Президент в осаде

Николай Силаев
20 апреля 2009, 00:00

Грузинская оппозиция не может сместить Михаила Саакашвили. Но Саакашвили больше не может ее игнорировать

Через неделю после начала митингов в Тбилиси сторонники оппозиции не ушли с улиц. Мирить оппозицию с президентом приехал спецпредставитель Евросоюза по Южному Кавказу Питер Семнеби. Представители властей Грузии на прошлой неделе говорили, что в Тбилиси с той же целью вот-вот прибудет помощник заместителя госсекретаря США Метью Брайза, который считается едва ли не самым преданным союзником Михаила Саакашвили в Вашингтоне. Правда, в госдепартаменте такие сведения опровергают. Этим исчерпываются завоевания очередной грузинской революции. При всей их скромности они все же отличны от нуля.

Пикеты немногочисленны. Показательно, что у оппозиции не хватило людей для того, чтобы полностью блокировать резиденцию Михаила Саакашвили в тбилисском районе Авлабар. Не лучшим образом обстоит дело и со зрелищностью — участники пикетов на разные лады обыгрывают августовские истории с изжеванным Саакашвили галстуком и с его поспешной эвакуацией из Гори. Похоже, через неделю эти темы несколько приелись даже самим организаторам протестных акций.

Тем не менее крайне разношерстная оппозиционная коалиция, которую объединяет лишь требование отставки президента, не маргинальна. Оппозиционеры с гордостью рассказывают, что в ходе пикета у здания Общественного телевидения Грузии знаменитый режиссер, создатель фильма «Отец солдата» Резо Чхеидзе заключил себя в клетку в знак протеста против политики властей. Организаторам митингов удалось вновь вынести грузинскую политику на улицу, за пределы лояльного президенту парламента, и вновь втянуть в грузинский внутриполитический конфликт Запад, по крайней мере Евросоюз. Конечно, сейчас ЕС в Грузии представляет фигура не первой величины, но важен сам факт такого присутствия.

Михаил Саакашвили сделал выводы из истории своего противостояния с оппозицией полтора года назад. Он не предпринимает никаких открытых попыток разогнать митинги и вслух лишь говорит о необходимости сплочения общества перед лицом экономического кризиса. Зато по вечерам и ночью свет на улицах, где стоят митингующие, неожиданно гаснет, а некоторых из тех, кто расходится после пикетов по домам, по дороге избивают неизвестные люди в штатском. По словам главы Клуба независимых политологов Грузии Сосо Цискаришвили, это происходит постоянно с 10 апреля, причем полиция никак не реагирует на заявления оппозиционеров.

Такая тактика приносит Саакашвили определенные успехи. По словам Эроси Кицмаришвили, основателя телеканала «Рустави-2» и бывшего посла Грузии в России, американские власти задержали выплату очередного транша финансовой помощи Грузии в 242 млн долларов до 9 апреля, на которое было намечено начало акций протеста. Деньги были направлены только после того, как в Вашингтоне увидели, что власти не стали применять силу против митингующих. С другой стороны, Саакашвили показывает, что силу он при случае применить сможет и что силовые структуры ему полностью лояльны.

Главный вопрос для оппозиции сейчас — как она будет фиксировать свои скромные успехи. «В 2003 и 2007 годах организаторы протестов постепенно наращивали давление на власти, начиная с умеренных лозунгов и позже переходя к более радикальным, — замечает Эроси Кицмаришвили. — Сейчас с самого начала в ход пошло требование отставки президента. Почему — надо спросить у Нино Бурджанадзе». Похоже, никто не просчитывал вариант, при котором Саакашвили устоит после протестов.

Теперь снижение градуса требований может быть истолковано как поражение. Нагнетать противостояние рискованно в двух отношениях. Во-первых, люди на новые, более многочисленные митинги могут и не собраться. Как говорит Сосо Цискаришвили, за пределами столицы у оппозиции множество сторонников. По его словам, начиная с 9 апреля власти насколько опасались притока протестующих из регионов, что не пускали в столицу даже автобус с жителями самого Тбилиси, выехавшими из города на похороны. Однако, по мнению Эроси Кицмаришвили, оппозиция практически не вела пропагандистскую кампанию в провинции, к тому же сейчас сезон сельхозработ, так что вне Тбилиси людям не до митингов. Во-вторых, как бы ни было опасно для Саакашвили открыто применять силу против оппозиционеров, накануне 9 апреля он позаботился о том, чтобы у него оставалась такая возможность. Аресты членов партии Нино Бурджанадзе и последовавшие за этим телевизионные сюжеты о том, как они покупали оружие, готовясь к государственному перевороту, были призваны оправдать силовой разгон митингующих. Скорее всего, если оппозиция попытается, например, захватить какое-нибудь из административных зданий или офис Общественного телевидения, ответ будет очень жестким.

Контакты между оппозицией и властями уже происходят. Пока они бесплодны — Саакашвили отказывается обсуждать досрочные выборы, а его соперники не хотят снимать требование о его уходе. У оппозиции нет шансов достичь заявленной цели — отставки президента. Но президент уже не может игнорировать улицу. Режим, построенный им по итогам выборов в прошлом году, дал трещину. Штурм власти оппозиции не удался. Дальнейшее зависит от того, насколько разумно она поведет осаду.