Сеньор, вассал и метр госграницы

Политика
Москва, 06.04.2009
«Эксперт» №13 (652)
Особые отношения Москвы с Рамзаном Кадыровым становятся уязвимой местом российских властей. Цена этих отношений уже слишком высока

Национальный антитеррористический комитет 31 марта не стал отменять режим контртеррористической операции (КТО) в Чечне, обещав «дополнительно проработать» этот вопрос. Комитет уточнил, что представит предложения по приведению борьбы с терроризмом в Чечне в соответствие с правовыми нормами и практикой, действующей в других регионах. Это означает, что режим КТО будет отменен, но только после того, как Кремль, Белый дом, руководители силовых структур и Грозный договорятся по неформальным вопросам.

Режим контртеррористической операции, согласно Закону о противодействии терроризму, позволяет силовикам проникать в жилище, проводить обыски, прослушивать телефонные переговоры без санкции суда и дает им многие другие чрезвычайные полномочия. В Чечне этот режим действует много лет на всей территории республики (для сравнения: в соседней Ингушетии он вводился только в отдельных селах и максимум на несколько дней). Правозащитники полагают, что режим КТО стал одной из причин бесконтрольности силовых структур на территории республики. Его отмена в масштабах всей Чечни не лишит ФСБ права в любой момент ввести режим снова в каком-нибудь селе или во всей республике — по Закону о противодействии терроризму для этого достаточно решения главы ФСБ или даже начальника республиканского УФСБ. С этой точки зрения отмена и вовсе станет шагом символическим.

Вероятно, обратиться к этому вопросу именно сейчас власти заставил экономический кризис, точнее, связанное с ним сокращение доходов федерального бюджета. По некоторым сведениям, бюджет Чечни, формируемый в основном за счет дотаций из центра, в этом году будет сокращен на 20%. Президент республики Рамзан Кадыров связывает отмену КТО с приданием грозненскому аэропорту статуса международного и открытием таможни на территории Чечни. Юридическая связь между этими двумя вещами не очевидна. Закон о противодействии терроризму, а также президентские указы, определяющие регламент работы силовых структур в Чечне, никак не оговаривают вопрос о таможне. Вероятно, тут действуют некие подзаконные акты, может быть, секретные. Чеченский президент, похоже, надеется восполнить финансовые потери бюджета за счет потока импортных грузов через Грозный. Рискнем предположить, что этот деликатный вопрос и станет главным предметом предстоящей «проработки».

Управление ФСБ по Чечне Кадыров не контролирует. Но чекисты вынуждены вести оперативную работу в республике из Владикавказа. В самой Чечне лояльные ее президенту силовики «опекают» их столь плотно, что не дают возможности встречаться с агентурой или проводить технические мероприятия без опасений раскрытия и того и другого. При такой жизни у ФСБ может не хватить сил, чтобы не допустить контроля президента Чечни над республиканской таможней. Кадыров сам по себе — дело одно, Кадыров с метром государственной границы — дело несколько иное.

Оставим ханжество: дырой в российской таможне никого не удивишь. В данном случае проблема в том, что у Рамзана Кадырова вместе с дырой появится независимый от фед

Новости партнеров

«Эксперт»
№13 (652) 6 апреля 2009
Мир после глобализации
Содержание:
Мир после Лондона

Саммит «двадцатки» показал, насколько резко ослабло глобальное экономическое лидерство США. Геополитические позиции Вашингтона по-прежнему сильны за счет подавляющего военного превосходства, но это преимущество будет таять под грузом региональных конфликтов, в которые вовлечена Америка

Спецвыпуск
Реклама