайтнер заявил, что сильный доллар отвечает национальным интересам страны. Это было сказано несмотря на то, что Соединенные Штаты испытывают серьезное конкурентное давление со стороны Китая и Японии, а сама американская экономика находится в кризисе, и в таких условиях ослабление доллара казалось бы естественным.

Российские экономисты спорят о другом. Что более оправданно: проводить обесценение рубля в несколько этапов или обвалить курс разом, а потом, если не будет противопоказаний, начать постепенный разворот? (Хотя о последнем говорится как-то вскользь.) Другими словами, предлагается выбор между «плохим» и «очень плохим» сценариями, которые рассматриваются как вынужденная мера ввиду отсутствия разумных альтернатив.

При этом продолжают по инерции повторяться мысли о необходимости диверсификации экономики, об уменьшении ее экспортной и сырьевой направленности, о погашении внешнего долга, о превращении рубля в полноценную мировую валюту, о снижении инфляции — хотя решение всех этих системных задач серьезно усложняется в условиях интенсивного ослабления курса национальной валюты.

Бегство от рубля

В последние годы (до нынешних кризисных событий) население и бизнес стали более охотно работать с рублями и сберегать в рублях (см. график). Эта тенденция была крайне важна, ведь доверие и предпочтения в валютной сфере — вещи очень инерционные, они формируются в течение длительного времени, и их весьма трудно переломить. Все помнили о том недоверии к рублю, которое существовало в первые годы рыночных реформ и породило бегство от российской валюты, девальвацию 1992–1994 годов и 1998 года, долларизацию, отсутствие нормального денежного обращения и прочие валютные «прелести» 1990-х. То, что рубль наконец начал занимать более прочные позиции в своей собственной экономике, заслуживало максимального развития и поддержки. Было необходимо закрепить решающую роль национальной валюты, превратив ее в основу финансовой системы страны.

И вот с начала острой фазы финансового кризиса за какие-то неполные шесть месяцев доля валютных депозитов предприятий и граждан вновь возросла до уровня восьмилетней давности, и этот показатель продолжает быстро расти (см. график). Как же можно рассчитывать на оживление внутреннего спроса, необходимое для оживления всей экономики, когда обесценение национальной валюты ведет к прямо обратному — обесценению рублевых активов и депозитов населения и бизнеса и, следовательно, сжатию спроса? Это уже не говоря о повышении стоимости обслуживания внешнего долга, размер которого для частного сектора составляет почти 500 млрд долларов, со всеми вытекающими рисками неплатежеспособности, а также о росте издержек в связи с удорожанием импорта, повышении инфляции и других последствиях девальвации.

Конечно, роль валюты определяется в первую очередь положением внутри самой экономики, но с помощью целенаправленной курсовой политики можно ситу

У партнеров

    «Эксперт»
    №7 (646) 23 февраля 2009
    Развитие кризиса
    Содержание:
    Жизнь без спроса

    Главной проблемой российских предприятий становится спрос на их продукцию. Если ее не решить, неизбежен новый виток кризиса с разрушительными последствиями для экономики большинства российских регионов

    На улице Правды
    Реклама