Клюква, приятная во всех отношениях

Мария Терещенко
6 апреля 2009, 00:00

В Суздале прошел очередной Открытый российский фестиваль анимационного кино. Подведены итоги не только 2008 года, но и целой эпохи в истории отечественной анимации, которая столкнулась сегодня как с финансовым, так и с эстетическим кризисом

Современные русские мультфильмы дарят зрителям патриархальную благодать и отдохновение от прагматичного мира. Они воспевают русское культурное наследие, пестуют вечные ценности, а параллельно развлекают зрителя хорошими историями и беспроигрышными шутками. Гость, случайно оказавшийся в Суздале с 12 по 15 марта, мог бы сам в этом убедиться. И оценить, как гармонирует Суздальский анимационный фестиваль с атмосферой Золотого кольца. За окном роскошества русской природы, церковные купола, прилавки с этническими сувенирами, а в темноте концертного зала… — все то же в нарисованном или вылепленном из пластилина виде обретает вторую, экранную, жизнь. Остроумные, лиричные, сентиментальные и высокоморальные — наши современные мультфильмы выглядят так, будто приехали к нам из иной России, той, которую мы то ли потеряли, то ли никогда не имели.

Хороший пример — фильм «Очумелов» (по «Хамелеону» А. П. Чехова). В нежной акварели его создатель Алексей Демин изображает дореволюционный быт, простой народ и угодливого городового, разбирающего тяжбу между мужичком и собакой. Персонажи нарисованы на отдельных листочках бумаги, и такая остроумная полиэкранность формирует пространство для изобретательного и виртуозного монтажа. Все выдержано в печальном осеннем настроении, отчего просыпается ностальгия по миру чеховской прозы и по тем временам, когда правоохранительные органы хотя бы в теории готовы были озаботиться укушенным пальцем пьяненького ремесленника. Фильм получил приз за режиссуру и третье место в рейтинге зрительских симпатий.

Рядом с чеховской сатирой лирическая история о детских фантазиях и страхах — «Пудя» Софьи Кравцовой (по повести Б. Житкова). Главный герой фильма — очкастый мальчик — нашалил дома и теперь собирается бежать в Америку. К счастью, на его пути обнаруживается очаровательная булочная с гостеприимным булочником. Сентиментальность истории вкупе с вензелями и крендельками дореволюционной кондитерской принесли «Пуде» второе место в зрительском рейтинге.

Жюри, состоявшее из Константина Бронзита, Юрия Норштейна и других мастеров анимации, не вполне разделило восторги поклонников «Пуди» и признало его только «Лучшим детским фильмом», а главный приз выдало «Солдатской песне» Елены Черновой (серия из проекта «Гора самоцветов», по сказке Саши Черного). Фильм рассказывает о чудесном происшествии в солдатском полку: у молоденького служивого кто-то стащил денежку, отложенную для старушки-матери. И вот ангелы-хранители солдат пытаются придумать, как бы вора усовестить, деньги вернуть, но при этом избежать скандала.

Эта тройка суздальских фаворитов дает отличное представление о современной русской анимации, которая в последнее десятилетие живет за счет госфинансирования и стоит на четырех китах: патриотизм, гуманизм, мастерство и развлекательность. В сочетании с талантом режиссеров этих составляющих на протяжении 2000-х годов вполне хватало, чтобы обеспечивать нашим мультфильмам недурственное существование. В селекциях и конкурсах международных фестивалей на фоне потока сумбурных и часто неумелых западных экспериментов обойма наших мультфильмов все эти годы радовала внятными, осмысленными историями, хорошей техникой и национальным колоритом (который за пределами России выглядит небанально). У себя на родине добротные, вполне развлекательные, но при этом милые и добрые русские мультфильмы также встречали хороший прием, поскольку прекрасно вписывались в концепцию возрождения национального самосознания и обычно выигрывали по уровню техники и культуры в сравнении с игровым кино.

Конечно, успех — и фестивальный, и зрительский — никогда не был полным. Так, по количеству призов на международных смотрах Россия хоть и занимает заметное место, однако в пятерку не входит, отставая от Англии, Франции, Канады и др. А сердца широкого зрителя (даже национального) отданы, несомненно, американской и японской продукции. Но эта неполнота успеха еще недавно никого особо не тревожила. Казалось, что триумф нашей анимации — вопрос времени и хорошего пиара, так что со дня на день ожидался настоящий прорыв.

Увы, минувший год показал тщетность подобных ожиданий. За богатым бокс-офисом «Ильи Муромца» последовали очень скромные сборы других больших мультфильмов («Аленушка и Ерема», «Про Федота-стрельца», «День рождения Алисы»). Самый престижный анимационный фестиваль в Аннеси в этом году в основной конкурс взял всего две наши работы (в прошлые годы брали по три-четыре) — это при том, что в отборочной комиссии сидел представитель от России. Зрительские рейтинги Большого фестиваля мультфильмов (ноябрь 2008 года) вывели на первые два места зарубежные короткометражки. А отдельные опросы среди детей, посмотревших сборники наших мультфильмов, показали, что «Мадагаскары» и «Симпсоны» подрастающему поколению куда милее, чем только что увиденное.

Подобные факты, к сожалению, не вызывают удивления. Наблюдая нынешний суздальский конкурс, невольно ловишь себя на мысли, что наша анимация, будто некая «дама, приятная во всех отношениях», живет в постоянном поиске компромисса: между советским наследием и модными технологиями, между профессионализмом и финансовыми ограничениями (которые накладывает скудость госбюджета), между авторским взглядом и форматными требованиями ТВ-сетки (последнее уж вовсе странно, учитывая, что на ТВ наши фильмы попадают редко). Пытаясь нести разумное, доброе, вечное, идеологически выверенное и государственно одобренное, а одновременно — развлекать публику, пресыщенную американской продукцией, наши мультфильмы в результате не преуспевают по-настоящему ни в том ни в этом. И сегодня можно услышать самые противоречивые претензии к нашей анимации, которая оказывается то слишком развлекательной и легкомысленной, то недостаточно зрительской и слишком «клюквенной».

Некоторое недовольство собой заметно нынче и в анимационной среде. Так, например, в Суздале приз зрительских симпатий (к голосованию допущены только гости и участники) получил, как это ни смешно, венгерский фильм. «KJFG#5» Алексея Алексеева был сделан на Будапештской студии, но благодаря российскому гражданству создатель мог принять участие в национальном конкурсе. Это двухминутное кино про самодеятельный ансамбль из волка, зайца и медведя, которые фанатично репетируют незамысловатую мелодию, помимо зрительского приза получило еще три награды и, по слухам, было одним из основных претендентов на гран-при.

Судя по такому фавору «KJFG#5», русские аниматоры и сами не слишком довольны господствующими эстетическими тенденциями. И не только эстетическими. Финансовый кризис вкупе с задержками госфинансирования сильно ударил по нашей анимации и заставил заняться саморефлексией. Многочисленные разговоры, интернет-споры и круглые столы, кажется, привели к пониманию того, что анимации для развития необходимы кардинальные решения, экстренные меры — и никакие компромиссы ни в эстетических, ни в практических вопросах ей не помогут.