Машинист времени

Культура
Москва, 09.03.2009
«Эксперт» №9 (648)

В 1995 году заезжий немецкий журналист Инго Шульце, без памяти влюбившийся в Петербург, написал дебютный сборник рассказов «33 мгновенья счастья», галерею эксцентричных русских характеров. Но Россия, подарившая ему литературное амплуа, так и не ответила взаимностью: из шести написанных им книг на русский язык переведены только первые две. Сегодня, по прошествии почти пятнадцати лет, Шульце, автор, чей роман экранизирует крупная немецкая студия «Константин» и чьи книги — редкость для европейского автора — пришлись по душе американскому читателю, снова в России.

— Вам как писателю все еще интересна наша страна?

— Россия так и осталась для меня одной из самых интересных точек на карте земного шара. Конечно, сейчас я отношусь к ней намного критичнее, чем десять лет назад. Хотя, знаете, говорить, что в России все плохо — это практически литературная традиция, хеппи-энд ведь редко встречается у русских писателей, он не очень близок русскому менталитету.

— Ностальгия по разъединенной Германии и Восточному блоку, сквозной темой идущая в ваших книгах, рифмуется с ностальгией по СССР. Но ностальгия по советскому сегодня интегрирована в России в поп-культуру, как аттракцион с входным билетом. В Германии есть что-то подобное?

— Десять лет назад частное немецкое телевидение начало регулярно показывать передачи об истории ГДР, о символах того времени. Появился термин «остальгия» — тоска по Восточной Германии (Ost по-немецки «восток». — «Эксперт»). Но, честно говоря, я не знаю людей, которые хотели бы вернуться в ГДР.

— Сейчас ведутся ожесточенные споры на тему сноса в Москве памятников советской эпохи. Как с этим обстоят дела в Берлине? Что вы, например, думаете о сносе Дворца Республики?

— Это печальная тема. Мало того, что в угоду переписыванию истории сносят памятник архитектуры модернизма, так на его месте планируют реконструировать замок XV века, в котором жил курфюрст Фридрих II. Неужели в Германии нет достойной современной архитектуры, что приходится в центре города устраивать исторический «диснейленд»? А что касается публичных дискуссий, то через месяц — в середине апреля — я как раз буду выступать на организованной левыми конференции с короткой речью против возведения монумента объединенной Германии на фундаменте исторического памятника немецкому императору.

— Расскажите про ваш новый роман «Адам и Эвелин». Его название отсылает к библейскому сюжету. Что же является искушением для его героев?

— Действие происходит на озере Балатон в 1989 году, когда вдруг открываются границы Венгрии и герои попадают в западный мир. Искушение — это переход из восточного мира в западный. Это, если угодно, изменение любви, ведь любовь лета 1989 года отличается от любви 1990 года и тем более от любви 2009-го. Вот герои уходят с Востока на Запад, и Восток сам постепенно становится Западом.

— Вам не кажется, что дихотомия Восток-Запад в понимании «социализм-капитализм» безвозвратно устарела после 11 сентября и войны в Ираке?

— Нет, если это касается социальной системы, а не

У партнеров

    «Эксперт»
    №9 (648) 9 марта 2009
    Выборы в регионах
    Содержание:
    Первое испытание кризисом

    Российская политическая система обладает большим запасом прочности, «Единая Россия» стремится работать с самостоятельным и свободным избирателем, роль административного ресурса начинает снижаться — таковы итоги выборов 1 марта в российских регионах

    На улице Правды
    Реклама